Линки доступности

Сенатор Кардин считает американо-российские отношения прочными

  • Виктор Васильев

Бенджамин Кардин

Бенджамин Кардин

Сенатор заявил, что «закон Магнитского» следовало бы распространить на нарушителей прав человек и из других государств

МОСКВА – Сенатор-демократ Бенджамин Кардин назвал американо-российские отношения весьма прочными. По его мнению, их состояние не мешает нормальному диалогу между двумя странами, несмотря на действие «закона Магнитского». Об этом сенатор сказал в понедельник на конференции в Вашингтоне.

«Отношения между нашими странами достаточно крепки для того, чтобы мы могли обсуждать самые разные вопросы», – отметил Кардин.

Пикантность моменту придает то, что сенатор в свое время выступил в роли разработчика одного из вариантов «закона Магнитского», названного в память о скончавшемся при странных обстоятельствах в московском СИЗО аудиторе фонда Hermitage Capital. В России по-разному интерпретируют слова Кардина.
«Несмотря на «закон Магнитского» серьезные интересы кремлевской верхушки затронуты не были. Например, компаниям Абрамовича и Тимченко вряд ли будут пытаться носить какой-то ущерб»

Все равно придется договариваться?

Президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский полагает, что это вполне понятная, «хотя и не слишком замысловатая точка зрения».

«Это точка зрения здравого смысла. Она заключается в том, что (сторонам) надо разговаривать в любом случае, и отражает, конечно, уже состоявшееся разочарование в Америке, да я думаю, что и в Европе тоже, в том, что с российским руководством можно разговаривать как с членами одного клуба, как с такими же, как они сами», – заметил он в разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

Как ему представляется, в мире общепризнано, что «Россия – в большей степени варварское государство».

«Но из этого нет причин делать истерику, а надо работать с этим государством, – добавил он. – И если оно совершает очень странные действия, на них надо реагировать, давать отпор, не позволять российской политической идеологии распространяться на другие цивилизации. Однако в своих пределах русские могут быть такими, какие они есть».

В свою очередь, по оценке политического аналитика Андрея Пионтковского, это довольно стандартная официальная американская позиция исполнительной и законодательной властей, «основанная на селективном (выборочном) партнерстве».

«Она заключается в том, что есть вопросы настолько крупные, как они (американцы) считают, для национальной безопасности США, что их надо обсуждать с Москвой в конструктивном ключе, что Путин здесь очень важен», – пояснил Пионтковский в интервью «Голосу Америки».

В число таких вопросов он, прежде всего, включил те потребности, которые возникли у США в связи с выводом войск из Афганистана, имея ввиду перевалочный базу НАТО в Ульяновске и вообще транспортный маршрут, а также ядерную тематику.

«При этом так называемая адженда (agenda) прав человека и положение демократических институтов в России при всей их важности не должны мешать рассмотрению этих ключевых для американских интересов вопросов», – констатировал аналитик.

«Закон Магнитского» – глобальный аспект

Бенджамин Кардин также заявил, что хочет, чтобы действие «закона Магнитского» получило гораздо более широкое распространение, чем сейчас.

Напомним, Кардин – автор сенатской версии законопроекта о «списке Магнитского». Предложенный им вариант, предусматривающий экономические и визовые санкции в отношении нарушителей прав человека, не предполагал фокусироваться исключительно на России.

Глеб Павловский назвал это «очень американской» точкой зрения.

«Американцы не считают, что Россия – уникальное образование. Есть много и других воровских режимов разной степени коррумпированности. Например, в США нет никаких заблуждений насчет коррумпированности Китая. Просто там эта коррумпированность не доходит до самого верха, как у нас», – подчеркнул он.

На его взгляд, Кардин отражает универсальную позицию.

«Думаю, она найдет выражение в каких-то дальнейших действиях Америки по выстраиванию кордона против режимов, которые решили позволить себе то, что не позволяют остальные», – заключил глава Фонда эффективной политики.

Компаниям Абрамовича и Тимченко ничего не угрожает?

По мнению Андрея Пионтковского, для России это в большей степени вопрос о мере «подслащивания пилюли», чем о сути проблемы. Кроме того, он предполагает, что Кардин в своих комментариях как бы базируется на результатах встречи Лаврова и Керри, хотя не ссылается на них прямо.

«В Берлине, собственно, и была подтверждена та линия, что страны могут обмениваться достаточно жесткими заявлениями и даже резолюциями по некоторым вопросам, но есть стратегические интересы, настолько важные для национальной безопасности США, что они не должны ставиться под сомнение».

Интерпретация Москвы немножко проще, считает Пионтковский.

«Она звучит по-пацански: мы такие важные и крутые, что американцы без нас не обойдутся, и любые плевки с нашей стороны будут сносить. Такая линия подается Кремлем общественному мнению внутри страны», – обобщил он.

По его убеждению, Кремль сейчас больше всего интересует безопасность своих активов в США.

«Несмотря на «закон Магнитского» серьезные интересы кремлевской верхушки затронуты не были. Например, компаниям Абрамовича и Тимченко вряд ли будут пытаться носить какой-то ущерб. Вот на этом и зиждется сердечное согласие между Кремлем и Вашингтоном», – подытожил аналитик.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG