Линки доступности

Специальное расследование «Голоса Америки». Введение

Братья Тамерлан и Джохар Царнаевы обвиняются в том, что они задумали, подготовили и совершили страшное и нелепое преступление. Волны от него разошлись огромными кругами. В первом круге – те, кто погиб от взрывов на финишной прямой марафона – их трое, и те, кто из здоровых людей в одночасье превратились в безруких, безногих, душевно травмированных людей. Таких –более 260: страшная цифра для Бостона. В этом же круге – их родные, друзья, коллеги, знакомые.

Однако взрывная волна от Бостона разошлась, подобно цунами, снося все, что до этого казалось прочным, навсегда изменив ход жизни огромного количества людей. Расследование «Голоса Америки» показало, что сотни людей изменили устоявшийся образ жизни, переехали на новое место жительства, поменяли место работы и номера телефонов. И это – лишь поверхностные следы эффекта царнаевского домино.

Все, кто считал Царнаевых друзьями, общался с ними долгое время, спустя почти два года, говорят, что даже сегодня ощущают себя жертвами несправедливости и предательства со стороны двух братьев. В круге взрывной волны – чеченская, и в более широком смысле – кавказская диаспора в США. Взрывы в Бостоне обернулись практически для каждого из них многочасовыми допросами в ФБР; некоторые прошли через детекторы лжи, обыски, и, по их собственным словам, – жесткое давление правоохранительных структур.

Самые близкие друзья поплатились свободой за попытку помочь братьям уйти от правосудия: трое друзей Джохара и друг Тамерлана находятся в заключении в ожидании приговора – им грозит от 25 лет до пожизненного заключения. Еще один застрелен офицерами ФБР в штате Флорида – гибель Ибрагима Тодашева во время допроса о причастности к загадочному тройному убийству в пригороде Бостона Уолфаме вызвала в американском обществе немало вопросов. Следователи пришли к выводу, что офицеры ФБР действовали по инструкции в интересах самозащиты. Родственников Тодашева, живущих в Чечне, результаты расследования не удовлетворили – близкие семьи сказали корреспонденту «Голоса Америки», что отец убитого – Абдулбаки Тодашев собирает средства на американских адвокатов и намерен судиться с ФБР.

Американская пресса, кажется, не оставила ни одного темного пятна в истории семьи Царнаевых. Журналисты разных изданий постучались в двери каждого, кто хоть раз в жизни пересекался с братьями – от бостонских квартир, школ, баров, спортивных клубов, до махачкалинских мечетей и кыргызских домов. Факты и журналистские расследования сопровождались сливами информации, сенсациями, спекуляциями и скандалами. Однако основные вопросы так и остались без ответов. Что случилось в жизни семьи, что так кардинально изменило судьбы Царнаевых, и, пожалуй, самый главный вопрос – почему?

Ответы на этот вопрос следствие, аналитики, знакомые и журналисты давали разные: трудности адаптации беженцев к новой среде, крах амбиций, развал семьи, отъезд родителей, радикализация матери, подтолкнувшей братьев к фундаментализму, психическое нездоровье Тамерлана Царнаева, и, конечно – теории заговора: рука ЦРУ, рука ФСБ, недосмотр или намеренное бездействие ФБР. Все эти теории и спекуляции находят и сторонников, и противников. Однако практически все, независимо от позиций,хотят получить компетентные ответы.

Даст ли эти ответы начинающийся в январе 2015 года суд над Джохаром Царнаевым? Документы следствия в США публичны по закону, само слушание также будет публичным, но главные действующие лица этой драмы, возможно, так и не ответят на вопросы общества.

Тамерлан Царнаев мертв и похоронен в штате Вирджиния – его тело долго отказывались хоронить мусульманские кладбища по всему восточному побережью США, пока американская протестантка Марта Мэллен не узнала из газет, что исламские общины не принимают тело предполагаемого бостонского взрывателя. Мэллен связалась со множеством имамов в разных штатах и, в конце концов,договорилась с имамом в местной общине и организовала похороны. Многие в США Мэллен не поняли, многие осудили, в городке, в котором она проживает, прошли демонстрации протеста. Женщина говорит, что не жалеет о своей роли: «Да, то, что он сделал, – ужасает. Но он мертв, и все, что дальше – это между ним и Богом».

