Линки доступности

Соединенные Штаты готовы рассмотреть вопрос об отбытии россиянином Виктором Бутом наказания на родине. Об этом заявил министр юстиции США Эрик Холдер в интервью «Российской газете», которое опубликовано в четверг.

Отвечая на вопрос о том, может ли Бут отбывать приговор американского суда в России, и какая для этого может быть правовая база, Холдер сказал, что этот вопрос может быть рассмотрен при наличии соответствующего запроса. «У нас есть с другими странами соглашения, позволяющие осужденным отбывать наказание на родине. Но это если есть такой договор. Если бы у нас был запрос от России относительно того, чтобы господин Бут отбывал наказание на родине, мы бы это рассмотрели. При наличии запроса», – сказал министр юстиции США.

Накануне федеральная прокуратура Нью-Йорка приостановила отправку Виктора Бута, приговоренного к 25 годам тюрьмы по обвинению в сговоре с целью продажи оружия колумбийской леворадикальной группировке «Революционные вооруженные силы Колумбии» (FARC) и убийства американских граждан, в тюрьму особо строгого режима в штате Колорадо.

«Федеральное Бюро тюрем США постановило отложить перевод Виктора Бута из места предварительного заключения (в Бруклине – М. Г.), чтобы более тщательно рассмотреть вопрос о месте отбытия наказания, – говорится в письме от имени федерального прокурора Южного округа Нью-Йорка Прита Бхарары, направленном во вторник федеральной судье Шире Шейндлин, рассматривавшей дело россиянина. – Прокуратура проинформирует суд и защиту, когда Бюро тюрем примет окончательное решение и до того, как перевод обвиняемого будет осуществлен».

Супруга россиянина Алла Бут ранее сообщала, что сотрудники тюрьмы в Бруклине, куда Бут был переведен из Манхэттенского изолятора в феврале по распоряжению судьи Шейндлин с целью улучшения условий его содержания, ее мужу велели собирать вещи и готовиться к отправке на место отбывания наказания в минувший вторник.

Против отправки Бута в тюрьму особо строгого режима в Колорадо, где содержатся преимущественно террористы и убийцы, высказался МИД РФ.

Ходатайство о приостановке исполнения решения о переводе россиянина в Колорадо направил судье Шейндлин на прошлой неделе и нью-йоркский адвокат Бута Альберт Даян.

Между тем, во вторник уполномоченный МИД РФ по правам человека, демократии и верховенства права, посол по особым поручениям Константин Долгов отказался комментировать вопрос возможном обмене Виктора Бута. «По вопросу обмена (Бута – М. Г.) не будем забегать вперед, это серьезные вопросы, – заявил он журналистам. – У меня нет полномочий эти идеи обсуждать публично и на данном этапе».

Политический вопрос

Американские юридические эксперты, к которым Русская служба «Голоса Америки» обратилась за комментариями в связи с заявлением Эрика Холдера, считают, что вопрос об отбытии Виктором Бутом наказания в России находится в политической плоскости.

Редактор журнала Harper's и профессор Колумбийского университета Скотт Хортон, в свое время преподававший юриспруденцию Михаилу Саакашвили, назвал заявления Холдера «примирительным жестом».

«Существует мнение, что преследование Бута стало ненужным раздражителем в американо-российских отношениях, – сказал Хортон корреспонденту Русской службы «Голоса Америки». – Но, конечно, теперь это уже свершившийся факт, изменить который невозможно. Так что, я думаю, заявление Холдера – это попытка сделать примирительный жест в сторону русских».

По мнению влиятельного эксперта, нередко выступающего с показаниями в Конгрессе, жест министра юстиции может быть «примирительным» не только к России. «Я знаю, что в американском правительстве есть люди, которые считают преследование Виктора Бута непродуманным, – сказал Хортон. – Не всем понравилась та шумиха, которая сопровождала это дело. Критики считают, что предъявленные Буту обвинения были раздутыми. Я уверен, что Эрик Холдер осведомлен о подобных настроениях».

