Линки доступности

Александр Черкасов: Никаких симптомов улучшения нет

  • Виктор Васильев

Председатель правозащитного центра «Мемориал» – о положении с правами человека в России

МОСКВА – В России происходит дальнейшее ухудшение в сфере прав человека, и за год, прошедший с момента аннексии Крыма, положение только усугубилось, считает председатель правозащитного центра «Мемориал», член правления Международного общества «Мемориал» Александр Черкасов.

По его мнению, массовые нарушения прав человека внутри одной страны могут стать угрозой международной безопасности, на что указывает, в частности, опыт Второй мировой войны.

Также Черкасов убежден, что закон об «иностранных агентах» невозможно трансформировать, и его надо отменять. Об этом, и не только, правозащитник рассказал в эксклюзивном интервью Русской службе «Голоса Америки».

Виктор Васильев: Что происходит сегодня, год спустя после аннексии Крыма, в России с правами человека?

Александр Черкасов: Трэнд, который был взят года три-три с половиной назад, продолжается. Происходит откат назад по всем значимым направлениям в области прав человека и более того, переход количества в качества в худшем смысле этого выражения. Это касается, повторюсь, практически всех областей, будь то избирательное право, право граждан на объединение и свободу собраний, ситуация с политическим репрессиями или зажим средств массовой информации и так далее, и так далее.

В.В.: Каковы перспективы, есть ли надежда, что положение переменится к лучшему?

А.Ч.: Пока по всем направлениям ситуация плохая, и она становится хуже. Взять только закон, ужесточающий ответственность участие в митингах, когда введена не только административная, но и уголовная ответственность за неоднократные нарушения правил проведения митингов. Уже есть уголовные дела, где видно, как они сфабрикованы. То есть, когда одиночный пикет, не требующий никакого согласования даже по нашим законам, превращается с помощью провокаторов в неодиночный, человека задерживают и затем судят. К сожалению, никаких симптомов улучшения в области прав человека за последний год не отмечается.

В.В.: Что вас в этой связи особенно тревожит?

А.Ч.: Чем, собственно, вызвано такое внимание к ситуации с правами человека внутри отдельно взятой страны? Казалось бы, это сугубо внутренние, частные дела. Однако опыт Второй Мировой войны нас учит: грубые массовые нарушения прав человека внутри страны – это симптом, который свидетельствует о том, что страна может стать угрозой международного мира и безопасности. И начавшаяся год назад экспансия России на юго-востоке Украины, аннексия Крыма, война на Донбассе – тому лишнее свидетельство. При этом первой жертвой, как водится, становится правда, поскольку участие российских военных представителями властей на всех уровнях отрицается.

В.В.: Что выявило убийство Бориса Немцова, насколько оно показательно?

А.Ч.: На самом деле убийство Бориса Немцова – увы, ни есть нечто принципиально новое в нашей действительности. За последнее десятилетие политические убийства в России стали почти в порядке вещей. Достаточно вспомнить расстрелы антифашистов и общественных активистов, в том числе в столицах – Москве и Санкт-Петербурге. Сюда же входит убийство фигуры федерального масштаба – такого же, как Борис Немцов – Анны Политковской. Там, кстати, тоже прослеживается чеченский след. Так что убийство Немцова и то направление, которое взяло следствие, все это продолжение тенденции, начавшейся раньше. Казалось бы, что это показательно – убийство в сотне метров от Кремля. Но ведь и Станислава Маркелова (адвоката, застреленного националистами – В.В.) шесть лет назад убили буквально в полукилометре от Кремля. Так что и здесь ничего нового.

В.В.: Как вы относитесь к закону об «иностранных агентах»? Можно ли его подретушировать, сделав более «удобоваримым», как полагают некоторые правозащитники?

А.Ч.: Закон об «иностранных агентах» не подлежит исправлению, а только лишь отмене. В его основе лежат два ложных посыла. То, что грантовое финансирование означает деятельность по чьему-то заказу. И совершенно некорректное определение политической деятельности, по которому любое артикулированное и адресованное власти или обществу высказывание на общественно-значимую тему априорно называется политической деятельностью. Это два основополагающих понятия, лежащих в основе закона, и никакой косметикой здесь ничего не поправишь. Закон нужно отменить как таковой, а реестр выкинуть на помойку. А все разговоры об обоснованности или необоснованности включения той или иной организации в этот список, в пользу бедных.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG