Линки доступности

Первая АЭС на Ближнем Востоке стала реальностью

  • Виктор Васильев

В четверг 19 августа глава «Росатома» Сергей Кириенко доложил премьер-министру Владимиру Путину, что в субботу 21 августа «начинается этап физического пуска атомной станции» в Бушере. Проходить он, по словам Кириенко, будет под контролем инспекторов МАГАТЭ: «Они распечатывают контейнеры с тем топливом, которое мы поставили более года назад, согласовав тогда это со всеми нашими партнерами».

С этого момента станция из строительного объекта превращается в эксплуатирующуюся. По мнению Сергея Кириенко, Россия доказала, что всегда выполняет взятые на себя обязательства. Он также подчеркнул, что любая страна имеет право на мирное использование атомной энергии «под контролем МАГАТЭ, при соблюдении всех норм и условий».

Владимир Путин поздравил главу «Росатома» с успехом и сказал, что «запуск реактора АЭС «Бушер» свидетельствует о том, что энергетике Ирана не нужны обогатительные предприятия, а само существование станции полностью соответствует схемам, предлагаемым «шестеркой».

Глава МИД РФ Сергей Лавров назвал строительство АЭС в Бушере «важнейшим якорем», который держит Иран в режиме нераспространения ядерного оружия.

Заместитель официального представителя госдепартамента США Март Тонер заявил, что запуск бушерского реактора увеличивает опасность распространения ядерного оружия. В то же время Тонер подчеркнул, что игнорирование Ираном своих международных обязательств (выражающееся в стремлении к самостоятельному обогащению урана) по-прежнему беспокоит Вашингтон. Впрочем, Бушерская АЭС не связана работами по обогащению урана, уточнил он.

Заместитель директора по исследованиям Совета по внешней и оборонной политике (СВОП) Дмитрий Суслов убежден, что, с политической точки зрения, запуск АЭС в Бушере во всех отношениях выгоден России, которая продемонстрировала, что ее возможности в ядерной сфере по-прежнему велики. «Это очень важно в контексте ее намерения двигаться по инновационному пути развития», – подчеркивает эксперт.

По мнению Суслова, запуск АЭС в Бушере – в обозримой перспективе – следовало ожидать после введения санкций ООН против Ирана. Россия, полагает аналитик, продемонстрировала многовекторность своей внешней политики: «Если позиция США в отношении Тегерана заключается в том, что его необходимо изолировать или минимизировать сотрудничество с ним – до тех пор, пока он в целом не изменит свою внешнюю политику, то Россия, отказываясь от сотрудничества с Ираном по тем областям, которые могут быть связаны с иранской военной программой или с программой по обогащению урана, одновременно стремится сохранить конструктивные отношения с этой страной».

Суслов напомнил, что Россия добровольно отказалась от поставки ракетных комплексов С-300 в Иран. Тем не менее, Москва, по его мнению, не намерена содействовать полной изоляции Исламской республики.

Эксперт Карнеги-Центра Алексей Малашенко считает запуск «Бушера» рутинным событием, поскольку оно «никак не меняет ни ситуации вокруг Ирана, ни российско-иранских отношений». «Ничего особенного не произошло, – полагает политолог. – Россия выполнила свои обязательства относительно абсолютно мирной части ядерной программы Ирана, причем под контролем МАГАТЭ».

При этом Малашенко уверен, что в Иране это событие будет, безусловно, интерпретироваться как особая позиция России. «Хотя, – констатирует Малашенко, – Ахмадинежед очень много критиковал в последнее время российское руководство, причем по-хамски».

Сравнивая «Бушер» с поставками зенитного оружия С-300, эксперт усматривает здесь огромную разницу: «Там были и соглашение, и разговоры, а комплексы-то не поставляются и поставляться не будут».

Запуск АЭС – вовсе не свидетельство особой позиции России, считает востоковед: «Позиция России по поводу Ирану не изменилась. Она все больше сближается с американской и европейской, что нормально. Кремль совершенно не заинтересован в реализации иранской ядерной военной программы».

Президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский подчеркивает, что российско-иранский ядерный проект успешно завершен, несмотря на давление извне и провокации изнутри: «Аплодисменты, умиление, слезы на глазах у зрителей». «Вот только непонятно, как быть с такими экзотическими заявлениями главы Ирана об уничтожении Израиля, о том, что Холокоста не было и так далее?», – констатирует Сатановский.

Он считает, что этот контракт «никакой экономической отдачи России, конечно, не принес»: «Но, по крайней мере, он дал работу атомщикам в 90-е годы». Едва ли вряд ли подобное соглашение будет подписано еще когда-нибудь и с кем-нибудь и когда-нибудь, полагает эксперт: ведь сегодня, указывает он, «Россия – не разваливающаяся и обнищавшая страна».

Сатановский отмечает и другое: Москва не втянулась из-за Бушера в драку с Западом, как того хотело иранское руководство, а завершила проект, «и это весьма достойно»: «Иран получил свою ядерную станцию, первую на Ближнем Востоке, и тоже может чувствовать себя замечательно. А главное – Ирану удалось отвлечь на Бушер внимание мирового сообщества, которое, пока с нами ругалось, упустило тот факт, что Тегеран почти получил ядерную бомбу».

«Если теперь атомный реактор будут бомбить, то получится местный Чернобыль», – вот вывод Евгения Сатановского.

Служба новостей «Голоса Америки» сообщает:

Заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков сообщил «Интерфаксу», что Россия намерена осуществить поставки топлива для этого реактора, а затем утилизировать отходы в соответствии с требованиями международных соглашений о нераспространении ядерных материалов. Он дал «100-процентные гарантии» того, что ядерное топливо будет использовано в мирных целях.

Новости мира читайте здесь

XS
SM
MD
LG