Линки доступности

Заместитель госсекретаря США Уильям Бёрнс в Москве

  • Василий Львов

Завершился двухдневный визит Уильяма Бёрнса в Москву. Заместитель госсекретаря США по политическим делам, третий человек в американском Госдепартаменте, он встретился с российскими государственными лицами и с правозащитниками.

Из высокопоставленных чиновников с Бёрнсом общались министр иностранных дел Сергей Лавров и его заместители Григорий Карасин и Сергей Рябков.

Уильям Бёрнс и российские чиновники

«Цель поездки в Россию - обсуждение наших двусторонних отношений и международной повестки дня, а также будущие проекты в рамках российско-американской президентской комиссии», - сообщает Госдепартамент.
Источник «Голоса Америки» в посольстве США дополнил эту информацию. Он сказал, что американским дипломатом и российскими коллегами обсуждался «весь комплекс отношений – политический и экономический, стратегические вопросы. Афганистан, Иран, ратификация нового договора по СНВ, вступление России в ВТО».

Ничего «экстраординарного» в этом приезде Уильяма Бёрнса нет, считает Сергей Марков, директор Института политических исследований, депутат Госдумы от «Единой России». «Конечно, этот визит связан с ратификацией протокола о СНВ, - говорит Марков. - Я думаю, нет сомнений, что протокол о СНВ может быть ратифицирован российской Думой, потому что там поддержка в отношении Медведева и Путина очень высока». «Во-вторых, - добавил Марков, - всегда есть переговоры по Ирану, по Афганистану, по контролю над технологией массового поражения и так далее».

Одной из главных тем в переговорах между Бёрнсом и российскими чиновниками, очевидно, должна была стать Центральная Азия, полагает Маша Липман, эксперт Московского Центра Карнеги, редактор журнала «Pro et contra».

«Если говорить о проблемах безопасности, а это волнует государство в первую очередь, то проблема Афганистана и перспектива афганской кампании Соединенных Штатов выглядят наиболее важной проблемой, - говорит Маша Липман. - Поскольку ситуация в Афганистане крайне неблагополучная и перспективы могут быть самые опасные там, перспективы беспокоят не только Соединенные Штаты, но, конечно, и нашу страну тоже». «Если американская кампания закончится неудачей, - продолжает эксперт, - в первый же момент под угрозой окажутся режимы среднеазиатские, с которыми Россия не граничит, но которые расположены достаточно близко, на границе с Казахстаном».

Уильям Бёрнс и правозащитники

О встрече Уильяма Бёрнса с правозащитниками корреспонденту «Голоса Америки» рассказала председатель Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева, которая там была: «Самые разные выдвигались вопросы. Господин Бёрнс сказал, что они (США – В.Л.) будут, конечно, поднимать проблемы прав человека, но вопрос, делать ли это только при приватных беседах, или обсуждать публично. Не повредит ли это нам? Все правозащитники выступили за то, что, конечно, очень хорошо обсуждать приватно, но необходимо обсуждать и публично, потому что, когда обсуждают приватно, это известно только чиновникам, с которыми разговаривают, а граждане России остаются в неведении относительно позиции Соединенных Штатов по этой проблеме».

Коснулись на встрече и маршей несогласных, их разгонов. Об этом Бёрнс отозвался так: «Свобода собраний очень важна для США и важна для любого демократического общества».

На этой встрече присутствовал и Майкл Макфол, сопредседатель рабочей группы по гражданскому обществу в рамках российско-американской президентской комиссии. Он предложил, чтобы эта тема стала предметом для обсуждения рабочей группы во время следующей встречи.

Очевидно, невозможно было не упомянуть и о Льве Пономареве, лидере движения «За права человека», место которого пустовало рядом с Майклом Макфолол. Напомним: Пономарева приговорили к четырем суткам ареста по обвинению в неповиновении сотрудникам милиции во время «Дня гнева» 12 августа. «Я хотел бы отметить, что вызывает сожаление, что Лев Пономарев, участие которого предполагалось в этой встрече, не смог присутствовать на ней», - приводит слова Бёрнса «Интерфакс».

Сергей Марков считает «более конструктивной, менее провокационной» исходящую из Вашингтона критику ситуации с правами человека, если сравнивать ее с той, которая звучала во времена администрации Джорджа Буша.
«Слова Обамы воспринимаются более серьезно», - сказал Марков. «Российская сторона совершенно не против критики в области прав человека, - продолжает он. - Она лишь считает, что эта критика должна быть в обе стороны. Важно, чтобы Соединенные Штаты воспринимали и критику с нашей стороны. В первую очередь это поддержка недемократических режимов в Латвии и Эстонии, которые совершают откровенную дискриминацию по этническому принципу в отношении русских. Кроме того, это поддержка военного преступника Михаила Саакашвили».

Отвечает ли Россия на эту критику? Вопреки мнению правозащитников, ответ Маркова утвердителен: «Конечно, мы согласны с тем, что у нас весьма коррумпированная работа правоохранительных органов, мы согласны, что одной из причин терроризма на Северном Кавказе, является неспособность защитить там права человека. Мы согласны с тем, что у нас недостаточно развитие гражданского общества. Мы всегда готовы прислушаться к конструктивной критике».

По мнению Маши Липман, вашингтонская критика в связи с нарушением прав человека ослабла: «Мне кажется, заявления Соединенных Штатов на фоне «перезагрузки» делаются на более низком уровне, чем раньше, и, на мой взгляд, российские власти их игнорируют. Если при администрации Буша реакция была очень раздраженная с американской стороны, то сейчас она гораздо более спокойная».

А вот Людмила Алексеева убеждена, что права человека – «это один из элементов “перезагрузки”».

Говоря о чисто политической аспекте визита Бёрнса и о «перезагрузке», ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН Алексей Фененко увязывает ее с темой прав человека: «Администрация демократов традиционно внимательна к проблематике прав человека. Начиная с Картера, а по большому счету, с Джонсона и Кеннеди – это то, на что всегда обращает внимание демократическая администрация и за пренебрежение к чему она критикует республиканцев. И, конечно, сейчас демократам не хочется, чтобы республиканцы упрекали их в своей же собственной вотчине».

«По мере движения в сторону «перезагрузки», - развивает свою мысль Фененко, - мы видим, что где-то с начала нынешнего года внутри США нарастает критика действий администрации Обамы – постоянные разговоры о том, что Обама сдает американские интересы. Обаме нужно показать, что он не так уж мягок к России, в случае с правами человека это неплохой повод».

Так мешает ли такая критика «перезагрузке», или это часть нового направления в отношениях России и США? «Конечно, мешает, - отвечает Фененко, - потому что в российско-американских отношениях тематика прав человека – это внешняя поддержка внутренней оппозиции и критика нашего закона о неправительственных организациях 2005 года. И то, и другое Россия воспринимает как вмешательство в свои внутренние дела».

Тему прав человека Штаты могут и будут использовать, в частности, как инструмент давления на Россию для достижения своих политических интересов, считает Алексей Фененко.

Завтра Уильям Бёрнс направляется из России с визитом в соседнюю Украину. Он проведет там 2 дня и обсудит двусторонние отношения между Москвой и Киевом с чиновниками и представителями гражданского общества.

Об американо-российских отношениях читайте в этом разделе

XS
SM
MD
LG