Линки доступности

«Дракон» догоняет в космосе «Орла» и «Медведя»

  • Юрий Караш

«Тянгонг-1» перед запуском

«Тянгонг-1» перед запуском

Китай приближается к качественному уровню высших достижений в космосе США и России

29 сентября Китай вывел на орбиту «Тянгонг-1» – прототип модуля будущей космической станции, которую КНР намерена построить и ввести в эксплуатацию до конца нынешнего десятилетия. Планируемый срок работы этого прототипа в космосе – 2 года, после чего он войдет в плотные слои атмосферы и прекратит свое существование.

Главная задача «Тянгонга» – помочь Поднебесной отработать стыковочные операции на орбите – процедуры, имеющие исключительную важность для сборки околоземного комплекса. С модулем в 2011-12 гг. должны последовательно состыковаться три корабля: «Шеньчжоу-8», «-9» и «-10». Два из них будут автоматическими, а третий, вероятно, пилотируемым. Возможно, что в его экипаж войдет и первая женщина-тайконавт.

Запуск «Тянгонга-1» означает, что Китай выбрал американский путь освоения стыковки. В ходе осуществления программы «Джемини» в 1965-66 гг. несколько пилотируемых кораблей стыковались с беспилотными кораблями типа «Аджена» (изначально спроектированными как разгонный блок для вывода на более высокие орбиты разного рода полезных нагрузок). Это была «генеральная репетиция» программы «Аполлон», в ходе которой, как известно, пилотируемым кораблям неоднократно приходилось проводить стыковочные операции.

Размеры и весовые характеристики «Тянгонга-1» не выглядят впечатляющими на фоне аналогичной техники, созданной в России. Длина китайского первенца достигает 10,4 метров, диаметр – 3,4 метров, а вес – 8,5 тонн. Для сравнения: длина российского модуля «Звезда», входящего в состав МКС – 12,6 метра, диаметр – 4,4 метра, а вес на орбите – 20,3 тонны. Но «Тянгонг-1», хоть и уступает по массе и диаметру модулям США и Европы, тем не менее, уже превосходит их по длине.

Размеры и масса, конечно, не главный показатель совершенства космической техники. Однако он отражает пусковые возможности страны, выводящей данную технику на орбиту, и в этом плане Китай продемонстрировал способность запустить в околоземное пространство элементы, из которых можно будет собрать комплекс, не уступающий по размерно-весовым параметрам российской станции «Мир». Кстати, архитектурный облик будущей китайской «небесной» лаборатории очень напоминает этот последний орбитальный комплекс России.

О чем говорит запуск «Тянгонга-1»

Разумеется, до того, как китайская станция «дорастет» до «Мира», еще довольно далеко. По имеющимся в настоящее время момент планам это произойдет не раньше 2020 года. Но первый и успешный шаг в данном направлении уже сделан. С этой точки зрения Китай почти сравнялся с высшим достижением России в области освоения космического пространства – созданием и эксплуатацией долговременных обитаемых комплексов.

Что касается Соединенных Штатов, наивысшим достижением которых на данный момент является высадка человека на Луну, то Китаю еще только предстоит приблизиться к этому уровню. Однако, по словам Ву Пинг, отвечающей за связь с общественностью в рамках китайской космической программы, развитие технологий, ускоренное созданием «Тянгонга-1», может быть использовано «для посадок на Луну и для освоения дальнего космоса». При этом, правда, она подчеркнула, что планы полетов тайконавтов на Луну пока находятся в зачаточном состоянии.

Впрочем, по мнению Морриса Джонса, австралийского эксперта по космосу, Китай может высадить своих представителей на Селену еще до 2025 года. Традиционная закрытость китайской космической программы позволяет делать самые разные предположения относительно реальных возможностей Поднебесной в космосе, отметил он.

Космические технологии, как известно, относятся к технологиям двойного использования, поэтому запуск «Тянгонга-1» отражает повышение общего технологического уровня китайского военно-промышленного комплекса. Это заставит международное сообщество с большей настороженностью относиться к некоторым шагам Поднебесной на международной арене, касающимся, в частности, политики Пекина в отношении Тайваня.

Но пока Китай активно подчеркивает мирный характер своей космической программы. На «Тянгонге-1», к примеру, находятся уже побывавшие на МКС флажки Международной федерации астронавтики (IAF), доставленные туда «Союзом» и возвращенные на Землю шаттлом. Флажки должен вернуть на Землю экипаж «Шеньчжоу-10» и передать IAF в знак того, что космос, по словам президента федерации Берндта Фейербахера, – арена сотрудничества, а не соперничества. Данные сувениры будут потом розданы всем челнам IAF.

Помимо технической, есть еще и политико-психологическая сторона запуска «Тянгонга-1». О ней сказала в интервью газете New Haven Register Джоан Джонсон Фриз, эксперт по космосу в Военно-морском колледже США, расположенном в городе Ньюпорт, штат Род-Айленд. Отметив, что нынешний уровень китайской космической техники примерно соответствует тому, который был у программы «Джемини» в середине 1960-х годов, она при этом подчеркнула, что «у Китая есть то, чего нет у Америки – политической воли, которая трансформируется в деньги [для исследования и освоения космоса]».

«Тянгонг-1» и Россия

Увы, слова Фриз применимы в значительно большей степени к России, чем к США. Если Соединенные Штаты работают над осуществлением экспедиций в «дальний космос» – к 2025 году – к астероиду, а к середине 2030-х годов – к Марсу, – то у России в настоящее время нет никаких конкретных планов того, что она будет делать в космосе после завершения полета МКС в районе 2020 года.

Развитие китайской космической техники означает, что в ближайшем будущем Россия даже на околоземной орбите может уже уступить Поднебесной место главного «игрока». В подобной «сдаче позиций» не было бы ничего страшного, если бs российская космическая стратегия была нацелена на пилотированное освоение «дальнего космоса», но этого, как уже отмечалось, нет. Таким образом, Китай со своей космической станцией станет для международного сообщества после 2020 года вместо России главным поставщиком пилотируемых космических услуг в околоземном пространстве.

Шансы на получение Поднебесной подобной роли возрастают и благодаря кораблю типа «Шеньчжоу». Он более вместительный, энерговооруженный и многофункциональный, чем «Союз». «Шеньчжоу» пока не хватает опыта успешной эксплуатации, но уже через несколько лет успешных полетов о нем можно будет говорить как о достаточно надежной машине.

Остается лишь надеяться на то, что в ходе дальнейшей эксплуатации «Союзов» (в данном случае речь идет о носителе, выводящем на орбиту одноименный космический корабль) больше не будет таких досадных сбоев, как в августе этого года, когда носитель данного типа не смог вывести на орбиту грузовой корабль «Прогресс». В противном случае момент, когда «Шеньчжоу» займет место «Союза», может наступить еще до окончания эксплуатации МКС.

XS
SM
MD
LG