Линки доступности

За несколько часов до того как глава МВД России Рашид Нургалиев должен был посетить парламент Чечни, автомобиль с чеченскими боевиками, пристроившись в хвост к машине одного из депутатов, въехал на строго охраняемую территорию парламента. С криками «Аллах Акбар!», стреляя в охранников, пытаясь захватить заложников и взрывая бомбы, террористы ворвались в здание.

В ходе получасовой перестрелки убиты трое людей, находившихся в здании парламента, и уничтожены трое боевиков. Весь день российские телеканалы транслировали страшные кадры, запечатлевшие оторванные ноги, выбитые стекла и замотанных в платки перепуганных женщин, забирающихся в бронированные автомобили, эвакуировавшие сотрудников. Министр внутренних дел, который, возможно, и был главной мишенью для террористов, заявил, что теракт – нетипичное событие для современной Чечни.

Однако несмотря на успокоительные слова облаченного в военную форму генерала, другие кадры из Грозного живо напомнили россиянам о том, что на юге страны, в преимущественно мусульманских республиках, все еще тлеет гражданская война.

На западе Чечня граничит с Ингушетией, где за последние 5 лет в результате терактов погибли более 400 милиционеров и 3 000 мирных жителей.

На востоке от Чеченской республики лежит Дагестан, где, как сообщил в понедельник Нургалиев, только за этот год произошло 174 теракта, убиты 89 человек и 264 получили ранения.

Многим казалось, что Чечня изнурена двумя кровопролитными войнами с российскими войсками в 90-е годы. Тем более, что в последнее время 34-летний лидер республики Рамзан Кадыров значительно обуздал насилие, прибегая к репрессиям, националистической и исламской идеологиям, а также не без финансовой поддержки Москвы.

Алексей Малашенко, аналитик московского центра Карнеги, связывает события в чеченском парламенте с нападением на чеченского лидера в мае этого года и августовским терактом в его родном селе.

«Это не имеет никакого отношения к исламу. Этот теракт был направлен лично против Рамзана Кадырова с целью показать, что национальная оппозиция может творить, что ей вздумается, даже в самом сердце Грозного, столицы Чечни. И это показывает их силу. Так что с этой точки зрения стабилизационная политика Кадырова провалилась», – отмечает он.

Неделю назад, обращаясь к сотням делегатов Всемирного чеченского конгресса в Грозном, глава Чечни заявил, что ему удалось восстановить мир в республике. Призывая к единству, Кадыров сказал: «Сегодня мы хозяева своей республики. Мы обладаем свободой и всеми возможностями, чтобы блюсти каноны ислама. Мы можем открыто заявить всему миру о том, что мы мусульмане и чеченцы. Чего же еще мы можем желать?»

Чтобы подавить сепаратизм, Кадыров создал республику, обладающую всеми атрибутами независимого государства. Называя себя «отцом нации», он не акцентирует внимание на том, что в прошлом году Россия выделила Чечне два миллиарда долларов – что составляет 90% бюджета республики.

По словам Малашенко, чеченский лидер прекрасно осознает, что он полностью зависит от финансовой поддержки Москвы: «И Кадыров, и вся чеченская элита чувствуют себя вполне комфортно в составе российского государства. Они получают деньги из федерального бюджета, и это главная причина, почему они не хотят политической независимости».

Большая часть этих денег ушла на строительство новых мечетей. Это часть усилий по созданию в Чечне фактически исламского государства. Президент республики уже ограничил продажу алкоголя в республике, разрешил многоженство, обязал школьников изучать ислам и носить мусульманскую одежду – осталось лишь ввести шариат. В свете этой исламизации численность русских жителей в Чечне и соседней Ингушетии резко сократилась – если 30 лет назад треть населения республик составляли этнические русские, то теперь они составляют лишь 3%.

Лишенные возможности выступать под знаменами ислама и национализма, чеченские террористы, тем не менее, продолжают свою деятельность. Источниками насилия становятся наследственная вражда между кланами, желание отомстить безжалостным силовикам Кадырова, а также желание прекратить поток финансовых ресурсов из Москвы в республику с самым высоким в России уровнем безработицы.

Служба новостей «Голоса Америки» сообщает, что официальный представитель Госдепартамента США Марк Тонер в связи с событиями в Чечне заявил следующее: «Правительство США приносит свои глубочайшие соболезнования жертвам теракта. Мы также хотели бы выразить свою солидарность с Россией в борьбе с терроризмом. Мы обеспокоены продолжающимся насилием на Северном Кавказе, которое способствует нестабильности и личной незащищенности в регионе. По данным нескольких независимых негосударственных организаций, в 2010 уровень насилия в северокавказском регионе повысился, и мы пристально следим за развитием событий».

По последним сообщениям службы новостей, число погибших, по некоторым данным, возросло до восьми человек.

О других событиях в регионе читайте здесь

XS
SM
MD
LG