Линки доступности

Бывший партнер Бута начал давать показания против него


Альберт Даян

Альберт Даян

Эндрю Смулян согласился сотрудничать со следствием сразу после задержания в Бангкоке

На процессе по делу Виктора Бута в федеральном суде Южного округа в Нью-Йорке во второй половине дня во вторник начал давать показания его бывший партнер Эндрю Смулян. 70-летний уроженец Великобритании был арестован вместе с Бутом 6 марта 2008 года в Бангкоке, но буквально на следующий день согласился сотрудничать с американским правосудием и проследовать в сопровождении агентов Управления по борьбе с наркотиками США (DEA) в Нью-Йорк, где ему были предъявлены 4 обвинения, аналогичные тем, по которым сейчас судят россиянина: в преступном сговоре с целью убийства граждан США, в том числе, находящихся на госслужбе, в преступном сговоре с целью приобретения и продажи зенитных ракет и преступном сговоре с целью материальной поддержки террористической группировки, а именно Революционных вооруженных сил Колумбии (FARC). Смулян сейчас содержится в той же тюрьме в нижнем Манхэттене, что и Бут.

Россиянин все обвинения отрицает, в то время как Смулян по каждому из предъявленных обвинений признал себя виновным. Он подписал соглашение о сотрудничестве со следствием, в рамках которого согласился рассказать «всю правду» и дать показания против своего бывшего партнера в обмен на смягчение наказания. Если Смулян нарушит условия этого соглашения, ему, как и Буту, грозит тюремное заключение сроком от 25 лет до пожизненного. Однако, так как он дает показания, Смулян может рассчитывать, что его приговорят к сроку, который он уже отсидел, и таким образом, он может быть освобожден.

Отвечая на вопросы прокурора Анджана Сахни, седовласый Смулян, производящий впечатление доброго дедушки, избегал взглядов Виктора Бута, сидевшего, как обычно, в темном костюме и белой рубашке с галстуком за столом защиты.

Смулян рассказал некоторые детали своей биографии. В возрасте 8 лет он, надо полагать, с родителями, переехал из Великобритании в Южную Африку. Закончив школу, в 1961 году пошел служить в военно-воздушные силы ЮАР, а с 1966 по 2001 год сотрудничал с военной разведкой этой страны в качестве платного осведомителя – он собирал данные о боеготовности соседних с ЮАР государств, выступавших в то время против режима апартеида. Параллельно Смулян открыл компанию Interocean, занимавшуюся авиаперевозками. По его словам, компания легитимно перевозила грузы и пассажиров в Африке. Правда, признал Смулян, ему приходилось давать взятки правительствам ряда африканских стран для получения контрактов, в частности, на перевозку оружия.

Позднее, показал Смулян, он оказался «опосредованно» вовлечен в торговлю оружием, поставляя вооружения правительствам Конго, Танзании, Бурунди и других африканских стран. В 1997 году через некоего капитана Питера Николса, работавшего в одной из компаний Виктора Бута, Смулян познакомился с россиянином. Бут попросил Смуляна помочь ему открыть отделение своей структуры в Южной Африке.

Смулян помог Буту открыть частный аэродром в городе Питерсбург, сообщив об этом военной разведке ЮАР. В то время, по словам Смуляна, принадлежащие россиянину самолеты перевозили коммерческие грузы, в основном, продовольствие. Позднее Смулян помог россиянину открыть авиабазы в Замбии и Свазиленде.

В 1997 году Бут пригласил своего партнера в Дубай, где россиянин проживал в то время вместе с семьей. Вместе с обвиняемым Смулян посетил там выставку оружия, где Бут познакомил его с легендарным Михаилом Калашниковым и болгарином Петром Мирчевым, чья компания KAS сейчас фигурирует в деле в качестве потенциального поставщика оружия, которое, предположительно, Бут собирался продать тайным осведомителям DEA, выдававшим себя за представителей FARC.

В 1999 году Бут переместил операции своей фирмы из ЮАР в Центрально-Африканскую Республику, и Смулян прекратил активное сотрудничество с ним, но продолжал поддерживать контакт с россиянином, обмениваясь электронной почтой и телефонными звонками. Примерно в то же время, рассказал Смулян, его финансовое положение резко ухудшилось, и он переехал в Танзанию, где работал у своего друга, исландца по происхождению Джона Гилфесона. В январе 2007 года Смулян поздравил Бута с днем рождения по электронной почте, а заодно попытался заинтересовать россиянина, к тому времени уже внесенного в «черные списки» ООН и США и проживавшего в Москве, в нескольких деловых проектах в Танзании. В частности, Смулян и Гилфесон предложили Буту вложиться в казино, цементный завод, производство урана, а также осуществить поставки оружия правительству Танзании.

Чуть ранее на Смуляна вышел его старый знакомый по авиационному делу Майк Сноу, попросивший связать его с Бутом. Это было начало расследования, проводившегося DEA в отношении Бута – но в то время Смулян не знал, что Сноу является тайным осведомителем DEA.

На этом самом интересном месте заседание суда во вторник закончилось. Смулян продолжит давать показания в среду. Ожидается, что он поддержит версию обвинения.

Языковой барьер

Ранее во вторник адвокат Бута Альберт Даян завершил перекрестный допрос тайного осведомителя DEA Карлоса Сагастуме, который неоднократно встречался со Смуляном на острове Кюрасао, в Копенгагене, Бухаресте и, наконец, в Бангкоке, где к ним присоединился – и был арестован – россиянин.

Даян своими вопросами пытался заставить невозмутимого Карлоса признать, что никакой сделки о продаже оружия на встрече в Бангкоке не было, и что Бут лишь убеждал лжепредставителей FARC купить у него два ненужных ему транспортных самолета – ИЛ-18 и ИЛ-76, припаркованных в Конго. Адвокат цитировал фрагменты записанных агентами DEA разговоров, из которых можно было заключить, что покупка самолетов была условием продажи оружия. Свидетель признавал, что отдельные фразы, которые цитировал адвокат, действительно были произнесены, но категорически отказывался признать тот смысл, который вкладывал в эти слова Даян.

Наконец, Карлос Сагастуме, дававший показания по-испански через переводчика, сказал, что, возможно, его «английский недостаточно хорош». Эти слова свидетеля дали возможность адвокату перейти в наступление. «Но ведь вы проводили это расследование по-английски?! – удивился Даян. – Более того, на встрече в Бангкоке вы даже выступали в качестве переводчика для «Рикардо» (другого тайного осведомителя DEA, выдававшего себя за командующего одним из батальонов FARC, и говорившего только по-испански – М. Г.)?!»

Используя отрывочность фраз стенограмм записанных разговоров, которые велись на английском и испанском с вкраплениями русского, адвокату удалось продемонстрировать, что Карлос зачастую не понимал, что имел в виду Бут.

Бут знал, с кем имеет дело?


Развивая эту мысль, Даян сказал, что его подзащитный набросал список оружия, который обвинение считает одной из ключевых улик против Бута, пытаясь обвести лжеэмиссаров FARC вокруг пальца. Адвокат неоднократно обращал внимание свидетеля и коллегии присяжных на отсутствие конкретных цифр по стоимости и количеству оружия, а также конкретных моделей гранатометов, автоматов, гранат и прочих видов вооружения. Даян вновь попытался убедить присяжных в том, что 5 миллионов долларов, которые Карлос и «Рикардо» согласились доставить для Бута в Испанию, были не задатком за большую партию оружия, как это представляет обвинение, а платой за два самолета.

Говоря о составленном Бутом во время встречи в Бангкоке списке оружия, которое обвиняемый, предположительно, собирался продать лже-повстанцам, адвокат сказал свидетелю: «Вы ведь не знаете, с какой целью это сделал (составил список – М. Г) Виктор Бут?»

«Но ведь господин Бут в то время не знал, что мы – лже-FARC», – возразил Карлос.

«Это Вы так думаете», – многозначительно произнес защитник.

Бут заявлял своим адвокатам, что, направляясь на встречу с Карлосом и «Рикардо», знал, что те не являются представителями FARC.

Контрудар обвинения


Адвокат вел перекрестный допрос Карлоса в течение нескольких часов, и за это время, по мнению судебных наблюдателей, ему в определенной степени удалось подорвать доверие к показаниям свидетеля обвинения. Однако не менее эффектной была серия вопросов, которые один за другим задал Карлосу напоследок прокурор Брендон Макгвайер.

«Говорил ли вам когда-либо Виктор Бут, что он продаст вам оружие только при условии, что вы купите у него самолеты?» – спросил обвинитель у Карлоса.

«Нет», – ответил свидетель.

«Говорил ли вам когда-либо Виктор Бут, что он более не занимается продажей оружия, а занимается недвижимостью?»

«Я впервые об этом слышу», – ответил свидетель.

«Когда Виктор Бут показывал вам рекламные проспекты своих самолетов, говорил ли он, что «вы должны их у него купить»», – продолжил Макгвайер.

«Нет», – последовал ответ.

Этими и другими вопросами обвинение попыталось вернуть коллегию присяжных в колею своего нарратива, с которой их хотел увести защитник Бута.

XS
SM
MD
LG