Линки доступности

«Шапито-шоу» продолжится в Америке


Кадр из фильма «Шапито-шоу»

Кадр из фильма «Шапито-шоу»

Новое российское кино показывают в Нью-Йорке и Техасе

Четыре фильма, снятых в последние два года, представлены в рамках серии показов российского кино в США. Они пройдут с 21 по 26 августа в Нью-Йорке и Форт-Уорт (Техас). В Форт-Уорте, в Музее современного искусства на Дарнелл-стрит, будут демонстрироваться «Елена» режиссера Андрея Звягинцева, «Охотник» Бако Бакурадзе, «Шапито-шоу» Сергея Лобана и «Мой папа Барышников» Дмитрия Поволоцкого и Марка Другого. В Нью-Йорке, в Anthology Film Archives на Второй авеню, покажут «Шапито-шоу» и «Мой папа Барышников». Организаторами показов стали московская студия «Фест-фильм» и техасская некоммерческая организация Lone Star Film Society (LSFS) под эгидой министерства культуры РФ и при поддержке Посольства США в Москве.

Увенчанный спецпризом Московского кинофестиваля прошлого года, фильм-лабиринт «Шапито-шоу» собрал множество восторженных рецензий российских и иностранных критиков. В нем четыре новеллы, каждая со своими героями и сюжетами, которые переплетаются между собой. Микс кабаре и стеба, сюрреализма и соц-арта, мистики и пародии, эта рекордно долгая по продолжительности лента посвящена, по выражению режиссера Сергея Лобана, очаровательным неудачникам.

Сергей Лобан родился в Москве. В 1995 году основал подпольный клуб, ставший центром неформальной культуры. Работал режиссером на телеканале ОРТ. В 2001 году снял фильм «Случай с партизаном». В 2005 году поставил психоделическую драму «Пыль». В нем снялись Петр Мамонов и Алексей Подольский, которых он пригласил и в «Шапито-шоу».

С режиссером Сергеем Лобаном по телефону побеседовал корреспондент «Голоса Америки» Олег Сулькин.

Олег Сулькин: Ваша картина уже показывалась в Америке?

Сергей Лобан: Да, на фестивале в Сиэтле.

О.С.: Как картину приняли в Сиэтле?

С.Л.: Хорошо приняли. В зале, по моим наблюдениям, было большинство русских. Показывали в один сеанс, с антрактом. Иностранцам тоже нравится. В Германии, в Мюнхене, все немцы почему-то были в восторге.

О.С.: А в этот раз, судя по расписанию, ваш фильм покажут в два приема.

С.Л.: Организаторы так решили. Это связано с арендой кинозала, насколько я понимаю.

О.С.: Картина есть где-то в мире в прокате?

С.Л.: Нет.

О.С.: Вас это огорчает?

С.Л.: Не то, что огорчает, но мне хотелось бы, чтобы у фильма была международная дистрибуция. Но поскольку мы включены в кинопроцесс как-то боком, мы не можем это организовать.

О.С.: Иногда по прошествии времени у режиссера возникает желание что-то переделать в своем фильме. У вас такого «лестничного остроумия» не случилось?

С.Л.: Нет. С этим все покончено. Я уже (свой фильм) даже не смотрю. Столько мучений было.

О.С.: Ваши продюсеры и доброжелатели без кавычек наверняка советовали сделать фильм покороче, чтобы он вписывался в один нормальный сеанс. Почему он такой длинный?

С.Л.: Это был основной пункт разногласий с продюсерами. Была целая битва. Но я считаю, что фильм может существовать только в таком виде. У него такая конструкция, он должен быть не менее трех с половиной часов. Мы пытались его сократить, но получалась странная нарезка каких-то событий. В России его длительность стала даже нашим преимуществом. Люди на него ходили по два, три раза. Мы собрали очень много денег для артхаусного кино.

О.С.: Сколько?

С.Л.: Больше миллиона долларов 60 копиями. Таких цифр еще не было в России для артхаусного фильма.

