Линки доступности

Интернет-цензура в Центральной Азии и как с ней справляется Fergana.ru

  • Эрика Марат

Даниил Кислов

Даниил Кислов

Об успешной модели работы информагентства рассказал его главный редактор Даниил Кислов

Вряд ли можно найти сайт, который бы раздражал политиков Центральной Азии сильнее, чем Fergana.ru. Работая за пределами региона, «Фергана» освещает темы, часто обходимые местными СМИ – от коррупционных схем семьи президента Узбекистана до националистических идей лидера партии «Ата-Журт» в Кыргызстане и пыток в тюрьмах Таджикистана.

Именно поэтому сегодня сайт «Ферганы» заблокирован в четырех странах региона: Кыргызстане, Таджикистане, Узбекистане и Туркменистане. По мнению главного редактора Даниила Кислова, желание правительств Центральной Азии запретить доступ к интернет-ресурсу указывает на то, что у «Ферганы» «получается говорить правду».

Кислов посетил США, чтобы принять участие в церемонии награждения премии Комитетом защиты журналистов (Committee to Protect Journalists), которая прошла во вторник 20 ноября в Нью-Йорке. Одним из обладателей этой премии стал бывший журналист «Ферганы» Азимжан Аскаров из Кыргызстана. Сам Аскаров приехать за наградой не сумел, поскольку уже третий год находится в заключении по обвинению в разжигании межэтнической вражды.

Кислов представил Аскарова на церемонии «как гость, как бывший работодатель и как человек, который знает его историю». Напомним, что покойный журналист из Кыргызстана Алишер Саипов, убитый в 2007 году, также работал с «Ферганой» и «Голосом Америки».

О том, как «Фергана» сумела стать одним из ведущих информационных источников в Центральной Азии, несмотря на цензуру Интернета в регионе, Даниил Кислов рассказал в интервью Русской службе «Голоса Америки».

Эрика Марат: Насколько широко вас читают в странах Центральной Азии, где «Фергана» официально запрещена?

Даниил Кислов: Несмотря на блокировку сайта, аудитория остается широкой, поскольку сегодня при современных возможностях Интернета и минимальном уровне образования и навыков можно обходить блокировки. Жаль, что этого не понимают правительства Центральной Азии – блокировать в Интернете практически ничего нельзя. Обойти цензуру можно, даже просто использовав другой браузер или какие-нибудь маленькие примочки-программы. Поэтому, это очень похоже на бесплодные усилия, которые не дают абсолютно никаких результатов или отрицательно сказываются на образе властей. На месте авторитарных лидеров этих стран, я бы не устраивал блокировку, потому что Интернет априори – это территория открытая и всегда можно достичь того, чего ты хочешь.

Количество нашей аудитории, читающий сайт через прокси-серверы или другие программы и уловки, – это половина наших читателей. Поэтому, если вы посмотрите на цифры посещаемости нашего сайта, то вы увидите, что на первом месте находится Россия, а на втором – Америка. Но это не потому, что нас читают много американцев, а потому что прокси-сервера находятся по большей части на территории Америки.

Мы постоянно предоставляем нашим читателям альтернативные возможности доступа на наш сайт. Например, нас можно полностью читать через «Фэйсбук», где мы выставляем наш материал. Также нас можно читать в «Гугл-ридер»- агрегат новостей, который ассоциирован с «Гугл-мэйл».

Э.М.: Политики Кыргызстана и других стран не раз обвиняли вас в том, что «Фергана» нацелена на подрыв государственности и ваша цель дестабилизировать ситуацию в регионе. Как вы относитесь к подобным заилениям?

Д.К.: Я к ним отношусь абсолютно нормально. Каждый имеет право высказывать свое мнение, в том числе и депутаты парламента Кыргызстана. Однако я бы хотел, чтобы решения о блокировке подобное тому, которое было принято государственным агентством (связи Кыргызстана, – прим. автора), были процедурно правильными.

После того, как наш сайт был закрыт еще полгода назад, мы длительное время пытались объяснить властям Кыргызстана, что это блокировка незаконна и если вы хотите блокировать нас, то Генпрокуратура должны подавать в суд. А суд на основании какой-то авторитетной экспертизы должен признать, что сайт противоречит закону об экстремизме и только тогда закрыть его. Подобно тому, как недавно через суд закрыли доступ к ролику «Невинность мусульман».

