Линки доступности

Музыкальная традиция Центральной Азии объединяет евреев и мусульман


В Карнеги-холле

В Карнеги-холле

Уникальный концерт в Карнеги-холле с участием артистов из Узбекистана и бухарской диаспоры

Знатоки называют концерт, состоявшийся на прошлой неделе в одном из малых залов знаменитого Карнеги-холла, уникальным. И дело не только в том, что здесь впервые была представлена классическая музыка Центральной Азии шашмаком, объявленная ЮНЕСКО «шедевром устного и нематериального наследия человечества». Эксперты отмечают, что впервые на одной сцене оказались мастера этой традиционной музыки высочайшего класса, проживающие сегодня в США и в Узбекистане.

По словам Питера Рушевски, директора нью-йоркского Центра традиционной музыки и танца, концерт в Карнеги-холле – важное событие не только для многочисленной общины бухарских евреев в Нью-Йорке, заполнившей зал до отказа, но и для американской культуры в целом.

«Настало время признать шашмаком частью американской музыкальной культуры, – сказал американский музыковед корреспонденту Русской службы «Голоса Америки». – Эта община существует уже около 40 лет и насчитывает 90-100 тысяч человек. В связи с чем возникает вопрос: в какой момент их музыкальная культура получит здесь “вид на жительство”?»

Концерт в Карнеги-холле был приурочен к 90-летию со дня рождения народного артиста Узбекистана Тургуна Алиматова, скончавшегося в 2008 году и обладавшего, по мнению критиков, «неповторимым стилем исполнения мелодий классического национального музыкального искусства». Сыновья и внук музыканта, продолжающие заложенную отцом традицию, впервые прилетели в Нью-Йорк для участия в юбилейном концерте.

Предваряя выступления музыкантов, профессор Дартмутского университета, музыковед и этнограф Теодор Левин, автор книги «Сто сумасшедших от Бога, или Музыкальные путешествия в Центральную Азию и... в Квинс» (район компактного проживания бухарских евреев в Нью-Йорке – М.Г.), лично знавший Тургуна Алиматова, сравнил классика узбекской музыки с такими великими композиторами, как «Бах, Бетховен или Шостакович».

При этом сам жанр, в котором работал Алиматов, сложился отдельно от западной музыкальной традиции. Эксперты считают вокально-инструментальный жанр маком вершиной устной традиции узбекской профессиональной музыки. Некоторые исследователи видят в сформировавшихся в средние века макомах развитие древнейших канонизированных песнопений, которые задолго до установления в Центральной Азии ислама были связаны с астрологическими представлениями зороастрийцев. Предполагается, что первоначально специальная ритуальная музыка, получившая название «маком» (что в буквальном переводе с арабского означает «местоположение»), в определенное время суток исполнялась над крепостными или городскими воротами во время смены караула.

Макомы – циклы вокально-инструментальных пьес, чьей поэтической основой служат образцы древней народной поэзии и лирические произведения классиков восточной литературы – по своим стилистическим особенностям разделяются на бухарский и хорезмский циклы. Бухарский цикл – шашмаком – содержит шесть макомов, каждый из которых состоит из двух разделов – инструментального и вокального. Каждый инструментальный раздел включает в себя несколько законченных пьес, отличающихся мелодическими и ритмическими построениями. Вокальные разделы бухарских макомов состоят из нескольких композиций, которые традиционно исполняются в строгой последовательности.

По словам президента Узбекско-американского фонда искусств, музыковеда Рафаэля Некталова, «слух бухарского эмира издревле услаждали певцы-евреи», чья большая община жила в Бухаре.

Музыкальная традиция как платформа сотрудничества евреев и мусульман

«Этот концерт стал воплощением моей мечты, – сказал «Голосу Америки» Некталов, восхищавшийся музыкой Алиматова, еще живя в Самарканде. – После смерти Тургуна Алиматова я пообещал себе, что создам нечто, достойное его памяти. Несмотря на то, что он жил в непростое время, когда тоталитарное советское обществе не располагало к искренности, Тургун Алиматов всегда говорил правду и то, что думал. В течение долгого времени у него не было никаких официальных званий – только народная любовь».

«Он был абсолютно свободным человеком, – добавил Некталов, – и символом свободомыслия узбекского народа».

Рафаэль Некталов, активист общины бухарских евреев, познакомился со своим кумиром уже после эмиграции в США, во время одного из визитов в Ташкент. К тому времени Алиматов был уже старым человеком, и Некталов был поражен его аскетичностью.

«Для меня было очень важно и интересно послушать его рассказы, потому что в ансамбле, в котором он работал, было очень много бухарских евреев, которые создали свою вокальную школу в Узбекистане и оставили очень яркий след в музыкальной культуре шашмакома, – вспоминает Рафаэль Некталов. – Он рассказывал упоительные истории о том, как он учился у Боруха Зеркиева, обладавшего уникальной музыкальной памятью, и восторгался до слез искусством бухарских евреев, оказавшихся носителями древней узбекской музыкальной традиции».

