Линки доступности

Антон Борматов: «Избрав путь зла, хорошего не жди»


Кадр из фильма "Чужая"

Кадр из фильма "Чужая"

Новый российский криминальный триллер «Чужая» (Alien Girl), снятый режиссером Антоном Борматовым, в пятницу, 17 декабря выходит на экраны кинотеатров в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе. Дистрибьюторская компания Paladin полагает, что американцев заинтересует гангстерский боевик из России. Действие его происходит в 90-е годы в Украине, где главарь банды делегирует в Прагу четверку своих головорезов. Там они должны найти и доставить домой девушку по кличке Чужая, которая нужна главарю как заложница. С режиссером фильма Антоном Борматовым побеседовал корреспондент «Голоса Америки» Олег Сулькин.

Олег Сулькин: В производстве фильма, наряду с российскими компаниями K3 и «Профит», участвовала американская студия Fox International Productions (FIP). Какова мера ее участия?

Антон Борматов: Они финансово поддержали проект. Я знаю только об этом.

О.С.: За проектом стоят два крупных продюсера, Константин Эрнст и Игорь Толстунов. Они вас сильно опекали?

А.Б.: Их участие было довольно внушительным. Но творчески они давали свободу. Взаимодействие носило творческий характер. Мне, начинающему режиссеру, их советы были в помощь. Эрнст больше занимался творческой частью, Толстунов – производственными вопросами.

О.С.:
Это же ваш дебют в игровом кино? Вы же снимали музыкальные клипы и сделали два сериала, верно?

А.Б.: Да, два сериала, «Хиромант» и «План Б», и еще одну серию в сериале «Убойная сила-6».

О.С.: Фильм получился жесткий, суровый и мрачноватый. Эта концепция была придумана изначально?

А.Б.: За концепцию мы должны быть благодарны автору книги Владимиру «Адольфычу» Нестеренко, выступившему соавтором сценария (вместе с Сергеем Соколюком –О.С.). Иначе эту вещь поставить нельзя. Она понравилась продюсерам, понравилась мне, и мы постарались ее снять адекватно.

О.С.: Есть ли разница между тем, как изложена история в книге Нестеренко, и тем, как преподносится в фильме?

А.Б.: Многое пришлось выбросить, иначе фильм шел бы не час сорок, а часа три-четыре. И вообще режиссер должен снимать свое кино. Копировать первоисточник – путь ложный. Нужно доверять своей интуиции. Главное – донести идею.

О.С.: А в чем она, идея?

А.Б.: Если человек выбирает путь зла, он должен пенять только на самого себя. На таком пути ничего хорошего не жди, все кончится очень плохо. Кино это сновидение, и пусть этот сон приснится людям, выбирающим путь в жизни.

О.С.: Бритый наголо Малыш, главарь бандитской четверки, чем-то напоминает Николаса Кейджа. Он самый симпатичный из них. Как ни странно, он и его соратники вызывают сочувствие, ты начинаешь за них переживать, особенно тогда они сталкиваются с другими мафиями. Такой сострадательный эффект закладывался вами и продюсерами?

А.Б.:
Для меня все укладывается в нормальную формулу гуманизма. Снимаешь про людей, а не роботов, и пытаешься их полюбить. Иногда это удается. Но то, что они делают, симпатию не вызывает.

О.С.: Актеры вами подобраны неизвестные. И, на мой взгляд, кастинг очень удачный. Где вы нашли такие выразительные лица?

А.Б.: Искали по всей стране. Пришлось отказываться от многих хороших актеров, из которых не формировался ансамбль. Взяли актеров из Питера, Москвы. Наталья Романычева, играющая Чужую, из Севастополя, из драмтеатра. И главной четверкой я доволен. У нас большая страна и много талантов.

О.С.: Где проходили съемки?

А.Б.: В Севастополе и его окрестностях, в московских павильонах и в Праге.

О.С.: Между прочим, Прага у вас показана так, что туда не захочется ехать даже по бесплатной турпутевке. Что, действительно, в 90-е годы это был такой страшный вертеп криминала?

А.Б.: Про вертеп не знаю, но там действовали цыганская, русская, албанская и другие мафиозные группировки. Конечно, туристам там было вольготно и тогда, но бандиты вели себя довольно активно.

О.С.: Как публика воспринимает фильм?

А.Б.: По-разному. Для тех, кто знает бандитский мир не понаслышке, это кино, то есть нечто придуманное, для обывателей – реалистическое отражение жизни. Есть те, кто ворчат и возмущаются: сколько можно насилия, «чернухи», «мрачняка».

О.С.: В известном фильме «Бумер» сюжет аналогичен вашему. А женская линия восходит к «Никите». Вам хотелось от предшественников дистанцироваться?

А.Б.:
Я их специально не пересматривал, чтобы, с одной стороны, не поддаваться влияниям, а с другой, не бояться оказаться к ним близко.

О.С.:
Понимаю, сложно строить прогнозы, и тем не менее – американцам понравится картина?

А.Б.: Не исключено, что кто-то будет все принимать за чистую монету - как события, реально происходившие в 90-е годы в Украине. Мы-то понимаем, что это жанр, игра, условность, но мы знаем реалии и видим их отличия от кино. Но вообще меня гордость переполняет, когда думаю, что мой фильм показывается в Америке.

Новости культуры читайте здесь

XS
SM
MD
LG