Линки доступности

Кто собрался на Чистых прудах в Москве


Мирный лагерь протестующих

Мирный лагерь протестующих

Лагерь оппозиции – важный опыт общественной жизни Москвы, – говорят участники

Третий день подряд на Чистых прудах в Москве стоит лагерь оппозиции, которые сами участники называют «ОккупайАбай». Название произошло от пришедшей на пруды Ассамблеи Occupy Moscow и от стоящего на бульваре памятника Абаю Кунанбаеву, под которым расположился информационный центр лагеря.

После «Марша миллионов» в Москве 6 мая, группы «рассерженных горожан» начали ночные прогулки по бульварам в центре Москвы. «Гуляющих» преследовал ОМОН и в течение следующих трех дней происходили постоянные задержания.

10 мая группу оппозиции прогнали с места сбора на Лубянской площади. Несколько десятков человек дошли до Чистопрудного бульвара и остановились здесь.

После спонтанной организации лагеря аресты участников почти прекратились. Количество участников, напротив, увеличивается с каждым днем.

Кто они?

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» спросил известного социолога Александра Бикбова о том, кто собрался в эти дни на бульваре.

Бикбов отделил участников первой ночи от пришедших на бульвар на следующий день. «Два дня назад вечером здесь был интеллектуальный бомонд Москвы, – журналисты, переводчики, журналисты, радиоведущие, преподаватели. Здесь собрались наиболее интеллектуально заметные в городе. У них не было общей идеи. Но они были подготовлены и информированы. Это были и производители потребители информационного контента. Они пришли участвовать и писать об этом, чтобы сообщить другим, – рассказывает Бикбов – Но на следующий день, когда было самое многочисленное собрание на этот момент, пришли те, кого не часто упоминают, когда говорят о составе митингующих: люди технического и ручного труда. Конечно, что я не скажу, что была вся Москва, но было смешение представителей самых разных групп. Они пришли посмотреть, что происходит и остались».

Бикбов уверен, что Чистые пруды превратились в «такое место, где теряется классовый смысл происходящего и лагерь становится общегородской институцией».

Бикбов отметил политические дискуссии, обсуждения, лекторий, которые организуют участники лагеря. «Это новое коммуникативное пространство Москвы. Если лагерь не разгонят, что его потенциал очень велик».

Общественное пространство

Сергей Решетин, общественный деятель и профсоюзный активист, также считает, что лагерь – важный опыт для Москвы и России: «Раньше улица не была приспособлена для общественной и культурной жизни. Даже для небольшого митинга нужно было поучать разрешение и ставить заборчики. Теперь люди, которые раньше копили в себе все свои размышление и воспринимали город только как дорогу: как добраться от пункта А до пункта Б, они начали воспринимать город как общественное пространство».

«Мне кажется, возникает такое пространство, где начинают обсуждать происходящее, что раньше могло иметь место только в Интернете. Возможно, это предпосылка к созданию низовых структур, которые могут контролировать лидеров оппозиции», – объясняет Решетин.

Решетин считает, что лагерь соберет еще большее количество участников. «Я предположу, что сами власти не знают, когда они захотят привести сюда ОМОН. Они все время меняют свою тактику, но сейчас они вроде хотят отделить главных организаторов протеста, посадив Навального и Удальцова на 15 суток. Но, как мне кажется, это только работает на движение. Сейчас возникает сообщество людей, которые начинают себя осмыслять больше, чем одиночки, которые ходят на митинги».

Сергей Решетин считает, что, при благоприятных обстоятельствах, лагерь «может прожить все лето».

«Оккупай Москоу»

Изабель Мягкова, инициатор движения Occupy Moscow и активист Российского социалистического движения, встретилась с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» в лагере на Чистопрудном бульваре.

«Мы пришли сюда, потому что здесь много людей, которые хотят что-то делать, хотят говорить, здесь есть запрос на обсуждение. Мы сформировали рабочие группы: по питанию, по финансам, по творческим инициативам, по агитации и правовую группу», – говорит Мягкова
На вопрос, совпадают ли цели и задачи движения и оппозиционеров, собравшихся в лагере, Изабель ответила, что требования, которые сейчас формирует движение, поддерживают все, кто пришел в лагерь, хотя «большинство собравшихся здесь – политически необразованны».

«Наши требования не для правительства, оно не исполняет даже то, что написано в Конституции», – резюмирует Изабель Мягкова.
XS
SM
MD
LG