Линки доступности

«Булава»: быть или не быть?

  • Анна Невская

«Булава»: быть или не быть?

«Булава»: быть или не быть?

В минувшую пятницу Министерство обороны РФ отрапортовало об очередном запуске межконтинентальной морской баллистической ракеты «Булава». Стартовав с борта тяжелого атомного ракетного подводного крейсера «Дмитрий Донской» в Белом море, ракета благополучно поразила цель на полигоне «Кура» на Камчатке. Это второй за последние пять лет запуск «Булавы», признанный успешным. Первый состоялся в начале октября. Всего же за шесть лет испытаний ракеты из четырнадцати запусков неудачными оказались шесть, а два считаются частично успешными.

Российское военное руководство пока осторожно комментирует ход испытаний. Ранее представители Генштаба РФ заявляли, что в 2011 году «Булава» будет принята на вооружение. По словам вице-премьера РФ Сергея Иванова, для того, чтобы испытания новой ракеты были завершены, необходимо еще шесть запусков. «Абсолютно очевидно, что конструкторских ошибок нет. Причина предыдущих неудач – производственный брак», – цитирует Сергея Иванова РИА «Новости».

От того, насколько успешными будут испытания, целиком зависит судьба самого амбициозного российского проекта в сфере ВПК – «Борей», предполагающего строительство 7-8 подводных крейсеров 4-го поколения, вооруженных «Булавой». Одна такая подлодка – «Юрий Долгорукий» – уже спущена на воду, еще две – находятся в стадии строительства. «Для России проект «Борей» имеет стратегическое значение, являясь основным элементом российского ядерного щита. В этом смысле «Булава» является аналогом американской ракеты «Трайдент», – говорит заместитель директора Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко. Как и американские морские баллистические ракеты системы «Трайдент», «Булава» является твердотопливной ракетой.

Главный редактор журнала Moscow Defense Brief Михаил Барабанов выделяет три комплекса проблем, объясняющих предыдущие неудачи «Булавы». Во-первых, недостаточный опыт разработчика – Московского института теплотехники (МИТ), получившего контракт на разработку морской баллистической ракеты вместо специализированного Конструкторского бюро им. Макеева, хотя, по словам Барабанова, ранее МИТ занимался только сухопутными ракетами.

Во-вторых, стремление к максимальному сокращению сроков и стоимости создания комплекса привело, по мнению эксперта, к отказу от испытаний ракеты со специального стенда (сразу стали испытывать на лодке, указывает он), а также к общему сокращению программы испытательных пусков. А в-третьих, существуют проблемы с кооперацией производителей элементов и материалов для ракеты, связанные с деградацией соответствующих производств в постсоветский период. «Чтобы устранить причины неудач, потребовалось, по сути, восстановить качественное производство во всей громадной технологической цепочке», – говорит Михаил Барабанов.

Усовершенствованием производственного цикла «Булавы», в котором задействовано более 200 предприятий, российские власти вплотную занимаются после 2006 года, когда президент РФ Владимир Путин объявил ядерное сдерживание одним из важнейших приоритетов российской политики. «Вся производственная цепочка была подвергнута проверке, проведены дополнительные наземные испытания отдельных элементов ракеты, которые раньше давали сбои. Кроме того, для нынешних пусков было изготовлено три ракеты, а не одна, как раньше. То есть надежность «Булавы» сейчас проверяют в рамках небольшой серии», – отмечает главный редактор журнала Russia and CIS Observer Максим Пядушкин.

По самым скромным оценкам, затраты российского бюджета на проект «Булава» с начала 90-х годов оцениваются в сумму не менее одного миллиарда долларов. «Это крупнейшая военная программа в России в постсоветский период. Речь идет о сотнях миллиардов рублей в целом и о десятках миллиардов рублей в год. Программа поглощает немалую часть закупочного бюджета Министерства обороны последних лет», – утверждает Михаил Барабанов. «Это одна из основных причин, по которым ракету стараются довести до ума, а не делают новый проект», – поясняет Максим Пядушкин.

Несмотря на то что мир кардинально изменился за то время, которое прошло с начала реализации проектов «Булава» и «Борей», эксперты не считают, что их философия устарела. «Вот если США откажутся от системы ядерного сдерживания, тогда, может быть, она и станет устаревшей», – говорит Константин Макиенко. «Роль ядерного сдерживания для России в отношениях с США не уменьшается, а возрастает, – вторит ему Михаил Барабанов. – США никогда не будут рассматривать Россию как дружественную страну, поскольку для США, как для мирового гегемона, неприемлемо существование других мощных стран, которые эту гегемонию ограничивают сами фактом своего существования».

Эксперты признают, что ядерные силы Соединенных Штатов уже сейчас превосходят российские. «У России нет никаких оснований доверять США, поскольку Америка в последние годы продемонстрировала способность совершать разрушительные и безответственные деяния, идущие вразрез даже с собственными долгосрочными интересами. Это показал тот же Ирак. Модернизация ядерных сил России есть лучший фактор для сдерживания любого возможного американского безрассудства», – уверен Михаил Барабанов.

И все же, успокаивают эксперты, необходимости устраивать гонку вооружений, как во времена «холодной войны», сейчас нет. «Даже наличие одной подводной лодки с ракетами «Булава» играет сдерживающую роль. Есть план строительства 8 подводных лодок к 2017 году, и Россия будет постепенно его реализовывать. У России нет планов угнаться за Америкой и перегнать ее во что бы то ни стало», – говорит Максим Пядушкин.

«России не надо догонять Америку по строительству атомных подводных лодок с баллистическими ракетами, поскольку Россия держава сухопутная, а не морская. Поэтому России выгоднее иметь больше ракет наземного базирования. Собственно, это один из главных пунктов критики программы «Борей»/«Булава» – что вместо этого дорогостоящего долгостроя проще и дешевле было бы понаделать больше ракет наземного базирования», – уточняет Михаил Барабанов.

Новости России читайте здесь

XS
SM
MD
LG