Линки доступности

Процесс по делу о теракте на Бостонском марафоне входит в завершающуюю стадию

Обаятельный шалопай. Смышленый молодой человек, ставший жертвой культурного шока, развода родителей и дурного влияния властного старшего брата. Убийца. Террорист.

Примерно такой образ Джохара Царнаева нарисовался в последние дни, пока защита подводила к концу свои усилия по спасению его жизни. Уже в понедельник адвокаты завершают изложение своей версии, вверяя судьбу Царнаева двенадцати присяжным заседателям. Последним предстоит решить, будет ли Царнаев казнен или нет.

В прошлом месяце 21-летний подсудимый был признан виновным по 30 пунктам обвинения в терроризме и других преступлениях в связи с его ролью в теракте на Бостонском марафоне в апреле 2013 года. Согласно американскому законодательству, для вынесения смертного приговора необходимо единодушное решение присяжных, и адвокаты Царнаева возлагают надежды именно на то, что один из них выскажется против смертной казни.

В результате теракта погибли три человека, в том числе восьмилетний мальчик. Еще 260 человек получили ранения. Несколько дней спустя Джохар Царнаев и его старший брат Тамерлан застрелили полицейского, после чего в перестрелке погиб и сам Тамерлан.

Обсуждение приговора

21 апреля состоящий из двух частей судебный процесс перешел в стадию обсуждения приговора, в ходе которого обвинение пытается доказать, что Джохар Царнаев добровольно участвовал в совершении самого страшного теракта на территории США с 11 сентября 2001 года.

Защита в свою очередь настаивает, что подсудимый лишь поддался влиянию своего брата Тамерлана, которого она изображает организатором и лидером.

«Основная задача защиты это попытаться убедить присяжных, что подсудимый – легко внушаемый человек», –поясняет Роберт Данэм, исполнительный директор вашингтонского Информационного центра по смертной казни.

«Присяжные не обязательно должны к нему хорошо относиться. Не нужно, чтобы им хотелось пригласить его к себе на ужин. Нужно только, чтобы они сочли приемлемым наказанием упрятать его за решетку до конца дней», – добавляет он.

Как и в ходе предыдущей стадии процесса, суд заслушал множество свидетельских показаний, которые вызывали то ярость, то горечь, то возмущение, то печаль.

В ходе вступительной речи с требованием смертной казни обвинение шокировало присяжных и зрителей, сыграв на контрасте двух фотографий: 8-летнего Мартина Ричарда, самого младшего из жертв теракта, и Царнаева, демонстрирующего неприличный жест в объектив видеокамеры в тюрьме.

«Перед вами Джохар Царнаев – невозмутимый, нераскаявшийся и нисколько не изменившийся», – заявила присяжным федеральный прокурор Надин Пеллегрини.

Слезы в зале суда

В понедельник, спустя менее двух недель после этого, зал суда наполнился звуками рыданий: прилетевшая из России тетя подсудимого Патимат Сулейманова разразилась слезами, попытавшись рассказать о своем племяннике, которого не видела больше десяти лет.

Сам Царнаев, детство которого прошло в переездах между Россией и Кыргызстаном, а юношеские годы в трехкомнатной квартире на четвертом этаже жилого дома в Кембридже, штат Массачусетс, в течение всего судебного процесса демонстрировал безучастность, а подчас и скуку.

Однако в понедельник, слушая показания своей тетки, он впервые расплакался, утирая слезы кулаками и всхлипывая в голос.

Вскоре после этого, когда его выводили из зала суда на время перерыва, Царнаев послал воздушный поцелуй присутствовавшей на заседании кузине.

В ходе обсуждения приговора показания дали более 40 свидетелей, в том числе бывшие учителя Царнаева и его друзья по колледжу. Некоторые не скрывали слез. На заседании 29 апреля одна из бывших учителей подсудимого, Бекки Норрис, улыбнулась Царнаеву, а он улыбнулся ей в ответ.

Позже она опубликовала в Facebook фотографию 12-летнего Царнаева, держащего на руках ее новорожденную дочь.

