Линки доступности

Насколько жизнеспособен Договор о свободной торговле в СНГ?


Заседание Совета глав правительств СНГ в Санкт-Петербурге. 18 октября 2011г.

Заседание Совета глав правительств СНГ в Санкт-Петербурге. 18 октября 2011г.

Экономические эксперты обсуждают последнюю интеграционную инициативу российского правительства

В Санкт-Петербурге на заседании Совета глав правительств СНГ подписан Договор о свободной торговле внутри стран Содружества. Как отметил во вторник вечером премьер-министр России Владимир Путин, документ удалось окончательно согласовать в ходе встречи премьеров стран СНГ в узком составе, которая вместо запланированного часа продолжалась несколько часов.

Перед заседанием Совета глав правительств СНГ Владимир Путин провел двусторонние переговоры со своими коллегами из Армении и Молдовы – Тиграном Саркисяном и Владимиром Филатом. Как сообщили российские телеканалы, Филат подарил Путину бутылку раритетного молдавского коньяка 1946 года выпуска.

Договор распространяется не на все товары

Первоначальный Договор о свободной торговле между странами СНГ был подписан еще в 1994 году. Тогда участники соглашения рассчитывали, что эта мера поможет им снять многочисленные торговые ограничения, даст толчок увеличению товарооборота и создаст условия устойчивого экономического роста. Однако ничто из задуманного так и не было осуществлено. Возобновить попытку было решено в 2008 году.

Сейчас между странами-участницами СНГ действует около сотни соглашений, регламентирующих условия торговли. Тем не менее, между государствами Содружества регулярно возникают различные торговые войны – «нефтяные», «газовые», «молочные», «винные» и другие, и нередко инициатором этих конфликтов выступает правительство России, которое сегодня взяло на себя роль главного интегратора внутри СНГ.

Нынешнее Соглашение о свободной торговле подписали восемь из одиннадцати стран СНГ. Воздержались от подписания премьер-министры Азербайджана, Туркменистана и Узбекистана. У каждой из этих стран есть свои интересы, прежде всего, в торговле углеводородами и другими природными ископаемыми. Кроме того, на Кавказе и в Центральной Азии по-прежнему существует ряд нерешенных территориальных споров, из-за чего противоборствующие стороны применяют друг против друга экономические санкции. Все это ставит под сомнение жизнеспособность нового соглашения, отмечают эксперты.

Подписанный документ предполагает отмену экспортных и импортных пошлин на многие товары. Вместе с тем в соглашении перечислен ряд товаров, на которые действие договора распространяться не будет.

Корреспондент «Голоса Америки» обратилась к российским экономическим экспертам с просьбой прокомментировать «второе издание» Соглашения о свободной торговле внутри СНГ.

Договор – промежуточный шаг к новому Союзу?

Доцент факультета международных отношений СПбГУ Дмитрий Евстафьев прежде всего отметил символичность количества подписавших Соглашение. Дело в том, что на эмблеме СНГ изображены как раз восемь рук, поднятых в голосовании «за».

Что же касается непосредственно Договора, предусматривающего создание зоны свободной торговли, то Дмитрий Евстафьев подчеркивает, что это – лишь один из шагов на пути к интеграции.

«Первый шаг – создание режима наибольшего благоприятствования во внешней торговле, – говорит он, – второй шаг – свободная экономическая зона, третий шаг – Таможенный союз. И как раз свободная экономическая зона – это приемлемый для всех механизм, который обеспечит повышение товарооборота между странами внутри этой зоны».

Эксперт также выделяет политическую и экономическую составляющие подписанного Договора. Первую он связывает с возможным созданием на базе зоны свободной торговли некоего пространства, «отдаленно напоминающего Советский Союз». И с подписанием документа эти геополитические цели приближаются, «потому что уже создан Таможенный союз, и объявленные планы о вовлечении в эту структуру Кыргызстана и Таджикистана становятся ближе», убежден экономический аналитик.

«С другой стороны, – продолжает Евстафьев, – необходимо вначале выстроить жизнеспособные хозяйственные процессы у себя дома и уже затем распространять эту модель дальше вовне. И именно на этой здоровой основе строились все известные мне хозяйственные союзы, которые имеют тенденцию к расширению. И в этом ключе мне пока непонятно, как будет работать единое экономическое пространство, шаг на пути к которому был сделан накануне».

Дмитрий Евстафьев поясняет, что снятие таможенных барьеров всегда оказывает положительное влияние на участников интеграционного процесса. С другой же стороны, если посмотреть на объемы внешней торговли стран, подписавших договор, становится ясно, что наибольшая доля внешнеторгового оборота выпадает на долю Евросоюза, Китая, Турции, но никак не на других участников Содружества Независимых Государств.

«И я не предвижу в этом отношении колоссального прорыва», – резюмирует Дмитрий Евстафьев.

«Для Путина важнее всего собственные политические амбиции»

Научный сотрудник Центра исследования модернизации при Европейском университете Санкт-Петербурга Андрей Заостровцев напомнил, что в Константиновском дворце Стрельны состоялось предварительное подписание документа, а окончательное запланировано на декабрь этого года, после того как соглашение ратифицируют национальные парламенты.

Эксперт затрудняется сказать, какие конкретные формы примет зона свободной торговли стран СНГ.