Нью-йоркский адвокат Ли Гинзберг, одно время представлявший в американском суде российского летчика Константина Ярошенко, более осторожен в оценках, но также считает, что заявление Холдера, не исключившего возможности возвращения Бута в Россию, может быть частью «более широкого американо-российского диалога», о котором «мы мало что знаем».

«Но если это не просто констатация возможного, то в таком случае, такая мера должна быть рассмотрена и в отношении моего бывшего клиента господина Ярошенко, у которого, может быть, даже больше оснований претендовать на репатриацию на родину», – добавил Гинзберг.

Еще один бывший член команды защиты летчика Ярошенко, адвокат Анна Браун считает, что решение о возможной репатриации Бута будет результатом «политической договоренности». «Юридические механизмы для этого существуют и если будет политическая договоренность между двумя странами, это можно осуществить в течение года», – сказала она.

Юридический механизм

По словам профессора Хортона, Соединенные Штаты в вопросах об отбытии наказания иностранцами, осужденными в США, на своей родине действуют в соответствии с двусторонними соглашениями, заключенными с рядом стран. С Россией у США такого соглашения нет.

Однако, указывает эксперт, даже при отсутствии соответствующих двусторонних соглашений Соединенные Штаты нередко соглашаются отправлять лиц, осужденных в США, отбывать наказание на родине. Хортон напоминает, например, о случае грузинского дипломата Георгия Махарадзе, который насмерть сбил 16-летнюю девушку в Вашингтоне: грузинская сторона согласилась отказаться от дипломатического иммунитета, его судили, признали виновным и позволили отбывать тюремный срок на родине, хотя между США и Грузией нет соответствующего двустороннего соглашения.

Адвокат Анна Браун отмечает, что Соединенные Штаты и Россия присоединились к Европейской конвенции о передаче осужденных лиц, предусматривающую для заключенных «возможность отбывать наказание в своей собственной стране». К тому же, продолжает она, при Министерстве юстиции США действует специальная «Международная программа передачи осужденных лиц», в рамках которой более 200 осужденных ежегодно передаются отбывать наказания на родину.

«В Россию из США по этой программе до сих пор передавался лишь один человек – бывший дипломат ООН Владимир Кузнецов», – напомнила Браун. Кузнецов был осужден федеральным судом в Нью-Йорке за отмывание денег.

По некоторым данным, Кузнецов был освобожден из тюрьмы в России до истечения его срока. По словам Браун, согласно Европейской конвенции государство, принимающее заключенного, имеет право осуществлять помилование или сокращать срок.

«Другое дело, что при передаче осужденного могут ставиться какие-то условия, – добавила она. – Например, что принимающая сторона может пообещать не сокращать срок тюремного заключения. Но эти условия оговариваются в каждом конкретном деле».

Интересно,что бывший сотрудник посольства Грузии в Вашингтоне Махарадзе также был освобожден из тюрьмы в Грузии досрочно, отбыв в заключении около четырех лет – чуть более половины присужденного американским судом срока.

Он был помилован, хотя, по словам председателя комитета парламента Грузии по правам человека Элене Тевдорадзе, при экстрадиции Махарадзе из США был заключен договор с американской стороной, что приговор не будет смягчен.

Однако после того, как Грузия присоединилась к Европейской конвенции,

согласно которой на экстрадированных лиц распространяются все льготы, предусмотренные законодательством того государства, в которое эти лица экстрадируются, грузинская сторона, по мнению Тевдорадзе, получила право на досрочное освобождение бывшего дипломата.

Хортон считает, что случай Кузнецова является «прецедентом, демонстрирующим, что подобные договоренности могут быть достигнуты с Россией, несмотря на отсутствие двустороннего соглашения».

Вообще, отмечает Хортон, «это стало широко распространенной международной практикой, находящейся на стыке юриспруденции и дипломатии». «При наличии хороших отношений между государствами правительства нередко соглашаются пойти на подобные репатриационные шаги, – сказал эксперт. – Это уже перестало быть чем-то экстраординарным».

