Линки доступности

Блеск и нищета Кавказа: как живут «слуги народа»


Резиденция Рамзана Кадырова в Центорое

Резиденция Рамзана Кадырова в Центорое

"Хватит кормить Кавказ" или куда уходят деньги

«Хватит кормить Кавказ»

Санкционированный митинг против «избыточного финансирования» кавказских республик под названием «Хватит кормить Кавказ», организованный в субботу в центре Москвы движением «Русский гражданский союз» собрал не более 700 участников. Несмотря на малочисленность акции, она привлекла внимание российских блоггеров и СМИ. В частности, резонанс вызвали резолюции митинга, в числе которых: остановить коррупцию на Кавказе, прекратить «неоправданно высокие субсидии», отказаться от финансирования нереалистичных туристических проектов. Интересным было также требование вывести Ставропольский край из состава Северо-Кавказского округа и придать ему вместе с Краснодарским краем «статус русской национальной автономии».

«Голос Америки» подробно писал о примерах коррупции и клановости во власти на Северном Кавказе, а также о проблемах статуса Ставропольского края. Нужно отметить, что туристическая индустрия, против которой выступали митингующие – краеугольный камень федеральной программы развития Северного Кавказа. Под патронажем полпреда президента России в СКФО Александра Хлопонина создано ОАО «Корпорация развития Северного Кавказа», в перспективных планах которой – освоение более 12 триллионов рублей.

Вместе с тем, уровень доходов населения на Северном Кавказе в среднем остается низким, по сравнению с другими регионами России, а проблема занятости – одной из острейших бед.

Блеск и нищета Кавказа

Коррупция на Северном Кавказе не требует специального расследования – она на поверхности. Костюмы, часы, машины, дома чиновников и их родственников кричат о значительной разнице в официальных и неофициальных доходах. Согласно российским источникам, при зарплате в 2 тыс долларов министр на Кавказе ездит на машине средней стоимостью 1 млн долларов, носит костюмы за 120 тыс долларов и часы, находящиеся в ценовой «вилке» от 10 до 300 тыс долларов. Чиновники районного звена ездят на машинах поскромнее: от 200 до 500 тыс. Дома чиновников эксперты «Голоса Америки» не берутся оценивать из-за «гипертрофированных цен на недвижимость».

Дагестан

Еженедельная гезета «Черновик» в Дагестане в начале марта начала проект под названием «Шеголяли. Щеголяют. И будут щеголять?» Название проекта, как объясняется в предисловии проекта, редакция заимствовала у президента Дагестана. В одном из первых интервью в должности президента Магомедсалам Магомедов сказал о коррупции: «Ни одного чиновника, который замешан в коррупционных схемах, я не намерен терпеть. Они будут уволены, не исключаю громкие уголовные дела и посадки. Неважно, чиновник этот местного, республиканского или федерального уровня, – у нас нет неприкасаемых. Это те, от кого мы будем избавляться в первую очередь. Они больше не будут щеголять кортежами и роскошными домами». Задачу проекта редакция «Черновика» объяснила, как «помощь президенту в изобличении» коррупционеров.

В первом выпуске проекта «Черновик» опубликовал редакционную подборку фотографий домов дагестанских госслужащих с указанием их принадлежности и размеров официальных окладов жалованья хозяев особняков.

В преамбуле к проекту упоминается история с заказом автомобиля представительского класса Audi-8 за 8,5 млн рублей для министра финансов Дагестана Абусамада Магомедова. В российских СМИ эта история получила огласку не из-за публикации дагестанского «Черновика», а благодаря известному блогеру Алексею Навальному, который опубликовал информацию о госзаказе минфина Дагестана в своем блоге. Российские СМИ также сочли, что власти Дагестана отказались от этой покупки в связи с публикацией Навального.

Главный редактор «Черновика» Надира Исаева рассказала «Голосу Америки», что история с министром финансов очень типична для Дагестана: «Это ключевой пост, потому что 40 процентов всех бюджетных потоков в республике проходят через Минфин, и это одно из самых непрозрачных ведомств».

Исаева напомнила, что министерское кресло Гамидов унаследовал после смерти родного брата – Гамида Гамидова, которого «взорвали в собственной машине прямо у входа в здание минфина. Это был один из самых богатых людей в Дагестане, он сделал свое состояние на печально знаменитых «чеченских авизо», – рассказала Надира Исаева.

Репортер «Черновика» Артур Мамаев специализируется на журналистских расследованиях. Он рассказал «Голосу Америки», что в Махачкале на берегу Каспийского моря появился целый городок богатых, куда обычные горожане не имеют доступа. Там в роскошных виллах живут госслужащие разного ранга.

В Дагестане, по словам журналиста, дорогие машины любит не только министр финансов.

«Президент Дагестана ездит на Mercedes С-class последней модели. Таких у нас три. Одна у президента дагестанского отделения «Россельхозбанка», другая у главы Пенсионного фонда Сайгита Муртазалиева. Базовая модель этого автомобиля стоит около 20 млн рублей, наши ездят только на бронированных».

Чиновники районного звена в Дагестане, по данным «Черновика», ездят на Toyota Land Cruiser специальной сборки. Их покупают за 2,5 млн рублей и бронируют за такую же сумму. «Носят только костюмы от самых известных в мире модельеров, тех, что рекламируют в мужских журналах. Ну и часы на десятки тысяч долларов».

