Линки доступности

РПЦ о российской оппозиции: январские тезисы

  • Виктор Васильев

Патриарх Кирилл и Владимир Путин

Патриарх Кирилл и Владимир Путин

Вызовут ли выступления иерархов Русской православной церкви «брожение в умах» общественности?

Рождественское интервью телеканалу «Россия-1» патриарха Московского и Всея Руси Кирилла вызвало оживленную дискуссию в прессе и российском обществе, не чуждом религиозной тематики. Отголоски споров о том, какую роль Русская православная церковь (РПЦ) может играть в политической жизни, до сих пор расходятся по стране, как круги по воде.

Патриарх Кирилл в своем интервью, в частности, сказал: «Задача заключается в том, чтобы протесты, правильным образом выраженные, приводили к коррекции политического курса. Вот это самое главное». По мнению главы РПЦ, отсутствие правильного восприятия властными структурами протестных настроений – дурной знак, свидетельствующий об их неспособности «к самонастройке». «Власть должна настраиваться, в том числе и воспринимая сигналы извне... и корректировать курс», – добавил он. Как ему представляется, общество «должно иметь право высказать свое недовольство». Одновременно патриарх Кирилл подчеркнул, что церковь не занимает чью-либо сторону в споре.

Публицистика или «фашистский меморандум»?

Анализируя слова патриарха, священнослужитель неканонической Апостольской православной церкви, бывший священник РПЦ Глеб Якунин обратил внимание на то, что патриарх выступил вскоре после статьи главы синодального отдела РПЦ по взаимоотношениям церкви и общества Всеволода Чаплина «Непразд(нич)ные мысли».

В разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» Якунин заклеймил статью как экстремистский меморандум: «В "Непразд(нич)ных мыслях" Чаплин, в числе прочего отметил, что "лидерам русских организаций стыдно стоять на одной трибуне с Немцовым, Каспаровым, Собчак". Чаплин также высказал убежденность, что пора приступить к "серьезному общенациональному диалогу об основах политического и экономического устройства страны, в том числе о роли и статусе русского народа" и призвал ужесточить меры контроля за мигрантами».

По оценке Якунина, Чаплин считается в патриархии своего рода «церковным министром внутренних дел», по сути – вторым или третьем лицом в иерархии. «Вполне возможно, Кирилл говорит так, чтобы смягчить этот удар (интервью Чаплина – В.В.). Картина в ближайшие дни должна проясниться. Долго патриарх молчать не сможет», – резюмировал отец Глеб. Он также допустил, что все это может быть «игрой в две руки».

«За день-два там (в Московской Патриархии – В.В.) все может смениться. Как 24 сентября сменился кандидат в президенты РФ – быстренько, за 10 минут. В церковной сфере такую операцию тоже способны стремительно провести», – предположил священнослужитель.

«Вероятно, что это просто сделано на всякий случай. А вдруг победит оппозиция, а не Путин? Поэтому надо иметь запасной выход, как это бывает в кинотеатрах. На случай поражения, чтобы уже совсем не опозориться перед народом», – обобщил он.

Ему кажется, что слова Кирилла в адрес участников протестных акций на Болотной площади и проспекте Сахарова носят тактический характер. «А дальнейшие выступления (патриарха) будут все более жесткие и наполнены восхвалениями идей, с которыми выступает Владимир Путин», – заключил он. Вместе с тем, Глеб Якунин признал вероятность некоего разномыслия внутри церкви по поводу протестных настроений в России: «На некоторых сайтах, отражающих позицию московской патриархии, приветствовали митинги. Посмотрим». Одновременно он абсолютно исключил, что патриарх и Всеволод Чаплин могли выступить независимо друг от друга.

Эволюция вместо революции

Директор Института религии и права (ИРП), сотрудник Центра по изучению проблем религии и общества Роман Лункин, напротив, полагает, что публичные заявления предстоятеля РПЦ и Всеволода Чаплина явно противоречат друг другу. Он считает, что перед ними просто стояли разные цели. По его оценке, патриарх говорил сдержанно, как и подобает главе церкви, а протоирей Чаплин больше выступал для «внутренней православной "тусовки", чтобы эпатировать окружающих».

«Патриарх, собственно, солидаризируется с позицией российского государства и руководства РФ. Его нельзя уличить в том, что он чрезмерно поддерживает оппозицию или говорит, что власть должна именно с оппозицией вести диалог и прислушиваться только к ней. Сказать, что патриарх занял позицию Медведева или Путина, тоже нельзя, потому что вроде бы официальная линия Путина как раз сводится к тому, что надо служить обществу. А Медведев дает понять, что демократия, особенно западная, американская – это нечто чуждое российскому обществу», – констатировал Лункин.

Директор ИРП выделил в интервью патриарха два акцента. «Он поддерживает ту линию, которую взял президент Медведев – на модернизацию, либерализацию и на то, что РПЦ готова и дальше заявлять, что гражданская активность – это хорошо. С другой стороны, Кирилл выступает за стабильность, отсутствие революции и эволюционный путь развития (страны)», – утверждает он.

Почему заявление патриарха прозвучало именно сейчас?

«Потому что накануне выступил Сурков, который фактически сказал, что это благодаря его политике произошла либерализация системы, и что это он довел дело до демократических реформ. Кроме того, после послания Медведева патриарх теперь смело может говорить, что надо идти на диалог с обществом», – поясняет Лункин. Как ему представляется, Чаплин выражает мнение значительной части православной общественности, которая по отношению к демократии настроена резко отрицательно.

Директор ИРП охарактеризовал оба заявления как острые по форме, но довольно банальные по сути, а в эссе Чаплина выделил сквозящее стремление разыграть русскую националистическую карту и скрытую неприязнь в отношении к эмигрантам.

«Самое важно для меня, что отец Чаплин фактически выступает, как Алексей Навальный. Совершенно необязательно нарочито подчеркивать свою ненависть к эмигрантам и говорить, что русский народ и культура – самые притесняемые. Это палка о двух концах. По смыслу, если доводить высказывания Чаплина до логического конца, то они разрушают Россию», – подытожил директор Института религии и права Роман Лункин.

Совсем иначе оценивает заочный диалог церковных иерархов протодиакон РПЦ, профессор Московской духовной академии Андрей Кураев. Он полагает, что это «несопоставимые тексты по своей значимости и церковной весомости, по своей взвешенности, продуманности и адекватности». Для него вполне ясен лейтмотив выступления патриарха: «Давайте видеть друг в друге людей, не ослеплять друг друга партийными очками». Комментировать заявления Чаплина Кураев не стал.

XS
SM
MD
LG