Линки доступности

Голливудский режиссер рассказывает о новой версии своей культовой картины и о том, почему у него получается снимать кассовые фильмы

Американский режиссер Джеймс Кэмерон привез в Москву свой оскароносный фильм «Титаник» – теперь уже в новом формате 3D. Режиссер признал, что, переведя картину в трехмерное изображение, он достиг главной цели – предоставить зрителю возможность полностью погрузиться в происходящее на экране. В широкий российский прокат обновленный «Титаник» выходит 5 апреля. Премьера была приурочена к 100-летию крушения легендарного лайнера. Корреспондент «Голоса Америки» Галина Галкина встретилась с Джеймсом Кэмероном накануне его поездки в Москву на голливудской киностудии «Двадцатый век Фокс».

Джеймс Кэмерон – не совсем обычный режиссер. Он – «человек-оркестр»: сценарист, продюсер, монтажер, редактор, инженер-конструктор декораций, дизайнер, оператор подводных съемок, один из первых специалистов по визуальным эффектам… А еще он – художник.

Галина Галкина: Господин Кэмерон, правда ли, что рисунок, изображающий главную героиню фильма Розу Дьюитт Бьюкейтер, вы сделали сами, и что в кадре мы видим ваши руки, а не Леонардо ДиКаприо, который играл влюбленного в Розу Джека Доусона?

Джеймс Кэмерон: Да, это правда. Все остальные рисунки в альбоме Джека – тоже мои. Правда, из-за того, что я левша, а Джек нет, при монтаже пришлось инвертировать отснятые кадры моих рисунков. Моя мама была художником, так что я кое-что от нее унаследовал.

Г.Г.: Пригодился ли вам художественный талант при конвертации оригинального «Титаника» в формат 3D?

Д.К.: Да, конечно. Несмотря на то, что над новой версией фильма работали 300 художников, я тоже отсматривал кадр за кадром и если замечал, что что-то не так, то говорил им. В общей сложности на новый фильм мы потратили 18 миллионов долларов. Но эти средства пошли не только на версию фильма в 3D, но и на 3D IMAX, которую еще называют цифровой 3D IMAX. У нас теперь есть версия «Титаника» в RealD 3D, Dolby 3D, а также на 35-миллиметровой пленке, в цифровом 2D, а затем она будет 2D IMAX. Так что каждый может выбирать версию картины по своему вкусу. Я думаю, что большинство людей с легкостью перешли на 3D и получают удовольствие от просмотра фильмов в этом формате. Но не все. Потому мы и хотим, чтобы «Титаник» существовал в любом формате, и его мог посмотреть каждый, кто захочет.

Г.Г.: Что проще – снимать фильм в 3D или трансформировать его в этот формат?

Д.К.: Конечно же, проще снимать в 3D и получать от этого удовольствие, потому что если что-то выглядит не так, как хочется, то можно подвинуть стол, чтобы уменьшить или увеличить расстояние или настроить камеру. То есть вы можете многое изменить для того, чтобы удовлетворить свое видение той или иной сцены. Но когда перед вами готовый фильм, этого сделать нельзя, поэтому приходится работать намного больше, чтобы привести его в соответствующий вид. Когда я снимал 3D-фильмы в качестве режиссера, то получал намного больше удовольствия, чем когда я трансформировал «Титаник» в 3D, поэтому я не рекомендую своим коллегам заниматься этим. Это очень трудноемкий процесс, наверное, один из самых сложных в кинематографии.

Г.Г.: Тем не менее, вы сделали это – почему?

Д.К.: Мы сделали это потому, что у меня есть команда преданных своему делу людей, которые считают своим долгом развлекать зрителей, доставляя им удовольствие. А зрители хотели посмотреть «Титаник» сегодня. Не переснимать же этот шедевр (смеется). Вот мы и осовременили его как могли.

Г.Г.:
Значит, ваш совет – снимать сразу в 3D, даже несмотря на то, что это более дорогой процесс, чем перевод фильма в этот формат?

Д.К.: Представьте себе, что вы решили снимать черно-белый фильм, потому что это на пару сотен долларов дешевле, чем снимать цветной. А потом станете переводить его в цвет. Как вы понимаете, это не имеет никакого смысла. То же самое можно сказать про 2D и 3D.

Я неосторожно оговорился, что я против трансформации фильма в 3D. Но я имел в виду прежде всего новые фильмы, то есть те, которые еще не сняты. Что касается имеющихся фильмов, то режиссеры должны выбирать с большой осторожностью именно те, которые более всего любимы зрителями, чтобы вернуть их на экран в том виде, к которому мы все привыкли. Ну кто не захочет посмотреть в 3D «Индиану Джонса» или «Крестного отца»?! Лично я с удовольствием бы посмотрел в этом формате «Крестного отца».

Г.Г.:
У вас было искушение изменить что-то в процессе перевода фильма в новый формат?

Д.К.:
Да, безусловно, у нас было большое искушение улучшить визуальные эффекты. А также кое-что изменить во внешнем виде корабля, так как теперь мы лучше знаем, как он выглядел на самом деле. Когда мы строили декорации, то использовали всю существующую на тот момент информацию о нем. Но она в основном основывалась на том, как выглядел его брат-близнец «Олимпик», который был построен первым. Ведь никто не ожидал, что капитан «Титаника» потопит его, причем во время первого рейса, буквально через пять дней, и было решено, что «Титаник» будут фотографировать в Нью-Йорке, где устроят большой банкет в его честь. Так что на самом деле фотографий «Титаника» очень мало. Несколько фотографий сделали туристы на борту корабля и во время его последней остановки в Ирландии.

Так что наш корабль в фильме был создан по образу «Олимпика». Их строение было одинаковым, но выглядели они все-таки по-разному. В последние несколько лет я потратил много времени и денег на то, чтобы изучить интерьер «Титаника». На сегодняшний день мы изучили где-то 65-70 процентов интерьера с привлечением роботов.

Г.Г.:
Церемония «Оскар», на который «Титаник» получил 11 золотых статуэток, была посвящена этому фильму. И вот теперь мы можем констатировать, что он стал культовым, как и многие ваши другие фильмы – «Чужие», «Терминатор», «Аватар». Как у вас получается снимать кассовые и одновременно высокохудожественные фильмы?

Д.К.:
Это получается потому, что со мной работает команда профессионалов. Когда мы снимаем фильм, то думаем, что если мы даже потеряем в деньгах, то все равно будем впереди потому, что так, как мы, еще не снимал никто (смеется). Я не думаю: «Дай-ка я сниму этот фильм, чтобы подзаработать». У меня, конечно, тоже бывают коммерческие проекты. Но они позволяют мне снимать фильмы, идеями которых я одержим. И «Титаник» был одним из них. Другое дело, что нам повезло в том, что зрители тоже захотели посмотреть наш оригинальный фильм. Надеюсь, что их привлечет и обновленный «Титаник». Но если этого не случится, и мы соберем всего 18 миллионов, которые на него затратили, то я все равно буду очень рад, что сделал это.

Другие интервью со звездами Голливуда читайте в рубрике «Звезды Голливуда»

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG