Линки доступности

Президент Российско-американского Совета делового сотрудничества размышляет об амнистии осужденных предпринимателей и перспективах работы российских компаний в США

Давид Якобашвили представляется как президент Российско-американского Совета делового сотрудничества, у него много и других званий и должностей. Он – председатель Совета директоров корпорации «Биоэнергия», член Общественного совета при Министерстве культуры и один из создателей компании «Вимм-Биль-Данн».

Евгения Кузнецова: Как вы оцениваете нашумевший проект амнистии бизнесменов, представленный омбудсменом Борисом Титовым, и его дальнейшую судьбу?

Давид Якобашвили: У нас были обсуждения по этому поводу на площадке «Деловой России» (общественное объединение предпринимателей – Г. А.) и РСПП (Российский союз промышленников и предпринимателей – Г. А.). Я надеюсь, что этот проект не отменен, что в него будут внесены изменения.

Конечно, сначала у нас было искушение просить руководство страны объявить амнистию всем заключенным, которые были арестованы и которые находятся в процессе следственного разбирательства по экономическим вопросам.

В данной ситуации, отпустив их – это несколько десятков тысяч человек – и дав им возможность реабилитироваться, можно было бы создать новые рабочие места. Есть же люди, которые сидят по случайным делам, по непониманию или по ошибке! Если их выпустить, они пополнят бюджет новыми налогами. Сотни и тысячи семей которые смогут обрести достойный уровень жизни.

Е. К.: Как вы оцениваете заявление президента Путина, который назвал проект амнистии сырым и непроработанным?

Д. Я.: Конечно, некоторые из арестованных бизнесменов, если их освободить, попали бы обратно в тюрьму, потому что есть люди, у которых мошенничество в крови.

С другой стороны, у нас правоохранительный аппарат правильно заточен и вполне в состоянии в случае чего посадить этих бизнесменов обратно.
Кроме того, наш новый министр внутренних дел (Владимир Колокольцев – ГА) – очень грамотный человек, который в состоянии справиться с этой проблемой и все отрегулировать.

Я считаю, что надо дать людям шанс – за это мы ратовали и продолжаем ратовать. Исходя из чисто практического интереса, можно сделать вывод, что это даст стране совершенно необходимый импульс.

Е. К.: У вас есть опыт общения с предпринимателями, имеющими опыт отсидки? Как они ведут бизнес?

Д. Я.: У нас очень несовершенное законодательство, дающее возможность чиновникам и правоохранителям двояко рассматривать вопрос вины конкретного человека.

Я встречался с людьми, которые по абсолютной глупости попали за решетку и отсидели, даже после Перестройки сидели по статье «Валютные операции» и прочим статьям, которые не соответствуют жизни.

Разумеется, это большое горе, они теряли много времени – по 5 – 6 лет. После этого они понимали, что надо жить осторожно. Но я должен сказать, что тюрьма никого не исправляет, и мало кому длительный срок пошел на пользу.

Е. К.: Давайте поговорим на более позитивную тему – о российско-американском сотрудничестве в сфере экономики. На ваш взгляд, достигает ли оно сейчас достаточно высокого уровня?

Д. Я.: Уровень, которого на сей день достигает наше сотрудничество с США, совершенно не соответствует тем реалиям, которые существуют. На уровне сотрудничества, бизнеса, обмена опытом, заимствований в сфере бизнеса и ведения бизнеса, инноваций – ничего не происходит.

В этом случае играет очень большую роль именно политическое несогласие друг с другом и выдвижение обвинений в адрес друг друга. Почему-то все время принимаются полярные точки мнений при принятии решений, при решении задач.

Но, несмотря на это, я думаю, власть – с одной стороны, и бизнес – с другой при благоприятном стечении обстоятельств позволяют осуществлять сближение. Для этого есть предпосылки у российских компаний, которые работают в США. То же и с американскими компаниями, большинство из которых очень удачливы и имеют хороший опыт ведения бизнеса на территории России.

Мы провели специальный опрос по поводу сотрудничества. У меня уже была беседа с министром иностранных дел Лавровым, он попросил меня подготовить по этому поводу справку. Я сделал справку о том, что недовольства фактически нет, наоборот, компании очень довольны. У международных компаний российский рынок вообще, как правило, занимает малую долю в бизнесе. Но я знаю компании, где он занимает второе место.

Так что американский бизнес удачно ассимилируется здесь. А вот с российскими компаниями все не так просто: есть более удачливые, есть те, у которых есть определенные объективные и субъективные проблемы. Но мы стараемся на переговорах с американским послом и с представителями Госдепа эти вопросы решать: мы рассказываем об этом, они принимают определенные меры, и в конечном итоге консенсус находится.

Я думаю, что торговля и развитие бизнеса даст нашим странам возможность сближения. Главное, чтобы не было противостояния со стороны политиков.

Е.К.: В каких именно сферах взаимное сотрудничество, на ваш взгляд, является наиболее перспективным?

Д.Я.: Если взять российские компании, которые удачно могли бы присутствовать на внешнем, американском рынке, то это нефтяные компании, трубные, сталелитейные. У нас даже есть компании, которые могут конкурировать с иностранцами на уровне хай-тека – например, «Лаборатория Касперского». Что касается инноваций, у нас есть определенные разработки, которые могли бы быть полезны для работы на территории США.

Американцы же могут развивать любую отрасль в России, за исключением оборонной. Например, продукты каждодневного пользования, одежда, машиностроение, техника, сельское хозяйство, гидропользование, лесное хозяйство…

У нас же куда ни посмотришь – везде проблемы с развитием. Единственное, что у нас хорошо развито – наш нефтяной бизнес, который далеко ушел вперед по сравнению с конкурентами в вопросах технической оснащенности. А все остальные бизнесы требуют хорошей работы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG