Линки доступности

Кто ответит за страдания детей в вооруженных конфликтах?


Мальчик-солдат. Уганда. 1996 г.

Мальчик-солдат. Уганда. 1996 г.

Авторы доклада ООН считают, что дети должны получать компенсацию за нарушения своих прав

Миллионы детей во всем мире становятся жертвами вооруженных конфликтов. Их убивают, калечат, насилуют, наносят им психологические травмы, от которых они не могут оправиться всю оставшуюся жизнь. Их призывают в правительственные армии и вовлекают в повстанческие группировки. Их вынуждают совершать зверские преступления, за которые впоследствии они зачастую несут наказание.

Есть ли у этих детей возможность добиться справедливости? В какой степени они могут нести ответственность за совершенные преступления? Эти проблемы попытались проанализировать авторы доклада ООН «Отношения детей и судебной системы в вооруженных конфликтах». Они же стали темой дискуссии экспертов, прошедшей в представительстве ООН в Женеве.

Война в Боснии-Герцеговине разразилась в 1992 году. Осада столицы Сараево длилась почти четыре года. За это время были убиты около 10 тысяч человек, в том числе 1500 детей.

Эти события навсегда остались в памяти посла Боснии в ООН Эмины Кечо-Исакович. Вновь и вновь она вспоминает о душевных страданиях, которые перенес ее сын.

«Каждый вечер над городом раздавались звуки канонады, – рассказывает она. – Мой 10-летний сын спрашивал, умрет ли он этой ночью. И каждую ночь я говорила: нет, ты не умрешь. Я говорила это и гладила его, пока он не засыпал. Все дети, пережившие осаду Сараево, до сих пор страдают от полученной психологической травмы – ожидания смерти».

В докладе ООН говорится, что дети должны иметь возможность получить компенсацию за нарушение своих прав. Однако по словам Кечо-Исакович, дети Сараево так и не получили компенсации за военные преступления, совершенные против них:

«Если по вашей вине в автомобильной аварии погибает гражданин европейской державы, вас отправляют в тюрьму на десять лет. А если вы убиваете тысячи людей на Балканах, в Азии или в Африке, то вы сидите в тюрьме пять-шесть лет. А потом вас выпускают за примерное поведение или в связи с возрастом».

Мессех Камара был ребенком во время гражданской войны в Сьерра-Леоне, которая продолжалась десять лет: «Я такой же, как миллионы детей, чьи голоса остаются неуслышанными, тех, кого мы не видим в этой маленькой комнате. Но они здесь и они страдают».

Во время войны Камара потерял своих родителей. Ему удалось выжить, и в конце концов он стал активистом, выступающим за права детей. Сейчас ему 24 года, он учится на международного адвоката в сфере прав человека.

По словам Камары, он и другие дети, которым довелось пережить эту страшную войну, хотят, чтобы развязавшие конфликт люди были привлечены к ответственности.

Хотя такие дети, несомненно, являются жертвами войны, в докладе ООН указывается, что в некоторых случаях они причастны к совершению преступлений. Руководитель авторской группы исследования, спецпредставитель ООН по делам детей и вооруженным конфликтам Радхика Кумарасвами говорит, что дети, которых военные командиры принудили к совершению зверских преступлений, не должны нести ответственность в той же мере, что и взрослые. Согласно международному праву, вербовка и использование детей моложе 15 лет в боевых действиях является военным преступлением, напомнила она.

Авторы доклада считают, что государства не должны применять административный арест против детей в возрасте до 15 лет, а если детей все же арестовывают, условия содержания задержанных должны соответствовать международным стандартам и отвечать судебным гарантиям. ООН должна иметь право проводить мониторинг центров содержания детей, говорится в докладе.

О событиях в мире читайте в рубрике «В мире»

XS
SM
MD
LG