Линки доступности

Пушки Авроры молчат. Она стоит на причале, и стремительный поток дневного света ей больше не командир

Глава дипломатического представительства Соединенных Штатов Америки в Северо-Западном федеральном округе РФ Брюс Тернер покидает свой пост. Одно из последних интервью он дал корреспонденту «Голоса Америки».

Анна Плотникова: Господин Тернер, в каком состоянии были американо-российские отношения к тому моменту, когда вы сменили Шейлу Гуолтни на посту генерального консула США в Санкт-Петербурге?

Брюс Тернер: Наиболее точным определением будет такое: нынешние наши взаимоотношения хуже, чем были в тот момент. Когда я прибыл в Санкт-Петербург, я был настроен очень оптимистично, и моя задача состояла в укреплении отношений между нашими странами.

Конечно, сейчас это – гораздо более трудная задача, чем когда я пришел на этот пост. Прежде всего – из-за того, что происходит в Украине.

А.П.: Считает ли вы, что политика «перезагрузки», объявленная администрацией США после избрания Барака Обамы президентом, не оправдала себя? Или, на ваш взгляд, есть какие-то моменты, внушающие надежду?

Б.Т.: Я считаю, что у «перезагрузки» были результаты, и это – хорошо. Но чтобы результаты продолжались, нужно, чтобы интересы обеих стран совпадали. И в этом отношении возникают трудности.

В настоящий момент ясно, что, по крайней мере, в отношении Украины, у нас совершенно противоположные точки зрения, поэтому сотрудничество в данной области невозможно. Но, может быть, есть в мировой политике другие вопросы, по которым мы могли бы сотрудничать на благо нашим общим интересам.

А.П.: Вернемся от общеполитических вопросов к Санкт-Петербургу, городу, где вы проработали генеральным консулом США более трех лет.

Что вы считаете главным из того, что вам удалось здесь сделать, возглавляя дипломатическую миссию Соединенных Штатов?

Б.Т.: Трудно говорить о том, что сделал лично я. Потому, что итоги этих лет – это результаты работы и моего государства, и усилий многих людей, с которыми я работал.

Но я могу с радостью отметить, что здесь побывали и президент Обама, и госсекретарь Клинтон, и во время международных экономических форумов здесь были большие делегации высокопоставленных лиц из США, что на тот момент было беспрецедентным явлением. Я также очень доволен тем, что у нас была возможность заключить меморандум о строительстве здания нового консульства США, это – то к чему мы стремились давно, и это очень большой шаг вперед.

А лично для меня было большим удовольствием познакомиться с культурой и с людьми этого города и всего региона.

А.П.: Мой следующий вопрос как раз о людях. С кем из петербуржцев – политиков, общественных активистов, деятелей культуры – у вас сложились дружеские отношения? Что вас сблизило с ними?

Б.Т.: Как дипломат, как человек, представляющий свою страну, я знаю, что для людей здесь я – не просто Брюс Тернер, а генеральный консул США. Не смотря на то, что я могу поддерживать очень хорошие отношения со многими людьми, трудно говорить о дружеских отношениях, потому что невозможно отделять человека от его должности.

Но это не значит, что хороших отношений не было. У меня очень-очень хорошие отношения со многими людьми этого города, с которыми я могу обсуждать многие вопросы.

А.П.: Можете ли вы назвать кого-либо из петербуржцев, знакомство с которыми стало для вас настоящим открытием?

Б.Т.: Конечно, такие люди есть. В области культуры и искусства это – директора некоторых музеев.

А.П.: Какие напутствия вы хотели бы дать своему преемнику на посту генерального консула США в Санкт-Петербурге? Особенно, учитывая нынешние сложные взаимоотношения между Соединенными Штатами и Россией.

Б.Т.: Думаю, что для улучшения отношений обеим странам понадобится время. Но это не помешает нам работать встречаться с людьми и продолжать свою работу – представлять нашу страну, наши ценности, нашу точку зрения на происходящее, нашу культуру... Важно, чтобы связи между странами и народами продолжались, не смотря на определенные трудности.

А.П.: За годы работы генеральным консулом США в Санкт-Петербурге вы написали об это городе цикл стихов, написанный вольным стилем (верлибром) на английском языке под названием «In Petersburg in Black and White». Известно также, что консульством был объявлен конкурс на лучший перевод ваших стихов на русский язык…

Б.Т.: Да! И мы отобрали лучшие переводы, которые сделали как юные, так и взрослые петербуржцы, свободно владеющие английским языком. И оказалось, что конкурс выиграла переводчица, которой всего 15 лет.

Мне очень понравились и настроение, и точность слов, и общая аура работы Ксении Лукошиной.

Стихотворение называется «Аврора».

По-английски я написал его так:

In the late morning as the first

glimmering beams of light angle

low across the blackened waters

into the darkness of northern night

they set aglow the gilded domes

of churches and high needled spire

of the fabled Peter and Paul fortress

before extending slowly earthward

to gleam anew from the rectangular

mirrors of rows of windows facing

teemed the Neva River, spaced above

them low-blowing shreds of cloud

whose flight frames a stage that has

barely changed over the centuries

despite the tow of human passions.

The Aurora’s guns are silenced now

at its berth in the channel, its gray

hulk no longer commanding under

the stream of daylight’s expansion.

А в варианте Ксении Лукошиной оно выглядит так:

Поздним утром, когда первые
проблески солнца скользнут
по еще черной воде

и рассеются в темноту,
они застынут, пылая,
на золотых куполах

Петропавловской крепости,
медленно поползут к земле
и снова вспыхнут, отражаясь

в прямоугольных окнах,
смотрящих на Неву и на
клочки облаков, чей полет

создает пейзаж, неизменный
на протяжении веков
вопреки вмешательствам людей.

Пушки Авроры молчат.
Она стоит на причале
и стремительный поток

дневного света
ей больше не командир.

А.П: В начале марта этого года ушел из жизни известный правозащитник, бывший политзаключенный Борис Павлович Пустынцев, который также был переводчиком с английского языка…

Б.Т.: Да, и я посвятил его памяти одно из стихотворений, которое можно найти в моем сборнике. Оно называется “A Life”, и я читал его на похоронах Бориса Пустынцева. Но на конкурс мы его не выставляли, потому что оно довольно сложное.

А.П.: Есть ли что-то, что вы хотели бы сказать в самом конце вашей работы на посту генерального консула США не только в Санкт-Петербурге, но и во всем северо-западном округе России?

Б.Т.: Я очень благодарен судьбе, что у меня была возможность хотя бы немного путешествовать по этому региону, познакомиться со многими очень хорошими, открытыми людьми. И я смог попрактиковаться в русском языке, не смотря на то, что это – трудный язык, но очень красивый.

И я рад, что у меня была возможность работать и жить здесь.

А.П.: Есть ли у вас надежда на то, что трудности во взаимоотношениях США и России закончатся?

Б.Т.: Конечно! Я думаю, что Россия и США – это державы, для которых очень важно сотрудничество в этом, я бы сказал, турбулентном мире. И чтобы решить возникающие в мире проблемы, мы должны работать вместе.

По определенным вопросам у нас есть общие интересы. И нужно, где это возможно, шаг за шагом расширять сотрудничество. Но в результате того, что сейчас происходит, этот процесс будет долгим. Ведь упасть с вершины можно очень быстро, а процесс восхождения потребует много времени.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG