Линки доступности

Теракт как финальный акт семейной драмы?

Семья – это свято. Тайна личной жизни – неприкосновенна. Все эти принципы теряют значение в случае с Царнаевыми: подозрения в умышленном убийстве и увечье десятков человек сняли моральные табу. Теперь каждая деталь истории семьи попадает на первые страницы прессы и в брейкингньюс на ТВ. Это не праздное любопытство или вернее – не только праздное любопытство. Найти ответ на вопрос, что подтолкнуло братьев Царнаевых к подобному выражению ненависти – а именно – они обвиняются в совершении теракта на бостонском марафоне, – пытаются сейчас аналитики спецслужб и пресса. Об этом думают и рассуждают сотни тысяч людей – и те, кто хочет верить в их невиновность, и те, кто ждет окончания расследования и вердикта суда.

По рассказам знакомых семьи Царнаевых, трагедия на бостонском марафоне вполне могла стать конечным звеном в истории неудач, разочарований, неправильных решений, любви и ненависти. Финальной сценой семейной драмы.

В Бостоне и его пригородах живет шесть чеченских семей. Четыре семьи приехали в США во время или после второй чеченской войны в статусе беженцев – более 10 лет назад. Одна семья получила американское гражданство еще до начала первой войны – благодаря экстраординарным способностям отца семейства в научной сфере.

Как и всякая малая этническая община в новой для себя среде вдали от родины, чеченцы Бостона вначале держались вместе, с традиционными совместными шашлыками по выходным и праздникам. Постепенно встречи становились реже, а кто-то совершенно отделился от диаспоры, ограничиваясь редкими телефонными звонками.

Анзор и Зубейдат

Она – хрупкая женщина в темном хиджабе. Бледное худое лицо. Все комментарии – на высоких тонах, в защите и нападении одинаково агрессивна. Он – на втором плане, подавленный и смирившийся. Такими предстали на мировых экранах супруги Царнаевы – их сыновья обвиняются в страшном преступлении. Они в вину своих детей отказываются верить. Они винят во всем третьи силы – кто-то их детей подставил. Шлют проклятья за смерть старшего сына и за раны младшего. Объявляют об одном решении, потом передумывают. Снова говорят то, от чего отказывались раньше. Так выглядит горе.

«В самом страшном сне она не могла представить себе такой конец для мальчиков», – бостонская знакомая вспоминает совсем другую Зубейдат – задорную, всегда улыбающуюся, в брючках и в бейсболке козырьком назад – осекается, не говорит вслух, но эта фраза висит в воздухе, – точно как у Джохара на Most Wanted фотографиях, сделанных во время марафона.

Мечты Зубейдат рассыпались одна за другой – жизнь беженца в США – не сладкий мед, а горький тяжелый хлеб. Сначала не получилось с салоном красоты – доходы не покрывают расходов, но доходы есть, и из-за этого теряются все льготы – субсидии на продукты, субсидированное жилье, бесплатная медицинская страховка, денежная помощь. На красивую мечту средств не хватает. Зубейдат ухаживает за молодой женщиной с ограниченными возможностями. Потом вплоть до трагедии на марафоне за этой же женщиной ухаживала супруга Тамерлана – Кэтрин Рассел.

СМИ опубликовали фото Зубейдат из уголовного дела о краже из магазина. Lord & Taylor дорог для большинства американцев, не говоря уже о бюджете беженки, живущей на государственные субсидии. Но для гражданина США подобное уголовное дело разрешилось бы денежным штрафом и исправительными общественными работами (как это было с Кэтрин, которая также попалась на магазинной краже). Для беженца криминальная запись означает прощание с мечтой о гражданстве. Никто из знакомых не помнит, как и когда Зубейдат уехала из США в Дагестан, но почти все уверены – одна из главных причин – проблемы с законом.

К образу женщины – главы семьи, который сформировался в прессе благодаря словам деверя Зубейдат – Руслана Царни, многие бостонские знакомые Царнаевых относятся скептически.

Два человека сказали корреспонденту «Голоса Америки», что отец семейства Анзор обладал вспыльчивым характером, и у него были проблемы с алкоголем. Одна из знакомых считает Зубейдат классической жертвой – по ее словам, женщине часто доставалось от нетрезвого мужа, и все – на глазах детей. Никто из бостонских чеченцев не может вспомнить, когда именно начала распадаться семья, но многие винят в случившемся Анзора.

