Линки доступности

Ключевой свидетель обвинения по делу Бута рассказал о встрече в Москве


Ключевой свидетель обвинения по делу Бута рассказал о встрече в Москве

Ключевой свидетель обвинения по делу Бута рассказал о встрече в Москве

Во время перекрестного допроса 70-летний Эндрю Смулян стал путаться в датах

Эндрю Смулян, бывший партнер Виктора Бута, суд над которым продолжается в федеральном суде Южного округа в Нью-Йорке, выступил в среду, 26 октября, в качестве свидетеля обвинения. Ключевым моментом показаний стал рассказ о его встрече с Бутом в Москве в январе 2008 года, во время которой обсуждалась сделка о продаже оружия представителям Революционных вооруженных сил Колумбии (FARC), ультралевой повстанческой группировки, которую США считают террористической. Представители FARC на самом деле были осведомителями Управления по борьбе с наркотиками США (DEA), но ни Смулян, ни Бут в то время об этом не знали.

Смулян, подданный ЮАР и Великобритании, был арестован вместе с Бутом в Бангкоке 6 марта 2008 года во время встречи с лжепредставителями FARC. В отличие от Бута на следующий день после ареста Смулян согласился сотрудничать с американским правосудием и проследовать в сопровождении агентов DEA в Нью-Йорк, где ему были предъявлены 4 обвинения, аналогичные тем, по которым сейчас судят россиянина. В преступном сговоре с целью убийства граждан США, в том числе, находящихся на госслужбе, в преступном сговоре с целью приобретения и продажи зенитных ракет и преступном сговоре с целью материальной поддержки террористической группировки, а именно FARC.

Смулян рассказал в среду, как после встречи на карибском острове Кюрасао с лжепредставителями FARC, он направился в Москву. По его словам, там в течение трех дней он обсуждал с Бутом планы продажи и доставки колумбийским повстанцам ракет класса «земля-воздух», зенитных установок, гранатометов, снайперских винтовок Драгунова и других видов оружия.

Еще до своего приезда в Москву Смулян сообщил Буту по электронной почте о потенциальных клиентах, заинтересованных в покупке вооружений. Находясь на Кюрасао, Смулян поддерживал связь с Бутом через своего друга Джона Гилфесона, проживающего в Танзании. На просьбу россиянина переслать список требуемого клиентами товара Смулян ответил, что не может этого сделать, так как покупатели хотят встретиться с Бутом «лицом к лицу».

Смулян сообщил, что стоимость его поездок и пребывание в гостиницах на Кюрасао, в Копенгагене и Бухаресте оплачивал Майк Сноу, его старый знакомый по авиационному бизнесу, который в данном случае выступал в роли тайного осведомителя DEA. Кроме того, во время пребывания на Кюрасао, лжепредставители FARC заплатили Смуляну, оказавшемуся в то время в стесненных финансовых обстоятельствах, 5 тысяч долларов.

Встречи в Москве

В московском аэропорту Смуляна встретил помощник Бута Михаил Белозерский, возглавляющий некоммерческую организацию Национальный фонд правоохранительных органов и вооруженных сил. (Позднее Белозерский приедет вместе с Бутом на встречу с лжепредставителями FARC в Бангкок. Во время ареста Бута и Смуляна Белозерский был задержан, но вскоре отпущен на свободу, после чего он вернулся в Москву). Прямо из аэропорта Белозерский отвез заморского гостя на Красную площадь, где они встретились с Бутом и сфотографировались на память.

На следующий день Смулян встретился с Бутом у него дома и, уединившись в кабинете хозяина, в течение двух часов обсуждал предполагаемую сделку с FARC. При этом, как показал свидетель, первоначально Бут не захотел иметь дело с колумбийскими повстанцами. «Он сказал, что не ведет дела с торговцами наркотиков», – рассказал Смулян. (FARC известна не только своей леворадикальной идеологией, но и тем, что ее члены
занимаются торговлей наркотиками).

По словам Смуляна, ему все же удалось заинтересовать Бута, когда он указал на «коммунистический уклон» повстанцев. Как показал свидетель, «обвиняемый согласился помочь, потому что они (повстанцы – М. Г.) – коммунисты». Бут также сказал, что, возможно, сможет оказать «политическую поддержку FARC, как коммунистической организации».

В то же время, как показал Смулян, Бут рассказывал, как в свое время помогал «доктору Савимби» – лидеру группировки Unita («Национальный союз за полную независимость Анголы») Жонасу Савимби, который вел вооруженную борьбу с марксистским правительством Анголы при поддержке Запада. СМИ также сообщают, что в мае 1997 года принадлежащий Буту самолет вывез за пределы страны свергнутого президента Заира Мобуту Сесе Секо.

Во время разговора со Смуляном в своем домашнем кабинете Бут позвонил по телефону и, поговорив в течение нескольких минут по-русски, сообщил гостю, что сможет «немедленно» предоставить 100 ракет «Игла». Смулян, не говорящий по-русски, предположил, что Бут беседовал по телефону с болгарином Петром Мирчевым, чья компания KAS занимается производством вооружений.