По словам Некталова, музыка шашмаком – «памятник тому, как плодотворно могли сотрудничать бухарские евреи-иудеи и узбеки-мусульмане».

Впрочем, как отмечает музыковед Питер Рушевски, творческое сотрудничество евреев и мусульман не уникально для Центральной Азии.

«Подобное сотрудничество можно было наблюдать в Оттоманской империи, в древнем Ираке и Персии, в Марокко, на Кавказе; в Восточной Европе музыканты, работающие в стиле клейзмер, сотрудничали с татарскими музыкантами, исповедовавшими ислам, – говорит эксперт. – В западной классической традиции еврейские музыканты тоже занимают видное место».

«Трудно найти музыкальную культуру, в которой евреи и мусульмане не взаимодействовали бы друг с другом, – резюмирует Рушевски. – В течение последних 50 лет много внимания уделяется конфликтам между иудеями и мусульманами, однако с исторической точки зрения это – относительно новое явление. Во многих регионах мира евреи и мусульмане веками жили бок о бок и были частью переплетающегося культурного ландшафта. Может быть, музыка – это лишь показатель этого явления».

С «бухарского Бродвея» – в Карнеги-Холл

Сегодня одну из центральных улиц района Форест-Хиллс в Квинсе – 108-ю – называют «бухарским Бродвеем». Здесь живут некоторые из ведущих исполнителей музыки шашмаком, включая одного из тех, кем восторгался Тургун Алиматов – Аврома Толмасова. Он принимал участие в концерте в Карнеги-холле вместе с сыновьями Алиматова Алишером и Валишером и внуком Аброром Зуфаровым.

«После развала Советского Союза Центральная Азия стала очагом напряжения, и многие бухарские евреи уехали оттуда, – говорит Рафаэль Некталов. – Там начались конфликты между кыргызами, узбеками и таджиками. Мы очень боялись. Но при этом к нам – евреям – относились очень благожелательно».

Некталов считает вопрос иудейско-мусульманского диалога чрезвычайно важным.

«Например, – говорит он, – недалеко от района, где мы живем в Квинсе, есть община выходцев из Бангладеш. Мы организовали для них «день здоровья»: наши врачи пришли и бесплатно проводили консультации для тех, у кого нет медицинской страховки. Все это происходило у них в мечети. Обычно бухарские евреи туда никогда не ходили, но мы сказали нашим раввинам, что хотим помочь нашим соседям, и они нас на это благословили. Мы всегда объясняем, что не должно быть исламофобии, как и не должно быть антисемитизма».

«Устраивая этот концерт в Карнеги-холле, – продолжает Некталов, – мы хотели показать, что шашмаком – это не только прошлое, но и сегодняшний день. Эта музыка может нас объединять».

По словам продюсера, в организации концерта ему помогли Конгресс бухарских евреев США и Канады и Туркестано-американская ассоциация, объединяющая узбеков, покинувших Родину в 1930-40-е годы.

В этом контексте слова посла Узбекистана в США Ильхома Нематова, произнесенные со сцены Карнеги-холла, приобретают особый смысл. Дипломат отметил, что концерт с участием музыкантов из Узбекистана и диаспоры стал «продолжением конструктивного диалога и активного взаимодействия между народами Узбекистана и США». Посол выразил надежду, что это событие позволит продолжить «прогресс, достигнутый за последние 3 года в развитии двусторонних отношений и культурного сотрудничества».

Как известно, правозащитные организации резко критикуют правительство президента Узбекистана Ислама Каримова за вопиющие нарушения. Однако ни посол этой страны, ни представители бухарской диаспоры не стали поднимать этот вопрос во время мероприятия.

Что будут слушать американцы через сто лет?

Рафаэль Некталов с некоторым удивлением отмечает то внимание и уважение, которым пользуется в США традиционная музыкальная культура Центральной Азии, несмотря на то, что она может оказаться непростой для восприятия людям, воспитанным в западной музыкальной культуре.

Однако музыковед Питер Рушевски не видит здесь ничего удивительного и призывает признать, что шашмаком – «это не просто импортированный музыкальный жанр, а музыка, которая обрела здесь настоящий дом».

«В Нью-Йорке живут не только музыканты, исполняющие произведения, написанные в Центральной Азии, но и композиторы, – указывает он. – Шашмаком – это классическая музыкальная форма, но сегодня в Нью-Йорке работают музыканты, интерпретирующие ее по-новому».

«Культура Америки отражает многообразие ее народа, – резюмирует Рушевски. – Это относится и к американской музыке. Можно сказать, что в основе рок-н-ролла лежит африканская музыка. Может быть, лет через сто музыка из других регионов мира станет ключевым компонентом нового жанра, который будут слушать все американцы».

Новости искусства и культуры читайте в рубрике «Культура»

XS
SM
MD
LG