«Тут есть очень много вопросов, потому что Россия, Беларусь и Казахстан не были членами ВТО, а Украина, Молдова и Кыргызстан входят во Всемирную торговую организацию. И если они принимают российский Таможенный кодекс – а иначе никакой зоны свободной торговли не получится, – то они могут нарушить свои обязательства перед ВТО», – предупреждает Андрей Заостровцев.

Он приводит пример с Беларусью, которой после вступления в Таможенный союз пришлось принять таможенные тарифы Российской Федерации.

«Раньше белорус мог купить в Германии подержанную машину в хорошем состоянии за три тысячи евро, а сейчас он этого сделать не может, потому что в России действуют заградительные таможенные пошлины», – отмечает Заостровцев и задается вопросом: «А насколько украинцы будут готовы отказаться от покупки автомобилей в европейских странах по дешевке?»

Вместе с тем эксперт отмечает, что для той же Украины есть и привлекательные моменты от присоединения к зоне свободной торговли, поскольку значительная часть ее экспорта приходится на страны СНГ.

«И потом, Украина, очевидно, рассчитывает на поблажки со стороны России в вопросе о цене на газ. Ведь если Киев обозначит некие реальные шаги на пути экономической интеграции, Москве нужно будет предложить взамен какой-то пряник», – полагает собеседник «Голоса Америки».

В то же время для России приоритетом является решение политических задач. И в первую очередь, заявление об углублении интеграции на постсоветском пространстве важно для нынешней российской власти в начале выборного цикла, считает аналитик.

«Поскольку миф о величии СССР очень популярен среди российских избирателей, то они воспримут это очень положительно», – полагает он.

«Но и это не самое главное, поскольку, как известно, результат на выборах уже практически гарантирован. Поэтому разговоры об углублении интеграции – это реализация политической амбиции Путина, который когда-то сказал, что распад Советского Союза был "крупнейшей геополитической катастрофой", и который недавно провозгласил идею Евразийского Союза как свою президентскую программу на 12 лет. И то, что мы сейчас обсуждаем – один из шагов по реализации этой программы», – заключает Андрей Заостровцев.

«Россия – не самый привлекательный центр притяжения в мире»

Редактор отдела экономики журнала The New Time Дмитрий Докучаев признался, что он весьма скептически оценивает достигнутые договоренности.

«Бывшие республики Советского Союза пытаются о чем-то договориться уже 20 лет. И все их усилия пока сводятся к тому, что бесконечно плодятся новые структуры, смысл которых абсолютно непонятен простому обывателю. Все эти СНГ, ЕврАзЭс, ШОС, Таможенный союз и так далее… Все они понятны лишь чиновникам, которые ими руководят, а людям малопонятно, в чем заключаются интеграционные устремления их лидеров», – говорит Докучаев.

Аналитик сравнивает ситуацию с интеграционными процессами в ЕС, куда, по его словам, входят страны, у которых общего гораздо меньше, чем у постсоветских государств.

«Европейские страны, между которыми веками существовали жесткие границы, сумели их преодолеть и построить общее экономическое пространство, базирующееся на единой европейской валюте, – замечает эксперт, – а мы за последние двадцать лет, имея все исходные возможности, ни к чему похожему прийти не можем».

В результате, отмечает редактор экономического отдела The New Times, складывается парадоксальная ситуация, когда лидеры лишь подписывают многочисленные соглашения о дальнейшем углублении интеграции, но никто не может замирить Азербайджан и Армению. Хотя, казалось бы, это должны сделать их соседи, и в первую очередь – Россия. Вышла из СНГ Грузия, а с Беларуси (которая является участницей номинального Союзного государства с Россией) не прекращаются экономические конфликты, обращает внимание эксперт.

«Да, периодически нам сообщают о росте торговли с другими государства СНГ. Но создается впечатление, что если бы государства договаривались в двустороннем порядке, они достигли бы еще большего результата, чем от создания громоздкой конструкции в составе шести, восьми или десяти участников», – отмечает Докучаев.

«И еще нужно учитывать, что далеко не все государства, возникшие в результате распада СССР, готовы двигаться дальше в некоем российском русле. Существуют в мире другие центры силы, к которым их вольно или невольно выносит», – говорит Дмитрий Докучаев и в качестве примера приводит Китай, к которому все больше тяготеют центрально-азиатские государства. Он также добавляет, что в Европейский Союз, «пусть и испытывающий локальные трудности, но вполне процветающий», стремятся Украина, Молдова, Грузия и Армения.

«Что касается России, то преимущества от альянса с нами далеко не очевидны для многих стран. И наши периодически вспыхивающие "газовые конфликты" вокруг цены на поставку очень наглядно это показывают. Второй наглядный негативный пример – это использование такого неожиданного "оружия", как ведомство Геннадия Онищенко, в отношениях с соседними государствами, с которыми у нас что-то не складывается политически. Вдруг выясняется, что их товары по качеству недостойны российского потребителя. Все эти факторы, может быть, и выглядят достаточно мелкими, но они не работают на сближение наших экономик», – подытоживает Дмитрий Докучаев.

О других событиях на постсоветском пространстве читайте в рубрике «СНГ и регионы»

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

XS
SM
MD
LG