Чечня

В Чечне все самое хорошее и все самое плохое во власти ассоциируется с именем главы республики Рамзана Кадырова. В Чечне нет СМИ и журналистов, специализирующихся на антикоррупционных расследованиях. Попытки «Голоса Америки» получить комментарии чеченских источников результата не дали.

Однако в этой республике очень популярна так называемая «социальная журналистика». Десятки видеоклипов, снятых на мобильные телефоны в гараже Кадырова или во время проездов его кортежа по дорогам, распространяются по социальным сетям и вывешены на YouTube. Судя по съемкам, глава Чечни передвигается на супердорогих автомобилях марок Bugatti, Ferrari, Maserati, Lamborghini, Porsche и пр.

В начале марта в блогах появились фотографии резиденции Рамзана Кадырова в Центорое. Полюбоваться ей можно пройдя по этой ссылке.

По оценке российской газеты «Ведомости», только одни из наручных часов Рамзана Кадырова стоят больше 300 тыс долларов.

«Голосу Америки» не удалось найти в Чечне людей, готовых открыто рассказать об источниках богатства своего лидера. Пожелавший остаться неизвестным источник напомнил, что всего лишь 9 лет назад доход семьи Кадыровых не отличался от доходов многих других сельских семей в Чечне. По мнению источника, не обязательно, чтобы глава Чечни напрямую злоупотреблял бюджетными средствами и многомиллионными вливаниями из Москвы: «Благотворительная схема, описанная бизнесменом Колесниковым в случае с Владимиром Путиным, также, а возможно даже более эффективно, работает для Чечни и лично для Рамзана Кадырова. Его люди собирают дань с чеченских бизнесменов по всему миру, многие делают регулярные пожертвования добровольно. Еще Рамзан получает дорогие подарки – за разные услуги, чтобы заслужить или сохранить благосклонность, или – чтобы не попасть в немилость».

Канал получения благотворительной помощи вполне легальный – Фонд имени Ахмада Кадырова. Однако назвать деятельность Фонда прозрачной сложно, в открытых источниках нет документов о его финансово-хозяйственной деятельности.

Ингушетия

Глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров был представлен российскому телезрителю два года назад сразу после вступления в должность, как честный и явно небогатый офицер. В репортаже из родного дома нового главы республики перед россиянами предстала семья Евкурова – обычные селяне, живущие в небольшом доме.

Год спустя ингушские блогеры уже активно обсуждали фотографию главы Ингушетии, на которой, как утверждали знатоки, Евкуров был одет в костюм стоимостью около 100 тыс долларов, а на его запястье красовались часы за 13 тыс долларов.

Ингушский оппозиционер Магомед Хазбиев возглавил популярный сайт Ingushetiyaru.org после гибели его создателей – Магомеда Евлоева и Макшарипа Аушева. Сайт регулярно публикует документы, раскрывающие коррупционные схемы и процессы в Ингушетии.

Хазбиев рассказал «Голосу Америки», что близкие родственники главы Ингушетии занимают большинство ключевых постов в республике: «Люди с фамилией Евкуров теперь котролируют дележку во всех структурах. Например, министром строительства стал руководитель фирмы, где родной брат Евкурова Ахмед работал каменщиком. Теперь Евкуровы по уровню монополизации государственного заказа в строительстве в Ингушетии сравнимы разве только с положением бизнеса госпожи Батуриной при мэре Лужкове в Москве. Вся республика теперь видит, что Ахмед, как и третий из братьев Евкуровых, ездит на Maibach за 660 тыс долларов», – утверждает ингушский оппозиционер. Похожая ситуация, по данным Хазбиева, и в контроле над рынком недвижимости и земли: «Можно десять лет стоять в очереди, и никогда не получить земельный участок. А можно заплатить свояку Евкурова 6-8 тыс долларов и начать строиться на следующий день».

«Мы боролись с коррупцией и клановостью при бывшем президенте Ингушетии Мурате Зязикове, двое моих соратников заплатили за это жизнями. Но клановость и коррупция при Евкурове достигла невообразимых размеров даже по сравнению с зязиковским режимом», – подытожил Магомед Хазбиев.

Коррупция по-американски

Госслужащие США обязаны соблюдать «Стандарты этического поведения для служащих исполнительной власти». Стандарты предписывают, что госслужащий не может, ни под каким предлогом, прямо или косвенно выпрашивать или принимать подарки, которые либо предлагаются служащему нежелательной стороной или, если подарок предлагается ему в связи с занимаемой им официальной должностью.

Подобные правила действуют и в отношении презентов, вручаемых высшим должностным лицам США, в том числе и президенту. Согласно законодательству США, все такие подарки являются собственностью государства. Обычно они хранятся в музеях и президентских библиотеках. После ухода в отставку президент может сохранить наиболее полюбившиеся подарки, если согласится заплатить за них по рыночной стоимости.

Если госслужащий или публичный политик в США уличен в том, что ведет образ жизни не соответствующий уровню его официальных доходов, он становится мишенью журналистских, а потенциально, и антикоррупционных расследований.

К примеру, влиятельный конгрессмен Рэнди Каннингэм в 2005 году был приговорен к восьми годам заключения за «букет» коррупционных преступлений. Поводом для начала расследования стали дорогой дом и яхта, которые ему презентовал бизнесмен, заинтересованный в том, чтобы конгрессмен помог ему с заключением государственных контрактов. Журналисты засекли новую собственность Каннингэма – публикации СМИ стали причиной начала официального расследования.

О событиях на российском Кавказе читайте в спецрепортаже «Кавказ сегодня»

XS
SM
MD
LG