Но почему-то наш сайт был закрыт без решения суда. Именно поэтому мы подали заявление в межрайонный суд Бишкека. Наш адвокат Нурбек Токтокунов, который имеет доверенность на действия от нашего имени, подал иск на государственное агентство связи с тем, что они блокировали наш сайта незаконно. Нурбек подал второй иск от себя как от частного лица с тем, что после блокировки были нарушены его права, установленные Конституцией. Это право на доступ к информации.

Поэтому сегодня в Кыргызстане начинается интересное дело против блокировки, которое может не только отразить нынешнее положение дел в Киргизии – то, как относится суд и общество (к произвольной цензуре в Интернете, – прим. автора). Это может стать неким примером и прецедентом для будущей борьбы против блокировок в других государствах Центральной Азии.

Э.М.: Означает ли это, что помимо Кыргызстана в трех других странах Центральной Азии блокировки «Ферганы» были установлены с помощью суда?

Д.К.: Нет, конечно. Разница в том, что там совершенно другие механизмы. Там блокируют без решения суда, а просто после каких-то указаний интернет-провайдеру от властей, от правительства или каких-то других органов. Самая главная проблема в том, что там нет, на кого подавать в суд. В этом смысле Кыргызстан, конечно, более благоприятная почва для легальной борьбы с блокировкой, потому что мы можем подавать там в суд, чего нельзя делать в других государствах.

Э.М.: Как вам, работая вне стран региона, удается в критические моменты находить источники и быть первыми в подаче новостей? Как вы работаете в таких странах, как, например, Узбекистан?

Д.К.: Мое детство и моя молодость прошла в странах Центральной Азии, я уроженец Узбекистана, Ферганы. Я был практически везде, во всех крупных городах Центральной Азии и у меня повсюду есть личные контакты. После того, как я стал заниматься информагентством в 1998 году, я понял, что можно построить модель регионального информационного агентства по-иному. Не так, как это делают другие агентства. Не нужно расходовать постоянный бюджет и, особенно, когда нет возможности для того, чтобы в каждом городе или хотя бы в каждой из республик иметь постоянного корреспондента. Дело в том, что информационные поводы происходят не везде и не каждый день.

Поэтому мы решили, что наладим латентную сеть корреспондентов – просто контакты людей, которые есть в каждом городе нашего большого региона – это журналисты, работающие на другие СМИ. У нас есть обязательство перед этими людьми и у них есть обязательства перед нами: если возникает какой-либо информационный повод в их городе, мы «будим» этого журналиста и он будет работать параллельно на нас, оставаясь местным корреспондентом районной газеты, или местного телевидения, или еще чего-то.

Так было, например, в Таласе 6-го апреля 2010 года, где началась «вторая революция» и волнения (на следующий день они привели к свержению режима бывшего президента Кыргызстана Курманбека Бакиева, – прим. автора). Уже вечером того дня мы имели фото из этого города и подробный рассказ о том, что там произошло. Конечно, туда еще не успел приехать ни один корреспондент, а наш корреспондент жил там и поэтому передавал нам информацию с места. Я считаю, что это очень удобная модель, когда есть коллеги, которые помогают нам.

Так же было и во время Андижана (протесты в Узбекистане в мае 2005 года, – прим. автора), и во время первой революции (в Кыргызстане в марте 2005 года, – прим. автора), и во время Жанаозена (протесты нефтяников в Казахстане в декабре 2011 года, – прим. автора). Мы везде находили людей, которые были готовы эти события освещать.

Э.М.: Опасаетесь ли за безопасность своих корреспондентов, работающих в Центральной Азии?

Д.К.: Безопасность – это ужасно болезненный вопрос. Особенно болезненный он в Узбекистане, где уже 5-6 лет у нас нет легального корреспондента. То есть мы не озвучиваем имена людей, которые работают на нас сегодня. Более того, мы постоянно заботимся об их безопасности, и это происходит потому, что на многих наших корреспондентов были заведены уголовные дела, и многим пришлось уехать из страны. Последний наш журналист Елена Бондарь была вынуждена покинуть Узбекистан и искать убежище из-за жесткого давления властей.

Мы чувствуем ответственность за своих ребят и стараемся обеспечить им безопасность.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG