Линки доступности

Борьба с исламистами создает риск радикализации населения

К мечети имени Ахмада Кадырова в Грозном, названной в честь убитого отца чеченского лидера Рамзана Кадырова, идут толпы людей, спешащих на пятничную молитву.

Построенная в 2008 году, эта мечеть – одна из крупнейших в Европе – вмещает более 10000 прихожан на трех этажах.

Плотный поток мальчиков и бородатых мужчин в традиционных мусульманских одеждах проходит мимо вооруженных охранников, патрулирующих оформленную в виде парка территорию, и заходит в мечеть через металлоискатели.

Рамзан Кадыров крепко держит бразды правления

С тех пор, как президент России Владимир Путин назначил Кадырова-младшего главой республики, последний провел в целом успешную кампанию против вооруженных исламистов, от рук которых в 2004 году погиб его отец.

Несмотря на то, что в Чечне до сих пор периодически происходят теракты (так, в 2014 году при взрыве в Грозном погибли пятеро полицейских), число жертв среди сотрудников сил безопасности значительно сократилось.

Критики: в Чечне – диктатура

Однако правозащитники считают жесткие методы Кадырова, в том числе коллективные наказания для семей боевиков, не менее серьезной проблемой, чем экстремизм.

«Вместо диктатуры исламских фундаменталистов мы получили диктатуру иного рода, которая распространяется и за пределы Чечни, представляя для России угрозу, сходную с той, с которой борется Кадыров», – считает Олег Орлов из правозащитного центра «Мемориал».

Путин и Кадыров поддерживают друг друга

Кадыров демонстрирует полную преданность Путину, который, в свою очередь, безоговорочно поддерживает чеченского лидера.

Кадыров называет противников Путина, лидеров российской оппозиции, предателями. В феврале он опубликовал видео, в котором двое из них, бывший премьер-министр Михаил Касьянов и оппозиционер Владимир Кара-Мурза, показаны сквозь прицел снайперской винтовки.

Это произошло спустя год после того, как связанных с Кадыровым чеченцев арестовали по подозрению в убийстве оппозиционера Бориса Немцова, который был застрелен неподалеку от Кремля.

«Он как брат Путина, – отмечает Алексей Малашенко из Московского центра Карнеги. – И он считает, что может делать все, что угодно, и после выборов укрепится в этом мнении. И это касается не только Чечни, но и всей России».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG