Линки доступности

Как супердержава супердержаве, или чего США ждать от Китая


Роберт Гейтс

Роберт Гейтс

Министр обороны США Роберт Гейтс отправляется в грядущие выходные в Китай. Переговоры американской и китайской сторон эксперты называют диалогом супердержавы с державой, которая уже начала борьбу за этот титул.

За последние несколько Китай по праву закрепил за собой титул региональной супердержавы. Теперь уверенными шагами он движется к статусу супердержавы мировой. Самые недавние признаки того, что Китай все более комфортно ощущает себя в новом статусе – события последних недель. Китай задержал японское рыболовное судно, продемонстрировал миру новый военный самолет своего производства и предупредил США о том, что присутствие американских кораблей в международных территориальных водах неподалеку от берегов Китая угрожает национальным интересам страны. Кроме этого, от американского тихоокеанского командования поступила информация о том, что новая китайская подводная лодка с ракетами-перехватчиками на борту готова к вводу в эксплуатацию.

Власти США также неоднократно выражали обеспокоенность тем, что Китай концентрируется на производстве военных систем.

Вашингтон критиковал Китай и за его позицию по Северной Корее: Китай отказался выступить с осуждением недавних северокорейских нападений на Южную Корею.
Заместитель секретаря обороны США Майкл Шиффер в своей речи, произнесенной в американской столице в прошлом месяце, так охарактеризовал происходящее: «В Азии мы становимся свидетелями перетасовки сил в исторических масштабах».

Как и другие американские чиновники, Шиффер подчеркивает, что США приветствуют подъем Китая, при условии, что Китай будет соблюдать международные нормы, особенно в том, что касается морского законодательства, и станет ответственным лидером международной системы, которая, по оценкам США, собственно и помогла развитию Китая.

Президент Института прогрессивной политики Уилл Маршалл считает при этом, что последние действия Китая стали поводом для беспокойства.

«Утверждения китайских властей о том, что их целью является “мирное развитие страны” не слишком убедительны на фоне их действий. Картина выглядит намного более угрожающей. Я считаю, что пришло время ясно дать понять, что это нас беспокоит. Я думаю, что Китай сейчас запускает удочку и ждет, как мы отреагируем. Ключевая задача США – дать Китаю понять, что мы не допустим, чтобы эта часть планеты стала для нас территорией без доступа», – подчеркивает Маршалл.

По мнению аналитика, последние заявления американских чиновников свидетельствуют о том, что США становятся более реалистичны в своей оценке Китая – признают потенциальные угрозы, говорят об агрессивности политики, однако отмечают потенциал для сотрудничества. Пример этому – бюджет, представленный министром обороны США Робертом Гейтсом. В нем, наряду с сокращениями многих программ, предусматривается дополнительное финансирование для развития систем противодействия китайским технологиям закрытия доступа.

В фонде «Наследие» занимающийся китайской проблематикой эксперт Дин Ченг соглашается с тем, что Гейтс должен сказать руководителям Китая, что их дела не всегда совпадают со словами, и это повлечет последствия.
«Мы не смотрим на них непременно как на врага, но китайская самоуверенность натолкнется на американскую твердость. Если из-за этого появится антагонистическая, агрессивная модель поведения, она столкнется с большим сопротивлением, поэтому ради собственных интересов пригодился бы менее антагонистический подход», - говорит Ченг.

Он утверждает, что китайские лидеры ведут спор о том, насколько агрессивной или, наоборот, мирной должна быть их внешняя политика. Гейтс должен попытаться убедить их, что антагонизм в отношениях с Соединенными Штатами, а также с азиатскими соседями не в интересах Китая. И Ченг, и Маршалл отмечают, что страны региона разделяют опасения США по поводу растущей военной мощи и самоуверенности Китая. Кроме того, не хватает ясности в том, каковы намерения руководства страны.

Отвечая на вопрос о своей поездке во время пресс-конференции, Роберт Гейтс сосредоточился на позитивных аспектах: «Мне не терпится исследовать, где мы можем продолжить развитие и углубление диалога по целому ряду вопросов, беспокоящих обе страны и представляющих взаимный интерес. Очевидный пример – Северная Корея, Иран и ряд других областей».

Гейтс добавил, что хочет обсудить расширящееся военное сотрудничество, маневры и операции, связанные с борьбой с пиратством и обеспечением помощи в случае стихийных бедствий.

Визит состоится после восьмимесячной «заморозки» отношений между оборонными ведомствами США и Китая. Пекин начал ее в качестве протеста против поставок американских вооружений Тайваню. Американские власти не раз призывали к большему постоянству во взаимоотношениях, говоря, что подобные периоды охлаждения только добавляют напряженности и могут привести к непониманию и конфликту.

«Мы не рассматриваем отношения между военными в отрыве от всего комплекса двусторонних отношений. Когда сотрудничество между военными разрывается или тормозится, есть угроза, что эта же судьба постигнет отношения между странами в целом», – говорит Майкл Шиффер.

Сообщалось, что на декабрьских переговорах в Вашингтоне, китайские представители согласились с необходимостью постоянного взаимодействия, но осталось неясным, подразумевалось ли под этим намерение возобновить сотрудничество или призвать США перестать делать то, что не нравится Китаю. Это еще одна тема на переговорах Гейтса в Пекине.

Переговоры состоятся всего лишь через неделю после визита министра иностранных дел Китая в Вашингтон и за неделю до посещения США председателя КНР Ху Цзиньтао, который проведет более широкие переговоры с президентом США Бараком Обамой. Эксперты говорят, что серия этих встреч сформирует интонацию и направление, в котором в ближайшие годы будут развиваться одни из самых важных для всего мира взаимоотношений.


Новости американской политики читайте здесь

Перейти на главную страницу

XS
SM
MD
LG