Линки доступности

Полина Жеребцова: «Россияне просыпаются, когда сталкиваются с жестокостью системы»

Четырнадцатилетняя русская девочка в Грозном – чужая и среди «чужих», и среди «своих» – Полина Жеребцова только спустя еще 14 лет смогла опубликовать выдержки из своего дневника. Хроники двух войн глазами подростка, а затем молодой девушки – рассказ без политики и без анализа. И только посвящение к первому изданию – одна фраза, звучащая как обвинительный приговор: «Посвящается правителям современной России». Полина рассказывает, что издательства в России отказывались ее публиковать. Сейчас девушка живет в Финляндии, где попросила убежище. Полина готовит к печати две книги – Дневники первой и второй чеченской войн. В интервью «Голосу Америки» Полина рассказала о своей жизни в эмиграции и поделилась мыслями о России.

Фатима Тлисова: Как сложилась ваша судьба и судьба вашей книги после публикации Дневника?

Полина Жеребцова: Увидела свет лишь малая часть Дневника. Говорить об обширном отклике можно будет после опубликования полной трилогии о Чечне: 1994-2004.

Мой дом был разрушен войнами в Грозном. Войны забрали у меня не только любимого деда по материнской линии – Анатолия, но и здоровье, друзей, детство, юность и молодость.

Записи Полины Жеребцовой

Записи Полины Жеребцовой

Сейчас, в эмиграции, я ощущаю себя в безопасности. Я почувствовала себя свободной, когда пересекла границу России. Поняла, что могу все начать заново, после всего, что мне выпало пережить за много лет в России и в Чечне: угрозы из-за публикаций, беззаконие, войны, голод, разруху.

Финляндия – прекрасная страна, умеющая позаботиться о беженцах. Здесь старики и дети не лазают по мусорным ящикам в надежде найти пищу. Здесь есть бесплатные магазины, где нуждающиеся могут взять еду бесплатно.

Для беженцев в РФ нет никаких условий, никакой помощи. Ни жилья, ни пособий.
Люди из Чечни, уехавшие из-под бомб, вынуждены были скитаться по своим родным или ночевать где придется. Помню, как мы с матерью, бездомные, после ранений, приехали в Ставрополь в конце 2004 года и нам в Миграционной службе сказали:

«Помощь от российского государства сто рублей на человека И все. “Беженцами” мы тут никого не считаем»… А сто рублей так и не дали. Ночуя на улице, могла ли я подумать, что существует страна, где даже у кошек и собак есть крыша над головой?

Ф.Т.: После того, как «Голос Америки» опубликовал статью о вашем Дневнике, на наш сайт пришло большое количество откликов. К сожалению, помимо положительных, там были и резко отрицательные – выпады против вас лично и недоверие к вашим воспоминаниям. Вам приходится сталкиваться с подобным недоверием и непониманием? Кто эти люди, которые на вас нападают?

П.Ж.: Некоторым людям выгодно скрывать правду о войнах в Чечне. О том, что происходило на самом деле. В этом участвуют и службы, и националистические движения, и просто те элементы российского общества, которые погрязли во лжи, запутались. Нужно будить этих людей от спячки сознания. К счастью, есть те, кто хочет докопаться до истины. Для них исторические документы, подобные моему Дневнику, являются дорожной картой. Есть те, кто «просыпается» после тяжелых трагедий, таких как наводнение в г. Крымске. Когда люди сами сталкиваются с той же жестокой системой, с которой уже давно столкнулись жители Северного Кавказа.

Ф.Т.: Что вы чувствуете по поводу того, что происходит теперь в Чечне?

П.Ж.: Я чувствую, что нужно менять существующую систему. Мне больно видеть, как продолжают страдать простые люди в России. Люди всех национальностей!
Они практически ни в какой сфере не защищены.

Пенсии и пособия следует изменить. Сделать не такими смешными и позорными, какими они в данное время являются, чтобы старики и дети могли жить, а не влачить полуголодное существование. Нужно активно бороться с коррупцией в органах власти. За превышение должностных обязанностей – суровое тюремное наказание.

Наладить медицинское обслуживание, работу полиции. Иначе страну не спасти.
Люди настолько обнищали в регионах и настолько запуганы, что подчиняются палачам и ворам. Тем, кто растаскивает финансы от ценных ресурсов в свои бездонные карманы, тем, кто пытает и калечит, называя это «следственными мероприятиями».

Ф.Т.: Почему, как вам кажется, идет война на Кавказе? И как можно ее остановить?

П.Ж.: Мне все чаще вспоминается анекдот-притча, о том, что Россия должна объявить войну любой демократической стране и тут же сдаться. Изнутри пока наладить систему не получается. Я думаю, понадобится лет сто, чтобы умерло два поколения тех, кто пострадал на русско-чеченских войнах, тех, у кого с обеих сторон погибли родные. Только тогда эта война останется в прошлом. Сейчас продолжается не война на Кавказе, а ее последствия. Они страшны.

Ф.Т.: Национализм в России и на Кавказе, на ваш взгляд, это взаимосвязанные явления?

П.Ж.: Я сталкивалась с национализмом с двух сторон и много пострадала, как «русская» в Чечне, и как «чеченка» в других регионах России. Там не принимают тех, на ком стоит клеймо «из Чечни». Там нас не разделяют по национальному признаку – а ненавидят всех, только потому, что мы «оттуда». Как человек, умеющий отличать зерна от плевел, могу сказать, что национализм – это движение, искусственно созданное и всячески поддерживаемое властными структурами для еще большей неразберихи и сумятицы.

Это древний закон: «Разделяй и властвуй». Людей в РФ делят по национальным признакам, по религиозным убеждениям, по социальному статусу и цвету кожи.
Их всячески стравливают между собой. Пока будет действовать этот преступный закон, люди будут все более разделяться и ненавидеть друг друга. «Я была школьницей в городе Грозном в семидесятых годах, – как-то рассказала мне мама. – Никто не знал в классе, какой ты национальности, никто не спрашивал об этом. Все дружили, влюблялись, ссорились: но никто никогда не вспоминал о национальности. На этой почве не было конфликтов! Прийдя на свадьбу к девушке-однокласснице по окончанию школы, мы словно попали в сказку: изумительная музыка, веселые танцы, древние обычаи: только тогда мы догадались, что девочка, все время учившаяся с нами на "отлично" – цыганка!».


Ф.Т.: Если бы у вас была возможность поговорить с глазу на глаз с российским политиком, с кем бы вы поговорили и что бы вы сказали этому политику?

П.Ж.: Тот ад, в котором я жила, и тот кошмар, в котором живут миллионы людей в РФ, недопустим. У власти должны быть люди с философским складом ума, стремящиеся к миру, и всячески пытающиеся добиться для сограждан человеческих условий жизни.

То, что мы имеем сейчас – доказательство обратного процесса.


«Дневник Жеребцовой Полины» (1999-2002гг.) можно прочитать на русском языке здесь
  • 16x9 Image

    Фатима Тлисовa

    В журналистике с 1995 года. До прихода на «Голос Америки» в 2010 году работала собкором по Северному Кавказу в агентстве «Ассошиэйтед пресс», в «Общей газете» и в «Новой газете». С января 2016 г. работает в составе команды отдела Extremism Watch Desk "Голоса Америки"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG