Линки доступности

Станет ли Каспий ареной соперничества и противостояния?

  • Наджия Бадыкова

Президент России Дмитрий Медведев предложил вернуться к идее создания Организации каспийского экономического сотрудничества (ОКЭС). Об этом он заявил на совещании по прикаспийскому сотрудничеству, прошедшему 17 августа в Астрахани. Эта идея не нова и была выдвинута Ираном в 1992 году на тегеранской конференции стран прикаспийского региона, однако тогда не получила поддержки. Затем к вопросу о создании ОКЭС страны региона возвращались неоднократно.

Рустам Мамедов, профессор Бакинского государственного университета, занимается вопросами Каспия не первый год. В интервью Русской службе «Голоса Америки» он сказал, что наконец-то Россия поняла, что силовая форма сотрудничества не принесет успеха в этом регионе. Геополитическая обстановка сегодня совершенно иная, и, возможно, именно сейчас можно будет начать конструктивный разговор на эту тему. «Сегодня прикаспийские государства подошли вплотную к вопросу, как им быть – идти по пути конфронтации или по пути сотрудничества, – говорит Мамедов. – Более того, для России именно сейчас вопрос соперничества и противостояния с США и Евросоюзом становится весьма актуальным».

Павел Фельгенгауэр

Павел Фельгенгауэр

Павел Фельгенгауэр, российский независимый военный эксперт, считает, что желание Москвы вернуться к вопросу сотрудничества на Каспии связано, прежде всего, с попытками предотвратить строительство газопроводов в этом регионе в обход России. Именно сейчас стало ясно, что Россия может потерять контроль, поэтому Москва начала поддерживать иранские предложения по блокированию любых проектов на Каспии, отмечает Фельгенгауэр. Далее эксперт продолжает: «Второе, не менее важное, а даже, наверное, самое главное, это то, что Россия хочет добиться в рамках стран прикаспийского региона подписания специального соглашения. Суть соглашения сводится к тому, что на Каспийском море должны присутствовать только военно-морские силы прибрежных стран. У Москвы есть серьезные опасения, что в регионе могут появиться американские базы или силы НАТО. Этого не хотят ни Россия, ни Иран».

Профессор Уэслианского университета Питер Ратлэнд отмечает, что Вашингтон не заинтересован в создании напряженности вокруг Каспия и не намерен вооружать какие-либо страны региона. «Надо признать, что в регионе присутствуют соперничество и противостояние, и что американцы прилагают усилия для диверсификации поставок энергоресурсов оттуда», – подчеркивает Ратлэнд.

«Американцы говорят, что у них нет планов военного присутствия на Каспии, но на всякий случай, так как мы, россияне, им не верим, и иранцы им также не верят, мы не хотим американцев пускать на Каспий». Таково мнение Павла Фельгенгауэра.

Рустама Мамедов считает, что сегодня только Туркменистан и Иран «ломают схему сотрудничества, выстроенную Россией и таким образом не дают прикаспийским странам позаботиться о безопасности.

«Да, Москва боится, что в этот регион пробьются силы НАТО, – аргументирует Мамедов. – Если это произойдет, то будет серьезная конфронтация между Западом и Россией. Если бы все пять государств смогли согласовать схему сотрудничества, тогда не нужны были бы ни силы НАТО, ни американцы. Россия укрепила бы свою безопасность, а остальным государствам не надо бы было вооружаться. Возможно, мы стали бы свидетелями обратного процесса – демилитаризации. Иранцы вместе с туркменами заставляют страны вооружаться».

«Пока мы являемся свидетелями того, что происходит наращивание военных сил, прежде всего российских, – говорит Павел Фельгенгауэр. – Россия запустила несколько новых кораблей, и если раньше каспийская флотилия была «отстойником», то сейчас она стала существенной силой, особенно на фоне сокращения остальных флотов России.

Надо признать, что Россия опасается Ирана, так как если мы блокируемся с ним по одним вопросам, то по другим у нас разногласия. Например, иранские претензии на раздел Каспия нас не устраивают. Но отмечу, что процесс милитаризации Каспия уже идет: у Ирана есть военно-морские силы, начали укрепляться Туркменистан, Казахстан и Азербайджан. Так что на Каспии происходит пока небольшая региональная гонка вооружений. Если Каспий раньше был просто озером, то теперь это арена соперничества и противостояния».

При всем этом, Фельгенгауэр подчеркивает, что России критически важно также не допустить, чтобы страны Центральной Азии начали поставки энергоресурсов в Европу в обход России. Россия будет всячески противостоять этому.

Россия хорошо понимает, что появление газопровода «Набукко» разрушит ее планы по конкуренции и доминированию, продолжает Рустам Мамедов. «Однако каждая страна региона в переговорах с Россией преследует свои стратегические интересы, – указывает он. – Так, позиция Баку будет зависеть от того, кто и как будет помогать Азербайджану в разрешении Нагорно-Карабахской проблемы.

Пока Евросоюз не смог нам помочь. Они получают наш газ, а вот помочь решить проблему отказываются. Они используют двойные стандарты. Москва обещает нам помочь, пока ничего нет, но мы ждем. Поэтому то, что Баку не подписал соглашение по «Набукко» это вполне правильное решение. Это ответ Западу и Евросоюзу на их политику и сигнал России для обдумывания. Мне кажется, что Азербайджан и Россия близки к тому, чтобы разрешить карабахскую проблему и вопросы стратегического партнерства».

Павел Фельгенгауэр не разделяет такую точку зрения. Он считает, что Азербайджан традиционно проводит взвешенную политику, поддерживая ровные отношения как с Россией, так и с Грузией или Западом. «Смогут ли азербайджанцы балансировать и достичь успеха? Баку, конечно же, хотел бы, чтобы Москва давила на Ереван, и чтобы был разрешен вопрос Нагорного Карабаха в приемлемой для Азербайджана форме, но я думаю, что это маловероятно. Да, Россия предлагает свои посреднические услуги, готова разместить в Нагорном Карабахе миротворцев. Об этом еще говорил Павел Грачев в 1994 году. Однако разрывать отношения с Арменией или оказывать на Армению давление Россия не может и не будет. Поэтому надежда Баку, что Москва изменит свой подход к проблеме Нагорного Карабаха, я думаю, пока ни на чем не основана», – подчеркивает Фельгенгауэр.

«Если Россия примет решение поддержать Азербайджан в ущерб партнерству с Арменией, то это приведет к полному изменению баланса сил в регионе. В это очень сложно поверить», – отмечает Питер Ратлэнд.

Выступая в Астрахани, президент Медведев отметил, что он намерен посетить страны региона в ближайшее время и обсудить с их лидерами вопрос создания Организации каспийского экономического сотрудничества. Как будут развиваться события, и реальна ли идея создания ОКЭС? Пока не ясно. Однако аналитики согласны в том, что прийти к единому мнению, ограничившись только экономическим аспектами сотрудничества, будет крайне сложно.

XS
SM
MD
LG