О.С.: Какой бюджет картины?

С.Л.: Два миллиона долларов. Разумеется, фильм не окупился. В широкий прокат его не взяли. Вообще, фестивальное кино собирает в России 20-40 тысяч долларов максимум.

О.С.: Это правда, что один человек по имени Вадим Беляев финансировал «Шапито-шоу»?

С.Л.: Да.

О.С.: Как же вы его околдовали, что он дал вам два миллиона?

С.Л.: У него был благоприятный опыт, связанный с кинопроизводством. Он финансировал кинопроекты «Квартета И» («О чем говорят мужчины» и «О чем еще говорят мужчины»), которые хорошо окупились в прокате, что является огромной редкостью для российского кинобизнеса. А самое главное, что его жена, Катя Герасичева, наша давняя подруга, стала генеральным продюсером фильма.

О.С.: Поскольку ваш проект не вернул деньги, господин Беляев не разочаровался в кинематографе?

С.Л.: Не знаю. Они нас рассматривали, в первую очередь, как имиджевый проект.

О.С.: Имидж-то как раз подтвердился – призами фестивалей, очень хорошей прессой. Хочу вас спросить: «Пыль» вы сняли лет семь назад. Почему такая большая пауза?

С.Л.: Все очень долго длилось. Мы с Мариной Потаповой писали и многократно переделывали сценарий, собирали кастинг, выбирали локейшнс. Без пауз и отпусков плотно занимались «Шапито-шоу».

О.С.: Вы относитесь к редким российским режиссерам, которые вообще не получали никакого государственного финансирования. Не пытались?

С.Л.: Много раз пытались, но нам не дали. Буду пытаться получить финансирование у государства на новый проект, иначе оно их потратит вообще неизвестно на что.

О.С.: Мне очень понравился фильм. Но возникло странное ощущение, что вы попытались втиснуть в него все, что вы умеете, знаете и любите. Как будто это, извините, последний фильм в вашей карьере. Ощущение излишней щедрости. Вы хотя бы отчасти с этим согласитесь?

С.Л.: Отчасти, да. Но он должен был быть мозаикой из большого количества разноцветных стеклышек. Когда начинаешь придумывать, одно тянет другое. Мы это не специально. Сначала все истории рассказывались параллельно. Но потом решили разделить действие на четыре последовательные главы.

О.С.: Откуда эти истории? Этот нескладный малый Киберстранник? Эти глухие? Эти пародисты-имперсонаторы?

С.Л.: Да, это наши приключения, переживания. Некоторые истории имеют конкретных прототипов. Что касается слабослышащих, это наши друзья.

О.С.: Интересна музыкальная составляющая фильма, точнее, музыкально-театральная. И кабаре, и эстрада, и пародисты. У вас уже был какой-то сценический опыт?

С.Л.: Мы с Мамоновым делали спектакль о мальчике Кае и Снежной королеве в театре Станиславского. Там участвовал Леша Подольский, который играет в фильме Киберстранника. Близнецы, двойники Майкла Джексона, конечно, реально существуют.

О.С.: Как вы подбирали актеров?

С.Л.: Каких-то людей мы предполагали сразу, когда писали сценарий. Алеша Подольский. Петя Мамонов – роль писалась для него, про него и про наши с ним отношения. Сережа Попов, который продюсер Цоя. Пересмотрели всех молодых актеров, которые только были, ходили на выпускные театральные спектакли.

О.С.: Некоторые критики связывают ваш стиль с фильмами Сергея Соловьева, в первую очередь, с его знаменитой «Ассой», провозгласившей поэтику стебного арткино.

С.Л.: Ой... Хотелось бы подхватить другую эстафету, например, фильма «Игла» Рашида Нугманова, который нам очень нравится.

О.С.: Ну, а что нравится в мировом масштабе, как говорил чапаевский Петька?

С.Л.: Георгий Данелия и Джим Джармуш.

О.С.: А Феллини?

С.Л.: Феллини слишком крут для нас.
XS
SM
MD
LG