По словам Смуляна, Бут отметил высокую стоимость транспортировки оружия и посоветовал FARC самим наладить производство вооружений. Россиянин также сказал, что сможет направить военных инструкторов в Колумбию для подготовки повстанцев. Бут говорил и о возможности доставки оружия на контролируемые мятежниками территории Колумбии через Никарагуа и Гайану.

При этом, как показал Смулян, они договорились о цене в 5 миллионов долларов за предоставление в распоряжение повстанцев двух транспортных самолетов с экипажами, но не обсуждали стоимость оружия. Защита утверждает, что намерения Бута ограничивались продажей двух самолетов, находившихся в Конго. Однако Смулян показал, что речь шла о методе доставки вооружений, и что предполагаемая сделка включала продажу оружия.

Смулян также рассказал, что Бут хотел приобрести транспортный «Боинг-747». Смулян посоветовал россиянину обратиться к французскому дилеру Жану-Бернару Ласно. В суде были представлены электронные письма, подтверждающие контакты между Бутом и Ласно. Последний предложил россиянину «Боинг-747» за 6,5 миллионов долларов. Эта деталь представляется немаловажной в свете утверждений защиты о том, что Бут в то время занимался исключительно торговлей недвижимостью.

На второй день своего пребывания в Москве Смулян встретился с Бутом и Белозерским в некоем офисе, «где у обоих были рабочие места». Возможно, речь идет о штаб-квартире Национального фонда правоохранительных органов и вооруженных сил.

Бут: «Мы не жулики»

По словам Смуляна, он уехал из Москвы, будучи уверенным в том, что «сделка с FARC движется вперед». Из показаний Смуляна стали более четко вырисовываться очертания этой сделки. Смулян ответил отрицательно на наводящий вопрос прокурора Анджана Сахни «Была ли продажа принадлежавших Буту самолетов условием для продажи оружия?».

Во время встречи в российской столице Бут предложил Смуляну в следующий раз встретиться вместе с представителями FARC в Черногории, в городе Будва, который славится своими рыбными ресторанами и является одним из излюбленных мест отдыха российских олигархов. На всякий случай россиянин даже вручил Смуляну карту Черногории.

Однако, тайные осведомители DEA, выдававшие себя за представителей FARC, пытались выманить Бута в Бухарест. Смулян вместе с ними провел две недели в румынской столице в надежде, что россиянин сможет приехать туда, «что бы забрать 5 миллионов долларов наличными».

В суде было представлено большое количество перехваченных электронных и текстовых сообщений и телефонных разговоров, свидетельствующих о том, что Бут активно стремился встретиться с «представителями FARC», однако не смог получить визу для поездки в Румынию. В своих разговорах Бут и Смулян использовали кодовые слова, опасаясь прослушки. Как показал Смулян, они в то время не знали, что их разговоры прослушиваются.

В одном из телефонных разговоров Смулян сказал Буту, что «наши друзья (то есть, представители FARC – М. Г.) требуют, что бы я оставался с ними» после передачи 5 миллионов долларов до того момента, как они получат товар. «Никаких проблем, – ответил Бут. – Мы не жулики».

Смулян не смотрит на Бута и не называет его по имени

Во время перекрестного допроса 70-летний Смулян признал, что согласился сотрудничать со следствием ради того, что бы избежать длительного тюремного заключения. Он рассказал, что, находясь в заключении в той же тюрьме, что и Виктор Бут в нижнем Манхэттене, около 75 раз встречался со следователями и прокурорами в процессе подготовки к этому процессу. Он заявил, что в рамках соглашения с правосудием обещал говорить «правду», и что обладает достаточно хорошей памятью, несмотря на преклонный возраст.

Защитник Бута Альберт Даян напомнил, как Смулян во время переговоров с «представителями FARC» лгал и преувеличивал для того что бы добиться своей цели – заработать денег. «Сейчас речь идет о вашей жизни, – сказал адвокат. – Разве вы не готовы сказать все, что угодно, ради спасения своей жизни? Можете ли вы солгать ради этого? Что бы вы предпочли – солгать или провести 25 лет в тюрьме?».

«Я не буду лгать, сэр!», – заверил Смулян.

Несмотря на этот ответ, адвокату удалось представить коллегии присяжных ту сложную ситуацию, в которой оказался свидетель обвинения, и тот непростой выбор, перед которым тот был поставлен, таким образом посеяв сомнения в достоверности его показаний. Это ощущение усилилось, когда Смулян, отвечая на последовавшие вопросы Даяна, стал путаться в датах и говорить, что не помнит некоторые из ключевых моментов запутанной истории своих отношений с Бутом и тайными осведомителями, выдававших себя за представителей FARC.

Альберт Даян продолжит опрашивать Смуляна в четверг. В среду, как и накануне, свидетель избегал взглядов Виктора Бута и ни разу не произнес имени своего бывшего партнера, называя его «обвиняемым».

XS
SM
MD
LG