Линки доступности

Политический вакуум в Центральной Азии


Кремль пытается усилить свое влияние в центрально-азиатских республиках

Западные лидеры по-прежнему не могут выработать общей позиции по отношению к поведению Владимира Путина во внешней политике. Отсутствие упреждающих ходов со стороны Запада позволяет Кремлю сохранять за собой инициативу и, фактически, держать в напряжении всю Евразию. Расширение влияния Москвы в том числе направлено на Центральную Азию, где находится сразу несколько постсоветских республик с русскоговорящим населением. Насколько реальны опасения западных держав по поводу увеличивающегося присутствия России в этом регионе?

Любое правительство, отмечают политологи на Западе, нуждается в том, чтобы культивировать в его гражданах чувство национальной принадлежности. Однако, авторитарные режимы, выстроенные вокруг одной фигуры – например, такой, как Владимир Путин, – особенно нуждаются в том, чтобы их народ верил в выполнение высокой национальной миссии.

В Кремле, похоже, считают, что, в глазах россиян, такой высокой миссией является возрождение идеи «великой России». В том числе – усиление политического влияния в республиках постсоветского «ближнего зарубежья». После аннексии Крыма и отделения Абхазии и Южной Осетии от Грузии, НАТО усилил свое военное присутствие на границе с Россией. Возможно, поэтому Москва сейчас обращает свои взоры на восток.

Утверждения Кремля о том, что вооруженные исламисты могут проникнуть в центрально-азиатские республики и создать угрозу безопасности России, небезосновательны. Под этим предлогом, Кремль стремится увеличить свое политическое и военное влияние в регионе. И, пока что, Москве это удается больше, чем, скажем, Пекину.

Так называемая «мягкая сила» России, т. е. культурные связи, уходящие корнями ее в советские времена, активно используется Кремлем на значительном пространстве Центральной Азии. В регионе действуют десятки организаций, который популяризируют русский язык и культуру. Только у фонда «Русский мир» открыты 10 филиалов: по три – в Казахстане и Кыргызстане, и четыре – в Таджикистане.

ОДКБ – Организация договора о коллективной безопасности – еще в начале 90-х сделала долговременными партнерами России такие страны как Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан. У каждой из них имеется русскоязычная община, чьи интересы пытаются защищать власти России. Между Таджикистаном и Россией действует договор о двойном гражданстве. Наличие значительной – 3,5 млн. человек – русской диаспоры и общая граница с Россией делают приграничные области Казахстана объектом политических амбиций режима Путина.

Как объясняет эксперт по энергетике и политическим рискам Агниа Григас, аннексия суверенных территорий может происходить по схеме, состоящей из нескольких стадий: «Сперва, применяется “мягкая сила”. Затем, начинают осуществляться гуманитарные программы, включая и миротворческие миссии. После этого ширится пропаганда, направленная на этнических русских. С их стороны, она сопровождается призывами о защите, после чего в силу вступает финальная стадия: подъем сепаратистского движения и физическая аннексия».

Недавнее турне госсекретаря США Джона Керри по Центральной Азии стало свидетельством того, что в Вашингтоне осознают важность этого региона для глобальной политики. Однако, теперь западным лидерам требуется выработать новый вектор евроазиатской стратегии. Иначе они рискуют, в одно прекрасное утро, проснуться и узнать, что в Центральной Азии образовался очередной антизападный блок под руководством Москвы.

  • 16x9 Image

    Вадим Аленичев

    Журналист, репортер, обозреватель, продюсер; автор и ведущий программ на русскоязычном ТВ и радио; опубликовал более тысячи статей в различных американских изданиях; за свою работу удостоен награды Национальной академии телевизионных искусств США

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG