Линки доступности

Расследование убийства Натальи Эстемировой под угрозой

  • Василий Львов

Правозащитники из Центра «Мемориал» и других неправительственных организаций бьют тревогу в связи расследованием убийства сотрудницы чеченского отделения «Мемориала» Натальи Эстемировой. Об этом они заявили сегодня в Независимом пресс-центре.

Говорит Александр Черкасов, член Совета ПЦ «Мемориал»: «15 июля 2009 года в Грозном была похищена и в тот же день убита наш коллега, наш товарищ Наташа Эстемирова. Все это время ведет следствие, и в течение последнего полугода из разных мест мы получаем информацию относительно того, как движется следствие. Получается картина, которая нас тревожит. Ведь очень удобно бывает назначить виновного, а еще лучше, если этот виновный не сможет ничего возразить. У нас складывается впечатление, что следствие назначает такого виновного – убитого, по данным следствия, еще прошлой осенью боевика, который, по версии, из личной неприязни Наташу похитил и убил».

В постановлении следователя Игоря Соболя («Голос Америки» располагает копией документа) сказано, что похитил Эстемирову «участник незаконного вооруженного формирования... Башаев А.А. и другие неустановленные лица».

«Какой мотив у этого Башаева?» – спрашивает Черкасов. С одной стороны, говорит он, мотив есть – имя Башаева фигурирует в составленной «Мемориалом» хронике насилия на Северном Кавказе. С другой стороны, Эстемирова никак не была связана с расследованием преступлений Алхазура Башаева.

Светлана Ганнушкина, руководитель программы «Миграция и право» ПЦ «Мемориал», председатель Комитета «Гражданское содействие», член Совета при президенте по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека: «В разговоре со следователем я поняла две вещи. Первая: следователь объяснил, почему этот человек (Башаев – В.Л.) обвиняется. Оказалось, что на месте убийства был найден кусочек резины. Потом в каком-то доме был найден белый автомобиль такой марки, которая указана в постановлении. В этом белом автомобиле в багажнике был найден глушитель от этого кусочка резины, он к нему хорошо подходил. После этого в доме был сделан обыск, и во время обыска был найден пистолет от глушителя и к пистолету еще удостоверение сотрудника внутренних дел с фотографией этого самого Алхазура Башаева. Первый вопрос, который я задала следователю – а не было ли там еще чистосердечного признания? Потому что уж тогда никаких разговоров не было бы».

У Ганнушкиной все это вызывает горькую иронию: «Перед смертью человек решил покаяться, оставил свою фотографию и пистолет, из которого он стрелял».

«И второе, что я поняла из разговоров, – сказала Ганнушкина, – я поняла, что сам следователь не верит в эту замечательную и стройную теорию. Несколько раз на мой вопрос «Вы же понимаете?» мне отвечали: «Понимаю». Я вот теперь хочу, чтобы это понимали все – следствие пошло по тому пути, который, по всей вероятности, кому-то оказался нужен и крайне удобен».

Напомним, что Наталью Эстемирову похитили возле её дома в Грозном 15 июля 2009 года. Её коллеги по правозащитной деятельности подняли тревогу, когда она не пришла на заранее оговорённую встречу, приехали к дому, нашли и опросили свидетелей. Ни одного из свидетелей следствию вызвать не удалось. Ганнушкина говорит, что не винит в этом ни следователя, ни свидетелей, поскольку они живут «в условиях тотального страха в Чечне».

Нежелание свидетелей давать показания, мешает также проверить еще одну весомую версию убийства Эстемировой – рассказала исследователь Human Rights Watch по России Татьяна Локшина.

Мотивом для убийства, по ее мнению, могло стать дело расстрелянного 7 июля 2009 года Ризвана Альбекова из Курчалоевского района Чеченской Республики. Локшина занималась этим делом вместе с Натальей Эстемировой.

Татьяна Локшина рассказывает, что Ривзан Альбеков Альбеков отдал овцу боевикам. «Когда стучится в дверь вооруженный человек и, приставив тебе к голове автомат, говорит: “Дай еды”, – ты ему эту еду дашь», – сказала Локшина. По дороге в родное село Ахкинчу-Барзой Альбекова похитили вместе с сыном. «Буквально через несколько часов после похищения, – говорит Локшина, – его выбросили сотрудники силовых структур прямо в селе в присутствии нескольких молодых людей и расстреляли у них на глазах, объясняя, что с каждым, кто будет тем или иным способом помогать боевикам, произойдет то же самое». «То есть речь идет о демонстративной публичной казни», – подвела итог правозащитница.
Согласно той информации, которую получила Наталья Эстемирова, к этой публичной казни были причастны сотрудники Курчалоевского РОВД: «Наташа была первым человеком, который предал огласке это дело», – утверждает Татьяна Локшина. Вскоре после того, как Эстемирова дала на эту тему интервью, она погибла.

Напомним, что председатель Совета ПЦ «Мемориал» Олег Орлов в день убийства Эстемировой сказал, что в нем повинен президент Чечни Рамзан Кадыров. Позднее Орлов пояснил, что имел в виду политическую ответственность Кадырова за положение дел в республике, что и привело к убийству, а вовсе не личное его участие. Кадыров подал на Орлова в суд за клевету. «Голос Америки» неоднократно писал о подробностях этого дела.

В связи с этим Русская служба задала адвокату Роману Карпинскому, представляющему сторону потерпевших по делу об убийстве Эстемировой, вопрос: не рассматривалась ли версия с Кадыровым в качестве фигуранта? На что Карпинский ответил, что у него «нет таких сведений».

Олег Орлов, в свою очередь, рассказал о той опасности, которой подвергаются сейчас работники «Мемориала» в Чечне, в связи с последними заявлениями Рамзана Кадырова. Он привел цитату из интервью чеченского президента телеканалу «Грозный» 3 июля этого года: «Будь то Орлов, будь то женщина с мужчиной из гудермесского «Мемориала» или кто-нибудь другой… – что они сделали для республики? Они получают большую зарплату с Запада и для отчета по своей деятельности они пишут в интернете всякие гадости и ерунду. Поэтому они не мои оппоненты. Они – враги народа, враги закона, враги государства».

Татьяна Локшина также обратила внимание на высказывания федеральных и чеченских политиков: «Все заявления чеченских официальных лиц о правозащитниках, в первую очередь о мемориальцах, идут по нарастающей – крайне негативные, крайне опасные. Они идут на фоне столь же позитивной риторики Кремля в отношении правозащитников. И когда господин Кадыров говорит, что мемориальцы – враги народа и враги государства, а господин Медведев говорит, что те главы субъектов Российской Федерации на Северном Кавказе, которые не готовы сотрудничать с гражданскими организациями, не могут делать нормальную работу, и когда Медведев говорит, что гражданские организации являются необходимым легитимным партнерам властей, – как это можно объяснить? Сегодня это наш вопрос к Кремлю».

XS
SM
MD
LG