Линки доступности

Чечня ждет и надеется

  • Инна Дубинская

Делегация женщин Северного Кавказа участвовала в международной конференции ООН в Нью-Йорке по случаю 15-й годовщины принятия Пекинской декларации и Платформы действий на Всемирной конференции по положению женщин.

О том, как в Чечне реализуется комплексная глобальная стратегия достижения целей гендерного равенства, развития и поддержания мира, две представительницы северокавказской делегации обсудили с Инной Дубинской в студии «Голоса Америки».

Обе женщины и принимавшая их в Вашингтоне неправительственная организация Freedom House просили нас из соображений безопасности не называть их имен и названий возглавляемых ими организаций. Мы попросили наших гостей – которых мы условно назовем «А» и «Б» – объяснить причину такой осторожности.

Б: Надо вернуться домой и еще пожить.

А: На сегодняшний день обстановка у нас в республике настолько тревожная, что люди просто-напросто не хотят рисковать своей жизнью и жизнями своих близких. В Чечне не приветствуется работа общественных организаций и то, когда человек говорит правду. У нас произошли громкие убийства (Натальи Эстемировой, Заремы Садулаевой и ее мужа Алика Джабраилова – И.Д.) людей, которые занимались правозащитной деятельностью, либо не имели никакого отношения к политике, а просто помогали детям-инвалидам. На сегодняшний день эти преступления не раскрыты. Естественно, нас всех тревожит, что может произойти с нами лично и с нашими организациями. Нас также беспокоит безопасность получателей нашей помощи. Именно поэтому мы не хотим рисковать.

Б: Убийства правозащитников оставили тяжелый след.

Инна Дубинская: Но ведь лично президент Медведев выразил возмущение по этому поводу и приказал найти виновных.

Б: Мы положительно восприняли заявление президента Медведева. Это дает надежду. Однако принимать желаемое за действительное было бы ошибкой. Да, в Чечне наступил относительный мир. Грозный восстанавливается, и это радует. Но на фоне красивых зданий и хороших дорог продолжаются человеческие страдания.

Население Чечни остается носителем не переработанной психологической травмы. У части людей сохраняется упадочническое настроение, у других – выраженная агрессивность. Люди ищут смысл жизни, особенно молодежь. Она по природе категорична и бескомпромиссна. С годами люди адаптируются и к жестокости, и к несправедливости, и ко лжи. А молодым тяжело смириться с тем, что в СМИ много неправды, лицемерия. Поиск чистоты и правды уводит молодежь в глубокую оппозицию к власти и обществу. Это создает напряженную ситуацию и высокую опасность ее дестабилизации в любой момент. Мы не хотим это допустить.

И.Д.: Какую роль играет исламский экстремизм в радикализации молодежи?

Б: К сожалению, не только в Чечне, но во всех республиках Северного Кавказа исламский экстремизм играет очень большую роль, и сопротивляться этому чрезвычайно сложно. Те военные методы и средства, которые избраны властью, может быть, внешне создают впечатление, что экстремизм уничтожен. На самом деле, одна жестокость порождает другую. Как говорится, лес рубят – щепки летят. Вот эти самые «щепки» могут стать причиной нового пожара.

И. Д.: Изменилось ли положение после назначения Александра Хлопонина на должность полпреда президента РФ в Северо-Кавказском федеральном округе?

А: На мой взгляд, в республике ничего не изменилось. Я думаю, слишком мало прошло времени со времени назначения Хлопонина, но федеральный центр принял правильнее решение, потому что в республике царит беспредел. Положение женщины в Чечне очень нелегкое. Каждая вторая – потеряла мужа, сына или отца. Ей также приходится ухаживать за инвалидами, которые стали ими в результате войны.

При безработице, уровень которой сейчас достигает 70 процентов, женщинам в Чечне очень трудно выжить. На их долю выпадает много тягот. НПО стараются им помочь, тем более что у нас не принято обращаться к психологу или просить о поддержке. Проблема усугубляется тем, что женщины не осведомлены о своих правах.

И.Д.: В чем НПО Чечни видят свою роль для улучшения положения женщин и стабилизации положения в республике в целом?

Б: Нам необходимо отказаться от ориентации на архаичные понятия и стандарты в отношении роли и статуса женщин, как это сделали во многих других странах и культурах. В противном случае мы будем двигаться назад и помогать экстремистам. Сейчас в Чечне с именем женщины связана борьба за моральную чистоту. Это оскорбительно и унизительно. Я считаю, что ответственность за нравственность и мораль в обществе лежит как на женщинах, так и на мужчинах. Здесь не должно быть гендерных различий.
В нашем обществе с древности принято уважительно относиться к женщине. Однако ее следует уважать не только как мать, но и как человека вообще, имеющего равные с мужчинами права, способности и возможности.

И.Д.: Сейчас этого нет?

Б.: В этом плане за последние 15 лет мы сделали много шагов назад. В республике ограничен доступ женщин к работе во властных и административных структурах. У нас очень мало женщин на высоких и ответственных должностях. И даже в бизнесе – они занимаются только мелким предпринимательством, который позволяет обеспечить лишь минимальный прожиточный уровень. Это плохо. У женщин должна быть ниша в обществе. Ведь у нас много вдов, матерей-одиночек, так что тезис о том, что женщина должна заниматься домашним хозяйством, а ее будет кто-то содержать, не выдерживает проверки практикой. Женщина должна иметь возможность зарабатывать на жизнь, самостоятельно кормить и воспитывать своих детей, а для этого нужны экономические условия: рабочие места, образование и профподготовка, возможности карьерного роста.
Сейчас в республике у безработицы – женское лицо. Так что на государстве лежит ответственность за решение социальных вопросов, связанных с жизнью женщин и общества в целом. Разговоров – предостаточно, нужны дела. Прежде всего, нужна программа психологической реабилитации общества в целом, а не только женщин. Психологическая травма войны до сих пор не залечена.

А: Мы надеемся, что обстановка у нас улучшится. Мы не хотим все время жить в страхе и работаем над тем, чтобы у нас и наших детей было какое-то будущее. Думаю, что когда-нибудь мы придем к этому, после того как наш президент и федеральное правительство придут к общему решению, как улучшить положение в республике. С назначением Хлопонина у нас появилась надежда, хотя уверенности нет.

И.Д.: Чего вы ждете от международного сообщества, и каково значение для вашей республики Пекинской декларации?

Б.: Нам было важно выяснить, в какой мере Россия, как государство, подписавшее эту декларацию, работает над реализацией заданных программ.

И.Д.: И какое у вас осталось впечатление?

Б.: Я считаю, что законы, прописанные в российской Конституции, вполне соответствуют Пекинской декларации и нормам международного права. Но на практике эти законы реализуются недостаточно и неравномерно на всей территории России. Северный Кавказ забыт, как бы свободен от Пекинской декларации. Мы хотели бы исправить эту ситуацию и считаем, что за это несет ответственность федеральный центр.

Для справки

Пекинская декларация была принята в 1995 году на четвертой Всемирной конференции по положению женщин. В частности, она декларирует, что «положение женщин во многих отношениях существенно улучшилось, но такой прогресс был неравномерным, и неравенство между мужчинами и женщинами по-прежнему существует, что серьезно отражается на благосостоянии всех людей».

Официальный текст Пекинской декларации доступен на сайте ООН: http://www.un.org/russian/conferen/women/womdecl.htm

Официальный текст принятой тогда же Платформы действий: http://www.un.org/russian/conferen/women/womplat.htm

XS
SM
MD
LG