Мы не знаем, захочет ли говорить Джохар Царнаев, и если да, то о чем он предпочтет умолчать, а о чем расскажет правду. После полутора лет перерыва он появился в бостонском суде на прошлой неделе – непосредственно его смогли увидеть только те, кто был в зале, – участники процесса, пострадавшие, публика и журналисты. Для всех остальных за пределами зала – это повзрослевший, бородатый мужчина с взлохмаченными волосами – таким его нарисовали судебные художники. Внешне Царнаев и вправду изменился, но скетчи мало похожи на оригинал, а видео- и фотосъемка в здании суда запрещены. Каждый, кто был в тот четверг в зале суда, все 25 минут, которые длилось слушание, не отрываясь, смотрел на Джохара Царнаева – в большинстве своем они могли видеть только его затылок, поскольку сидели у него за спиной – в том числе и два десятка пострадавших и их родственников. Некоторые видели его лицо. Напряженность ощущалась физически, кожей. Каждый искал в лице и движениях молодого красивого человека признаки вины, сожаления, волнения. Каждый пытался угадать, намерен ли он воспользоваться случаем и признать себя виновным – этот сценарий спасает Бостон от долгого болезненного процесса, а Царнаева– от возможного смертного приговора. В таком случае процесс практически начнется и закончится за один день. Но признания не последовало. Джохар Царнаев встал и ответил на два вопроса судьи О’Тула спокойным уверенным голосом – на этот раз, в отличие от его первого появления в суде в июле 2013 года, он говорил на английском чисто, без русского акцента.

«Вы уверены в том, что ваши адвокаты действуют в ваших лучших интересах?» – спросил О’Тул, – «Да, сэр», – ответил Царнаев. «Есть ли что-либо, что вы хотели бы обсудить со мной приватно?» – задал О’Тул второй вопрос, – «Нет, сэр», – ответил Царнаев.

Потом выступали прокуроры и адвокаты, после чего судья ознакомил подсудимого с процессуальным порядком. Все 25 минут Джохар Царнаев сидел за общим столом между своими четырьмя адвокатами. Все они – известные в США профессионалы; оплачивает их услуги государство. Было заметно, что между ними и их подзащитным установились доверительные отношения – адвокаты периодически обнимали его за плечи, похлопывали его по руке, перешептывались с ним. В ответ Царнаев улыбался. Пожалуй, ничего в выражении лица Джохара Царнаева не говорило о волнении: он выглядел спокойным и даже равнодушным, но, возможно, это все было показным – нервные жесты рук говорили о внутреннем напряжении. Судья в очередной раз отклонил ходатайство защиты о переносе суда из Бостона в другое место – адвокаты настаивают, что настроения в раненом массачусетском обществе лишают Царнаева шанса на справедливый приговор. Судья не находит их аргументы убедительными. Ни пострадавшие, ни родственники, ни сочувствующие им наблюдатели ничем не нарушили порядок в заполненном судебном зале. Только в самом конце заседания теща Ибрагима Тодашева Елена Тэйер прокричала в спину Царнаеву на русском языке, что верит в его невиновность и молится за него. Царнаев не обернулся.

Снаружи у стены суда выстроилась небольшая группа поддержки Джохара Царнаева: разношерстная публика – от «влюбленных девочек», в майках с фотографией Царнаева, до участников движения «Окупай» и сторонников теорий заговора. «Хотите доказательств? Вот вам доказательство!» – не сдержался направляющийся на заседание Марк Фукарейли – он поднял одной рукой ногу с протезом и помахал ею перед плакатами в поддержку Царнаева.

Решение принято: процесс пройдет в Бостоне. По прогнозам участников, он будет тяжелым и длительным. Возможно – продлится дольше полугода. Прокуратура уверена: убедительных доказательств вины братьев – более чем достаточно. Если каким-то чудом присяжные оправдают Джохара Царнаева по некоторым из более 30 предъявленных ему статей обвинения, то даже тогда он может получить пожизненное заключение без права обжалования. В случае признания виновным – смертный приговор. От суда ждут правды о том, что привело братьев Царнаевых к роковому шагу. Оправдаются ли эти ожидания, покажет процесс.

В специальном расследовании журналисты «Голоса Америки» попытались пройти заново через все ключевые этапы драмы Царнаевых. В последующих публикациях мы представим нашим читателям и зрителям факты, документы и интервью, никогда ранее не публиковавшиеся.

  • 16x9 Image

    Фатима Тлисовa

    В журналистике с 1995 года. До прихода на «Голос Америки» в 2010 году работала собкором по Северному Кавказу в агентстве «Ассошиэйтед пресс», в «Общей газете» и в «Новой газете». С января 2016 г. работает в составе команды отдела Extremism Watch Desk "Голоса Америки"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG