Линки доступности

Чартерные школы – альтернативное среднее образование

  • Даниил Левин

Фернандо Донатти и Джим Второй

Фернандо Донатти и Джим Второй

«Доброе утро! Всем доброе утро!», – этими словами начинается каждый учебный день в чартерной школе Draw Academy в тихом иммигрантском районе Хьюстона. Учеников в коридоре школы приветствуют двое, Фернандо и Джимми. Оба – в черном. Оба элегантны и вальяжны. Джимми – местный школьный кот. Фернандо Донатти – директор и основатель школы.

«Его полное имя Джим Второй», – улыбается Фернандо и чешет кота за ухом. Джим Первый – портрет кота в раме у входной двери – достался школе по наследству от предыдущего хозяина здания, компании по сбыту бытовой техники.

Фернандо и Джимми приветствуют учеников с достоинством и радушием полновластных властелинов маленького, но уютного мира – мира начальной и средней школы, которую Фернандо, архитектор из Аргентины, создал своими руками.

«Десять лет назад в этих коридорах бегали мыши и крысы, – рассказывает Фернандо. – Джимми их всех разогнал. А я отремонтировал здание и вместе с учениками и педагогическим составом построил компьютерные классы, экспериментальный сад, химическую лабораторию и даже телестудию».

Всем этим сегодня управляют дети. Draw Academy открыла свои двери одиннадцать лет назад. Тогда, в конце девяностых, чартерные школы только начинали входить в моду. Первая чартерная школа в Техасе была учреждена в 1996 году. Сегодня их 212.

«О чартерных школах ходит огромное количество слухов, – говорит Фернандо. – Большей частью неверных. Считается, что чартерные школы – это рассадники преступности и маргинальных элементов. Ничего подобного. По показателям успеваемости мы не уступаем обычным муниципальным школам, а по их росту мы многих даже опережаем».

Чартерные школы – удачный эксперимент американской системы образования. Они совмещают в себе элементы частных и публичных школ. Не являясь подотчетными ни одному РОНО, чартерные школы финансируются из государственных средств, что обеспечивает ученикам бесплатное обучение. Таким образом, чартерные школы являются частными предприятиями с использованием общественных ресурсов. При этом они обходятся без лишней бюрократической волокиты и препон, которые обычно чинят школам государственные органы, что позволяет чартерным школам проводить эксперименты в области образования, совершенно немыслимые в рамках обычных школ.

«В нашей работе мы исходим из той предпосылки, что все дети разные, – говорит Фернандо Донатти. – Разным детям необходим различный подход к обучению. Система образования, принятая в общественных школах, не является панацеей».

С момента открытия школы в 1998 году Фернандо совместно с учителями школы начал внедрять сразу две экспериментальные программы обучения: программу обучения на двух языках – английском и испанском – и программу разновозрастного обучения.

«Наша школа расположена в иммигрантском районе города, где в основном преобладает испаноязычное население, – рассказывает Фернандо, сам уроженец Буэнос-Айреса. – Большинство детей, которые к нам поступают, английским не владеют совершенно. Хотя есть и такие, кто, не выучив английского, уже забыли родной испанский. В основном при поступлении к нам школьники в полной мере не владеют ни одним языком. В большинстве их семей очень низкая культура общения, и даже родной испанский у этих детей находится на рудиментарном уровне. Наша задача – обучить ребят английскому и сохранить им родной испанский язык на уровне, позволяющем полноценное общение».

Среди школьников Draw Academy не все родом из латиноамериканских стран. Есть дети иммигрантов из Африки и Азии. Эти дети учат английский и испанский наравне со всеми.

«Вне зависимости от своего происхождения все наши выпускники покидают школу, владея английским и испанским в совершенстве», – гордо заявляет Фернандо.

Вторая экспериментальная программа школы – это разновозрастное обучение. В классах учатся дети разных возрастов, как когда-то в сельских школах. По мнению Фернандо, такая система образования позволяет осуществлять индивидуальный подход к каждому школьнику.

«Мы разделяем детей не по возрасту, а по способностям, – говорит он. – В конце концов, важно, как человек работает и на что он способен, а не сколько ему лет. Почему второклассник, занимающийся на уровне пятого класса, должен сидеть во втором? Это абсурд».

В школе вообще мало что напоминает о традиционном образовании. В классах, например, нет парт. Вместо них столы, за которыми занимаются группы до шести детей разных возрастов. Школьники работают вместе и самостоятельно, каждый на своем уровне знаний и способностей. За время занятий учителя успевают индивидуально позаниматься с каждым. Времени на это хватает, потому что традиционного классного часа тоже нет.

«У нас в школе нет звонков и перемен, – говорит учитель 3-го, 4-го, и 5-го классов Диего Рестрепо. – Звонки только мешают детям работать. Выйти из класса ребята могут в любое время по необходимости и с разрешения. Этой свободой у нас никто не злоупотребляет, потому что учиться интересно. Детям нравится заниматься, а не валять дурака в коридорах школы».

Чартерные школы как феномен все еще находятся на стадии эксперимента. И хотя уже есть статистика успеваемости учеников чартеров в сравнении с успеваемостью школьников обычных школ, долгосрочного анализа работы чартерных школ пока не существует.

«Зато у нас уже есть выпускники, – хвастается Фернандо. – Некоторые нас навещают. Забегают иногда в гости. Я их тут же приставляю к работе: стены красить, полы чинить. Они это делают с радостью. Работать у нас любят, а пустые тусовки я не разрешаю. Кстати, за все эти годы ни один ученик от нас не ушел. Все доучились и все закончили».

Какое же будущее у чартерных школ?

«Да вот, хотел вторую школу открыть, – размышляет Фернандо. – Но решил, что школа не Макдональдс, чтоб новые точки по всему городу открывать. За двумя школами уследить трудно. Буду распыляться, упадет качество преподавания. Так что с новыми учениками будем работать в старой школе – вот наше будущее».

XS
SM
MD
LG