«Когда ты глубоко привязан к кому-то, этого не изменить, даже если человек делает что-то невообразимо ужасное. Люди отлично умеют сочетать в себе совершенно несовместимые вещи. Да, он совершил непросительный поступок. И да, я все равно люблю его. И – это трудно понять, я знаю, – он все еще нуждается в любви», – написала Норрис на своей странице в Facebook.

Решение по смертной казни

Решение администрации президента Обамы добиваться смертной казни для Царнаева было сложным и неоднозначным. Законы штата Массачусетс допускают высшую меру наказания, однако дело Царнаева рассматривается в федеральном суде.

В штате никогда не было особенно много сторонников смертной казни, а опросы, проведенные в Бостоне и его окрестностях в преддверии суда и во время него, показывают, что сейчас эта идея вызывает еще меньше энтузиазма.

Накануне начала финальной стадии процесса газета Boston Globe опубликовала на первой полосе письмо родных Мартина Ричарда, в котором они призывают приговорить Царнаева к пожизненному заключению.

«Пока подсудимый находится в центре всеобщего внимания, нам ничего не остается, кроме как жить на его условиях», - пишет семья погибшего мальчика. - Как только подсудимый исчезнет со страниц газет и экранов телевизоров, мы сможем начать заново выстраивать свою жизнь и свою семью».

В начале судебного процесса по делу Царнаева его защита во главе с известным адвокатом Джуди Кларк признала вину своего клиента. Эта стратегия, очевидно, была нацелена преимущественно на спасение его жизни.

«Теория такая: никого нельзя приравнивать к самому плохому поступку, который он совершил в жизни», – говорит Куин Денвир, бывший федеральный защитник, который вместе с Кларк добился пожизненного заключения для Теодора Качинского, также известного как Унабомбер, в ходе федерального суда в 1998 году.

«Все это делается, чтобы присяжные увидели в подсудимом не только преступника, но и человека, полноценную личность со своими достоинствами и недостатками», - поясняет Денвир.

Помимо родных Царнаева и специалистов по непростой ситуации в Чечне, адвокаты представили свидетелей, которые рассказали, какими жесткими будут условия содержания в тюрьме в Колорадо, где подсудимому предстоит провести остаток жизни.

Как выразился в среду свидетель защиты Марк Бези, это «механизм, отрезающий все связи заключенных с внешним миром».

Родителей Царнаева, Анзора и Зубейдат, в качестве свидетелей не приглашали. Оба сейчас проживают в Дагестане – российском регионе, который граничит с Чечней, – и не приезжали в США с тех пор, как Царнаев впервые предстал перед судом в 2013 году.

Интерес к процессу в России

Учитывая связи Царнаева с Россией и Северным Кавказом, многие россияне живо интересуются процессом по его делу, отмечает главный редактор популярной радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов.

Однако суд над Царнаевым практически не освещается в российских СМИ, подавляющее большинство которых контролируются государством. По словам Венедиктова, это может быть связано с растущими опасениями Кремля по поводу ситуации на Северном Кавказе.

«Этот процесс вызывает нехорошие ассоциации, я думаю, у руководства, в том числе, Российской Федерации, поэтому думаю, на него, возможно, наложено эмбарго», –заявил журналист в эксклюзивном интервью «Голосу Америки». Кроме того, по его словам, среди россиян становится все больше людей, поддерживающих возвращение смертной казни, и в случае вынесения смертного приговора Царнаеву это сильно повлияет на ход дискуссии в России.

«Я думаю, что вердикт присяжных будет активно обсуждаться в России, если дело дойдет до смертной казни», - говорит Венедиктов.

  • 16x9 Image

    Фатима Тлисовa

    В журналистике с 1995 года. До прихода на «Голос Америки» в 2010 году работала собкором по Северному Кавказу в агентстве «Ассошиэйтед пресс», в «Общей газете» и в «Новой газете». С января 2016 г. работает в составе команды отдела Extremism Watch Desk "Голоса Америки"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG