Линки доступности

Итоги расследования гибели сотрудников ЦРУ в Афганистане


Похороны одного из погибших в Хосте

Похороны одного из погибших в Хосте

Иорданский врач Халиль Балави вошел в контакт со спецслужбой своей страны, заявив, что у него есть выход на заместителя бин Ладена – Аймана Завахири. Балави предложил сотрудничество в ликвидации второго лица в иерархии Аль-Кайды, потребовав за это крупную сумму.

Иорданская разведка передала эту информацию резидентуре ЦРУ, и американцы назначили Балави встречу в Афганистане на авиабазе в Хосте. 30 декабря прошлого года иорданские агенты доставили Балави на территорию базы и подвели его к сотрудникам ЦРУ. В этот момент Балави детонировал спрятанный под одеждой заряд.

От взрыва шахида погибли пять офицеров ЦРУ, включая заместительницу резидента, а также два контрактника, иорданский агент и шофер-афганец. Инцидент, подобного которому не было в истории разведслужбы США, стал объектом тщательного расследования, и на этой неделе его результаты были оглашены.

Отдел контрразведки ЦРУ пришел к выводу, что перспектива ликвидации Завахири настолько увлекла афганскую резидентуру, что ее сотрудники пренебрегли правилами осторожности. Личность Балави не была достаточно изучена, а предупреждение одного иорданского агента о возможной двойной игре Балави оставлено без внимания.

Директор ЦРУ Леон Панетта назначил комиссию во главе с бывшим послом Томасом Пикерингом и бывшим начальником разведки министерства внутренней безопасности Чарльзом Алленом для выработки рекомендаций своему ведомству. В беседе с «Голосом Америки» Аллен отметил, что инцидент в Хосте следует считать провалом в работе не только афганской резидентуры, но и центрального аппарата.

Бывший директор ЦРУ Майкл Хэйден в интервью «Голосу Америки» выразил согласие с выводами комиссии: «Налицо – отсутствие должного контакта между разведкой и контрразведкой. Наши разведчики ведут активную работу по вербовке агентуры в стане врага. Но рядом с ними должен всегда находиться контрразведчик, задача которого – гасить пену и говорить: ребята, не торопитесь, давайте еще раз проверим, мне представляется подозрительным то-то и то-то. Одним словом, для безопасной работы разведки нужен постоянный омбудсмен».

Бывший резидент ЦРУ в странах Ближнего Востока и Южной Азии Чарльз Фэддис указывает на необходимость тщательного выполнения всех правил, установленных для работы с информаторами. «Мне самому доводилось проводить десятки подобных встреч, и я отправлял людей на сотни таких контактов, – рассказывает он. – Мои наставления гласили: никаких отклонений от процедур. Самых малейших. Смотрите, что произошло в Хосте. Балави привозят к базе. Инструкция гласит: все посторонние должны быть тщательно обысканы у ворот. Но его провозят через КПП на джипе, боясь “засветить”… Дальнейшее известно».

Как можно было доверять Балави, особенно после предупреждения с иорданской стороны, задает вопрос Фэддис и продолжает: «Понятие “двойной агент” исключает доверие, особенно в зоне военных действий. Человек, предлагающий доступ к верхушке террористической организации, изначально должен вызывать подозрения».

Бывшие сотрудники ЦРУ указывают также на проблему кадров. Большое число опытных работников покинули ведомство шпионажа после окончания «холодной войны». Нынешние работники заграничных резидентур были наняты после 11 сентября 2001 года. В большинстве они не владеют языками стран, где им приходится работать, слабо знакомы с их культурными и другими особенностями. Именно такова была ситуация в одном из важнейших отделений ЦРУ – в Афганистане. После кровавого инцидента ситуация там была радикально изменена.


XS
SM
MD
LG