В интервью СМИ Анзор сказал, что уехал в Дагестан из-за неизлечимой болезни и чудом поправился. Его супруга сказала, что муж уехал после того, как в Бостоне на него напали русские и сильно избили.

Молодой чеченец, близко знавший Царнаевых, усмехается в ответ на вопросы об озвученных версиях. «Подрался, да, пьяный в баре, чуть не убили его тогда», – его версия намного менее политизирована и драматична. Но результат тот же – отец тоже уехал в Дагестан.

Тамерлан и Кэтрин

Горячий нрав отца передался старшему сыну, «крушить мебель и рубить кулаками» Тамерлан в плохом настроении мог, вспоминает бизнесмен в Уотертауне, у которого отец и сын Царнаевы работали несколько лет. «Было видно, что Тамерлан очень быстро занимает место альфа-вожака в семье», – говорит он.

У тренера Тамерлана по боксу совсем другое мнение – он рассказывает, что стиль на ринге у Тамерлана был скорее продуманный и спокойный, чем агрессивный, «расслабленный стиль профессионала». В 2010 году в соревнованиях Rocky Marciano Trophy он приносит победу команде Golden Gloves от Новой Англии (ряд штатов атлантического побережья США), выиграв бои нокаутом. Чемпиону-тяжеловесу предсказывают звездную карьеру в боксе. Ради этой мечты он оставляет учебу в колледже, отдавая все время тренировкам.

«Бокс был для него всем, все мечты о будущем были связаны с боксом», – вспоминает бывший тренер. Американская мечта Тамерлана Царнаева рухнула в тот вечер, когда он дал пощечину своей португальской подруге. В полиции он объяснил, что сорвался и слегка ударил подругу по щеке, потому что она устроила истерику от ревности к другой девушке. Пощечина подруге в другом месте – например, в Дагестане, вряд ли принесла бы Тамерлану проблемы. В США соседи вызвали полицию. Подруга подтвердила факт пощечины – официально это расценивается как физическое насилие, то есть уголовное преступление. Тамерлану, так же как и его матери, отказали в предоставлении гражданства. Но для молодого спортсмена это еще означало и крах карьеры в Golden Gloves, и крах главной мечты – выступать за сборную США.

Стало ли это разочарование той драмой, тем спусковым крючком, который взорвал бомбу спустя два года? Мы не знаем. Где-то в этом промежутке в жизни семьи Царнаевых появился таинственный армянин-мусульманин Миша. «Да он самый настоящий блаженный, инфантильный и не от мира сего, о какой радикализации вы говорите!» – возмущается общий знакомый. Сам Миша общается с прессой только через адвоката.

Но глубокое погружение Тамерлана в религию становилось очевидным для окружающих. «Ты потихоньку обрываешь контакты, когда тебе постоянно указывают, что нельзя мусульманке носить брюки, требуют закутываться в платок», – объясняет бостонская чеченка, вспоминая о том, как постепенно она отдалялась от общения с Царнаевыми.

Где-то в это время Тамерлан встретил красавицу и студентку престижного Suffolk University Кэтрин Рассел. В университете теперь вспоминают, что до встречи с двухметровым красавцем Кэтрин была душой общества. Наследница состоятельной и влиятельной семьи, Кэтрин, став супругой Тамерлана Царнаева, поселилась с мужем и дочерью в маленькой квартире в Кембридже. Еще до свадьбы Кэтрин приняла ислам и надела хиджаб.

Спецслужбы США заявляют, что вдова Тамерлана Царнаева все еще остается в фокусе расследования. Ранее ФБР заявило, что найденная на фрагменте бомбы ДНК не принадлежала Кэтрин Рассел. Однако вопрос о том, что она знала или не знала о бомбах, которые ее муж и деверь изготовили, как полагает следствие, в кембриджской квартире семьи, остается пока без ответа.

Кэтрин Рассел письменно передала права на тело мужа его родственникам. Место и время захоронения Тамерлана Царнаева неизвестно. Однако история Тамерлана Царнаева в бостонской трагедии вряд ли закончится его похоронами. Линия защиты адвокатов его младшего брата и, возможно, вдовы, скорее всего, будет строиться на доказательстве того, что Тамерлан втянул или, скорее, принудил их к пособничеству.
  • 16x9 Image

    Фатима Тлисовa

    В журналистике с 1995 года. До прихода на «Голос Америки» в 2010 году работала собкором по Северному Кавказу в агентстве «Ассошиэйтед пресс», в «Общей газете» и в «Новой газете». С января 2016 г. работает в составе команды отдела Extremism Watch Desk "Голоса Америки"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG