Линки доступности

Аналитики говорят, что Вашингтон находится слишком далеко, а Москва теряет влияние на постсоветскую Азию

МОСКВА — В России не последовало практически никакой официальной реакции на встречу в Вашингтоне в формате «С5+1», состоявшуюся накануне, когда министров иностранных дел Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана и Туркмении принял госсекретарь Джон Керри. Это выглядит несколько необычно, учитывая то, что три из пяти этих центральноазиатских стран (Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан) входят в созданный Россией военно-политический блок – Организацию Договора о коллективной безопасности, а отношения Вашингтона и Москвы находятся сейчас, как говорят многие эксперты, на уровне «холодной войны».

Лишь спецпредставитель президента России по Афганистану, директор второго департамента Азии российского МИДа Замир Кабулов накануне встречи «С5+1» в интервью агентству ТАСС заявил, что «пока преждевременно судить о работе «С5+1», а если речь идет о решении задачи стабилизации ситуации в Афганистане, то «к настоящему моменту уже создано и существует достаточно международных и региональных форматов, приоритетными из которых для нас являются ШОС и ОДКБ». После встречи Москва пока никак не отреагировала на ее результаты.

Так происходит потому, что, как считают российские эксперты, Центральная Азия сейчас не является полем борьбы США и России за влияние на страны этого региона — по самым разным причинам. Более того – Вашингтон и Москва в принципе заинтересованы в том, чтобы регион, потенциально подверженный угрозе распространения исламистских террористических настроений, оставался стабильным.

Аркадий Дубнов: Москва всегда может обвинить США в подготовке «цветных революций» в Азии

Специалист по странам Центральной Азии Аркадий Дубнов в интервью Русской службе «Голоса Америки» говорит, что в Москве действительно не слишком беспокоятся по поводу встречи Джона Керри с министрами пяти стран этого региона «В Москве, конечно, будут внимательно и достаточно ревниво следить за уровнем отношений между столицами Центральной Азии и Вашингтоном, но особенных оснований для беспокойства в Москве не появится. Более того, в Москве были бы даже заинтересованы в одном, а то даже и двух аспектах налаживания сотрудничества США с регионом – это ситуация в Афганистане и борьба с терроризмом, в первую очередь, исламистского характера».

«Если Москва и Вашингтон сумели бы найти общую платформу для взаимодействия с партнерами в Азии, то это было бы замечательно, но, честно говоря, я не вижу такой перспективы в силу невероятно разноречивого подхода к этому и взаимного недоверия между самими центральноазиатскими странами» – замечает эксперт.

По мнению Аркадия Дубнова, если дела у Вашингтона в контактах со странами Центральной Азии пойдут слишком хорошо, то «Москва может всегда найти повод упрекнуть Штаты в том, что они готовы способствовать каким-то там «цветным революциям» в этих странах, и, хотя Москва найдет аргументы для такого рода обвинений только в различных каналах поддержки правозащитников и НКО в этих странах, это просто торговая марка современного российского режима, поэтому я здесь ничему не удивлюсь».

Однако специалист по Центральной Азии считает, что до этого не дойдет, поскольку США потеряли стратегический интерес к этому региону: «Связь США с этим регионом определялась ролью Центральной Азии как тылового плацдарма для ведения войны в Афганистане, начиная с 2001 года. Но с тех пор, как американцы почти прекратили активные военные действия, то она утратила это значение. Свидетельством того, что этот интерес падает к региону со стороны американцев, является и их снисходительное отношение к беспределу, которые творят внутри такие режимы, как таджикский и туркменский, где оппонентов загоняют в такие тюрьмы, что их никто и никогда потом в лучшем случае не видит, а то и не слышит о них».

В целом, делает вывод Аркадий Дубнов, формат «С5+1» – это протокольные контакты США и властей стран Центральной Азии, в ходе которых Джон Керри подает коллегам-министрам «сигнал, что их не забывают, и готовы в той или иной степени быть плечом, на которое можно опереться в конфигурации, где гораздо более значимыми оппонентами либо партнерами являются Китай и Россия». По степени близости к России эксперт из пяти стран-участниц «С5+1» первым ставит Казахстан, последним – Туркмению.

Алексей Малашенко: Общим местом стали неудачи российских проектов в Центральной Азии

Председатель программы «Религия, общество и безопасность» в Московском Центре Карнеги Алексей Малашенко уверен, что Москва постепенно теряет влияние в Центральной Азии: «Россия медленно, но верно контроль над Центральной Азией утрачивает. Все ее проекты там «накрываются», это уже общим местом стало. Идут поиски согласия между Россией и Китаем, и китайцы явно опережают Россию в экономическом участии в Центральной Азии. Российские же интеграционные проекты, в первую очередь, Евразийский Союз – это то, что подстраивается к китайскому «Шелковому пути». Что касается ОДКБ – это практически нулевая организация».

США, в свою очередь, по словам Алексея Малашенко, в разные периоды рассматривали в качестве приоритетных разные страны: «Американцы пересматривают и корректируют свой подход к Центральной Азии, теперь рассматривают ее не как регион, а как совокупность отдельных стран. Приоритеты меняются: если поначалу где-то до 34% этого всего сотрудничества США с регионом приходилось на Казахстан, то сейчас, по-моему, сотрудничество с Узбекистаном зашкаливает за 40 процентов из всей совокупности контактов. Однако это не такое сотрудничество, которое американцам как-то безумно интересно».

Эксперт отдельно останавливается на явном снижении внимания к региону со стороны США в смысле борьбы с исламистами: «Терроризм, радикальный ислам – от этого никуда не денешься, но в данном случае, Центральная Азия – это придаточное к тому, то происходит на Ближнем Востоке и в Афганистане. Не будь Афганистана, вообще бы этих разговоров не было».

Еще одним показателем не слишком высокого интереса США к Центральной Азии Алексей Малашенко считает то, что Вашингтон выделил 15 миллионов долларов на проекты в сфере торговли, транспорта и энергетики в рамках формата «С5+1»: «15 миллионов долларов на всю Центральную Азию! Что такое 15 миллионов с учетом того, что половину этой суммы там растащат по своим делам?»

В целом специалист Московского центра Карнеги скептически относится к возможности борьбы США и России за влияние в Центральной Азии: «Вашингтон довольно далеко, а Россия сама себя оттуда вытесняет, поэтому вряд ли можно говорить о повышенном интересе обеих сторон к такому соперничеству».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG