Линки доступности

Не утихают споры о поэте


В Санкт-Петербургском государственном университете завершилась международная научно-исследовательская конференция «Иосиф Бродский в XXI веке», приуроченная к 70-летию со дня рождения лауреата Нобелевской премии по литературе.

Один из организаторов этого мероприятия - старший научный сотрудник Института русского языка и культуры СПбГУ Ольга Глазунова - в беседе с «Голосом Америки» отметила, что состав конференции получился поистине звездным. В родной город поэта приехали исследователи его творчества из различных городов России, а также из США, Великобритании, Италии, Израиля, Украины и ряда других стран. По словам Глазуновой, из всех русских поэтов конца ХХ века книги Бродского в России сейчас продаются самыми большими тиражами. Если несколько лет назад Иосиф Бродский воспринимался, прежде всего, как поэт русской эмиграции, то сейчас его творчество рассматривается, как национальное достояние – образцы его поэзии вошли в школьную программу. И одна из секций на конференции рассматривала изучение его стихов школьниками.

Накануне конференции в школах Петербурга прошел конкурс на лучшую учебно-методическую разработку по произведениям Бродского, и на лучшую музыкально-поэтическую композицию по его стихам. Победителями оказались школа №328 Невского района и школа №700 Василеостровского района. Ученики выпускных классов этих школ приняли участие в торжественном открытии конференции и, по свидетельству Ольги Глазуновой, произвели весьма сильное впечатление на участников конференции.

Среди участников была Валентина Полухина, основатель Фонда русских поэтов в Лондоне – неправительственной организация, которой помогает принц Майкл Кентский. Как она отметила, Великобритания и США сыграли разную роль в судьбе Бродского. В первом случае можно, скорее, говорить о «неразделенной любви»: Бродский испытывал глубочайшую симпатию к Великобритании как к стране, давшей миру английский язык. В этой связи Валентина Полухина сказала: «Как Пушкин пересадил всю французскую поэзию на русскую почву и создал современный русский язык, так и Бродский сделал то же самое с английской метафизической поэзией».

Далее собеседница «Голоса Америки» подчеркнула: «Даже гению освоить в 32 года иностранный язык на уровне носители языка практически невозможно. Поэтому неудивительно, что Бродского критиковали, когда он сам пытался переводить свои стихи на английский. Он понимал это и говорил, что не претендует на место на английском Парнасе, и пишет стихи по-английски из любви к этому языку. В Англии поэта критиковали жестче, чем в Америке, прежде всего обращая внимание на его лингвистические огрехи».

Валентина Полухина исключительно высоко оценивает роль США в жизни Бродского, отмечая, что он «въехал в Америку в атмосфере коронации. Его ждали, его приветствовали, любили и восхищались им все годы, когда он там жил. В первый год пребывания в США Бродский посетил более 30 университетов, где читал лекции. В Америке его – первого из иностранцев – выбрали лауреатом литературной премии США. У него был свой кабинет в Библиотеке Конгресса. Международная слава Бродского распространилась по всему миру именно из США».

Среди других стран, оказавших на великого российского поэта наибольшее влияние, и которые были им особенно любимы, следует назвать Италию. Одна из участниц конференции – римлянка Аннелиза Аллева - была близко знакома с Иосифом Бродским с 1981 года, переводила его стихи на итальянский и стала профессионально заниматься поэзией под его влиянием.

На вопрос «Голоса Америки», почему Бродский после отъезда в эмиграцию в отличие от большинства других российских литераторов ни разу не посетил родину, Аннелиза сказала, что у нее нет однозначного мнения по этому поводу. «Но я могу предположить, что он не хотел возвращаться туда, откуда его выгнали. Кроме того, он несколько боялся реакции людей в России на его приезд. Об этом он сам мне говорил. Он знал, что в России его стихи известны, но все равно ему было неловко выслушивать мнение людей, живущих в России о его поэзии и о его жизни», сказала Аллева. Она также подчеркнула, что Бродский очень любил Венецию (где нашел свое последнее пристанище) потому, что она напоминала ему Петербург.

С этим утверждением не согласен еще один участник петербургской конференции – уроженец Венеции, преподаватель Болонского университета Алессандро Ниеро. Он считает, что два города имеют разные масштабы, и их сходство – расхожий миф для туристов, которые плохо знают как Петербург, так и Венецию. Вместе с тем, отмечает Ниеро, Бродский очень хорошо знал не только классическую итальянскую поэзию, но и поэтов ХХ века. В частности, он восхищался нобелевским лауреатом Эудженио Монтале и написал предисловие к американскому сборнику его стихов.

Алессандро Ниеро считает, что Иосиф Бродский был настоящим гражданином мира (с чем, ксатати, не согласна Валентина Полухина, которая ссылается на слова Чеслова Милоша, однажды называвшего поэзию Иосифа Бродского «культурным империализмом»). Но все эти разногласия лишь доказывают, что творчество одного из самых прославленных поэтом ХХ века будет долго служить предметом пристальных исследований, в чем сходятся все участники конференции в Санкт-Петербургском университете.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

XS
SM
MD
LG