Линки доступности

Китай и Россия в новой военной стратегии США


Пресс-секретарь МИД Китая Лиу Уимен отвечает на вопросы журналистов в Пекине

Пресс-секретарь МИД Китая Лиу Уимен отвечает на вопросы журналистов в Пекине

Эксперты о возможных последствиях новой военной стратегии США в Азиатско-Тихоокеанском регионе

Китай достаточно бурно отреагировал на объявление США новой военной стратегии, «центром» которой стал Азиатско-Тихоокеанский регион. Не только официальный Пекин, но и медиа страны активно обсуждают планы США усилить свое военное присутствие в регионе.

Президент США Барак Обама и глава Пентагона Леон Панетта 5 января представили в Вашингтоне новую военную стратегию Соединенных Штатов «Поддерживая глобальное лидерство США. Приоритеты обороны 21 века». Основными пунктами стратегии оказались: значительное сокращение военных расходов США в ближайшие 10 лет — примерно, на 450 миллиардов долларов (несмотря на сопротивление Пентагона); а также обеспечение кибер-безопасности и борьба с терроризмом. Но главное — это переориентация военного присутствия: США усилят свои позиции в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Военные присутствие будет уменьшено в Европе, Африке и на Ближнем Востоке и «переброшено» в Азию, как отмечается в докладе Пентагона: «США расширят военное присутствие в АТР для обеспечения безопасности и процветания региона». Президент Обама, выступая в Пентагоне, также подчеркнул, что Азиатско-Тихоокеанский регион «имеет решающее значение».

Несмотря на то, что фокус США на АТР и, в частности, на Китае, как на стремительно растущем экономическом центре, был ожидаем многими экспертами, не прекращаются обсуждения возможных последствий.

Цаньжун Цзинь, заместитель директора института международных отношений, заместитель руководителя Центра американских исследований Народного университета Китая, считает, что США следуют общей линии своей глобальной стратегии в военной сфере за последние несколько лет. Более того, это «отражает обще-комплексную стратегию США на мировой арене: культурное, политическое, экономическое и военное влияние и превосходство».

На русско-китайской встрече с журналистами Цаньжун Цзинь отметил, что США хочет использовать стратегию сдерживания Китая, создавая окружение в форме английской буквы «си» вокруг страны. «Этот прием был уже использован ранее в отношении СССР», – сказал Цаньжун Цзинь. Он подчеркнул, что появление новой стратегии не является эпохальным событием, так как она только закрепляет существующее положение: США давно создает свои форт-посты вокруг Китая.

«Политика США для Китая еще не дошла до стадии глобального сдерживания, - объясняет Цаньжун Цзинь, - Пока это первая стадия – “контакты”. Но сейчас происходит переход ко второй стадии – “серьезное противостояние, сдерживание”. Он происходит медленно, потому что обе стороны все-таки сильно дорожат своими отношениями. Помимо военного аспекта, необходимо учитывать и другие сферы, такие как экономика и культура. У нас много тем для диалога, и, в первую очередь, экономическое сотрудничество. Я не считаю, что структура американско-китайских отношений претерпела значительные изменения».

На вопрос корреспондента русской службы «Голоса Америки» о возможной ответной реакции Китая и усилении внимания к военным ресурсам, Цаньжун Цзинь ответил, что не видит повода срочно пересматривать военную стратегию Китая: «У нас есть практика раз в два года издавать так называемую «Белую книгу» обороны, где очень системно рассматриваются вопросы военной стратегии, оборонной стратегии и взаимосвязи ее с внешней политикой. Выпуска никаких новых бумаг не будет, это огромная работа. Через полтора года, по графику, выйдет «Белая книга», тогда мы и увидим ответ».

Цаньжун Цзинь не считает, что стратегические цели США в регионе могут быть достигнуты в полной мере, так как возможности США в АТР крайне ограничены. Китайские аналитики также указывают на неопределенность внутриполитической ситуации в США. Сохранит ли правительство «курс Обамы» после выборов президента в США в 2012 году?

Сергей Труш, ведущий научный сотрудник Центра региональных проблем Института США и Канады РАН, указывает на то, что Азиатско-Тихоокеанский регион — это мировой центр военной, экономической и политической активности. И это состояние требует от США инвестиций –экономических, человеческих и военных ресурсов.

«Китай остается для США непредсказуемым партнером, - говорит Труш. - Пока Китай обеспечивает экономический рост 7-8%, - он стабилен и относительно безопасен. Но именно здесь существует множество рисков экстремальных ситуаций, с нефтью, с социальными дисбалансами и другими. Китай очень быстро может стать крайне серьезным фактором нестабильности».

Гуанчэн Син, заместитель директора Института истории и географии приграничных районов Академии общественных наук КНР, напоминает, что необходимо учитывать два равных фактора в отношениях Китая и США: «Тот факт, что Соединенные Штаты рассматривают Китай как стратегического соперника, требует внимания с нашей стороны. Нельзя не учитывать этот факт, и то давление, которое пытается осуществлять США в регионе вместе со своими стратегическими союзниками. Но с другой стороны, Китай также стратегический союзник США. Взаимодействие необходимо обеим странам. Нужно помнить об этом».

Вопросы безопасности в регионе и отсутствие механизмов контроля поднял на обсуждении Андрей Давыдов, ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН: «Это самый взрывоопасный регион на земле. В основном, из-за нерешенных проблем и политик, которые это не учитывают».

Что касается России, то ее не должны сильно коснуться последствия переориентации США на АТР, полагает Давыдов: «В этом регионе Китай и США — главные игроки. Россия смотрит на ситуацию со стороны. Я бы сказал, что мы находимся в крайне выгодном положении, потому что у нас есть все ресурсы, чтобы “балансировать” в любой ситуации».

XS
SM
MD
LG