Скотт Хортон считает, что министр юстиции США имеет полномочия принять решение по этому вопросу при условии, что будет политическая поддержка со стороны администрации.

Анна Браун обратила внимание на то, что на сайте Министерства юстиции США Россия значится в списке стран, на которые распространяются действия международных соглашений по передаче осужденных лиц. Браун подчеркнула, что юридический механизм для репатриации Бута на родину существует и без двустороннего американо-российского соглашения.

«Необходимо только желание двух государств задействовать этот механизм», – добавила она.

Скотт Хортон: у Бута хорошие шансы

При этом, говорит Анна Браун, существует ряд условий, которые должна выполнить каждая из сторон. В частности, осужденный должен либо пройти до конца весь апелляционный процесс, либо отказаться от апелляции.

«Насколько мне известно, так было в случае с Кузнецовым, – сказала она. – Была подана заявка на апелляцию, потом было достигнуто решение на политическом уровне, его адвокат отказался от апелляции, после чего в течение нескольких месяцев произошла передача осужденного».

Адвокат Бута Альберт Даян сообщал, что готовит апелляцию от имени своего подзащитного. Если будет достигнуто соглашение о репатриации Бута на родину, ее придется закрыть. Между тем, профессор Скотт Хортон считает, что у россиянина неплохие шансы добиться в Апелляционном суде смягчения приговора. «Ведь когда судья Шейндлин выносила приговор, она крайне критически высказывалась об обвинениях против Бута и о прокурорах, – напомнил эксперт. – Она приговорила Бута к минимальному сроку, который предполагает закон, и дала понять, что если бы могла, вынесла бы еще более мягкий приговор.

Однако, Виктор Бут не просил судью о снисходительном приговоре, что было странным тактическим шагом со стороны его адвоката». (Вместо этого Альберт Даян просил судью отвергнуть вердикт жюри присяжных и признать россиянина невиновным – М. Г.)

Хортон считает, что в деле Бута у Апелляционного суда есть веские основания для отклонения от минимальных требований закона и «резкого смягчения» приговора.

«Эти «минимальные требования» были сформулированы на основании, я бы сказал, нелепого предлога, будто он продавал ракеты класса «земля – воздух» для их использования группировкой FARC (которую США считают террористической – М. Г.) против американских граждан, – пояснил профессор Хортон. – В действительности, Бут встречался и беседовал с американскими агентами, которые отпускали шутки по этому поводу. Я считаю, что в суде были представлены достаточно скудные доказательства этих обвинений. Я полагаю, что у прокуратуры были убедительные доказательства того, что Бут занимался торговлей оружия, однако приговор в значительной степени был вынесен на основании того, что он собирался продать оружие террористической организации. Многие независимые наблюдатели считают требование прокуратуры приговорить Бута к пожизненному заключению явно завышенным».

По мнению Скотта Хортона, одна из проблем при возможном обсуджении вопроса о репатриации Бута в Россию заключается в том,что «российские официальные лица неоднократно и достаточно агрессивно подвергали сомнению его преследование в американском суде и правомочность вынесенного судом приговора».

«При достижении такого рода соглашений принимающая сторона должна признать правомочность суда и вынесенного приговора и согласиться привести этот приговор в исполнение», – подчеркивает эксперт.

Однако, если дело дипломата Кузнецова является прецедентом, то необходимо отметить, что и в том случае российская сторона поднимала вопросы о справедливости вердикта присяжных. Официальный представитель МИД РФ Михаил Камынин говорил о различных процессуальных нарушениях, якобы допущенных при снятии дипломатического иммунитета с высокопоставленного чиновника ООН, о «чересчур жестких мерах пресечения», примененныхк Кузнецову и о «неоправданно высокой сумме залога», установленной американскими властями, а также о давлении, которое якобы оказывалось на подсудимого и защиту в ходе следствия.

Однако, все эти заявления не помешали Соединенным Штатам передать Кузнецова России.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG