Линки доступности

Коллеги по правозащитному движению вспоминают человека, заступившегося за Венгерское восстание.

В Петербурге в возрасте 78 лет скончался правозащитник, известный советский диссидент, переводчик и режиссер дубляжа Борис Павлович Пустынцев.

Еще в 1956 году 21-летний Пустынцев участвовал в подпольной группе студентов Ленинградского педагогического института иностранных языков, которая распространяла листовки против подавления венгерского восстания советскими войсками. В 1957-м он был арестован и приговорен к десяти годам лишения свободы. Пять лет Пустынцев провел в лагерях. После освобождения работал библиографом, переводчиком, литературным редактором, режиссером дубляжа, синхронным переводчиком в кино. В 1984 году Пустынцев уволили с «Ленфильма»: против его работы в кино возражал КГБ. 5 лет он проработал на киностудиях Эстонии.

В 1989 году, когда «перестройка» уже шла полным ходом, Борис Пустынцев вернулся в Ленинград. А еще через два года – после распада СССР – известного диссидента «затянула» политическая жизнь Северной столицы.

В 1993 году Пустынцев баллотировался в Государственную Думу от демократического блока «Выбор России», в 1994 – вышел во второй тур выборов в Законодательное собрание Санкт-Петербурга от блока «Демократическое Единство Петербурга» и проиграл с разницей в несколько десятков голосов.

В том же году в Генеральном консульстве Венгрии в Санкт-Петербурге Борису Пустынцеву был вручен офицерский Крест ордена Заслуг Венгерской Республики.

В 1992 году Пустынцев стал одним из соучредителей, а затем занял пост председателя правозащитной организации «Гражданский контроль», созданной «с целью обеспечения контроля со стороны парламента и граждан страны над деятельностью правоохранительных государственных органов».

Пустынцев – автор многочисленных публикаций по проблемам прав человека в России. С 2004 по 2012 год был членом Совета по правам человека при президенте РФ. Позднее он покинул Совет в знак несогласия с процедурой выборов его членов.

Один из нынешних членов Совета по правам человека при президенте РФ, председатель правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербург» Элла Полякова в интервью Русской службе «Голоса Америки» так отозвалась о Борисе Павловиче:

«Только что у нас закончилось заседание Президентского совета по правам человека. На нем мы почтили память этого легендарного правозащитника. Он выступал против ввода войск в Венгрию, за что был осужден. Потом стал одним из лучших правозащитников в нашей стране. Для нас всех это очень большая потеря, нам очень грустно, что такой светлый ум, который всегда поддерживал нас, сейчас уже не с нами. На сайте Президентского совета уже размещен некролог, как и на сайте нашей организации. Потому что для Борис Павлович был очень важен и для “Солдатских матерей”. Как не хватает таких людей!»

Исполняющая обязанности Председателя правозащитной организации «Гражданский контроль» Елена Шахова сказала:

«Это огромная потеря. Со смертью Бориса Павловича для нас закончилась целая эпоха. Он положил свою жизнь на защиту прав человека. Для нас он никогда не умрет и единственное, что мы можем сделать – это продолжать работать и продолжать наше общее дело».

Депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга от партии «Яблоко» Борис Вишневский был знаком с Борисом Пустынцевым более двадцати лет.

«Я глубоко скорблю о кончине Бориса Павловича Пустынцева – стойкого и мужественного правозащитника, общественного деятеля, интеллигента, петербуржца, Позиция Бориса Павловича всегда вызывала неизменное уважение даже в те редкие минуты, когда я с ним не соглашался. Людей с подобным авторитетом и с такой безупречной репутацией осталось очень немного и уход каждого из них это огромная трагедия и большая потеря для гражданского общества Санкт-Петербурга. Мы будем помнить о Борисе Павловиче, и продолжать его дело, как сможем», – подчеркнул Вишневский.

Должность главы одной из самых известных и авторитетных правозащитных организаций Петербурга неизбежно предполагала общение с прессой. Борис Павлович никогда не отказывал работникам СМИ в интервью по самым горячим темам, и при этом всегда точеными формулировками жестко критиковал действия властей, если они были направлены против гражданского общества и прав человека.

В личном общении Борис Павлович был очень интересным собеседником, а если речь заходила о джазе, то тут его можно было слушать бесконечно! Вот как он ответил в одном из интервью на вопрос журналиста «Как в Вас, молодого человека, да еще в то глухое, зашторенное, монолитное время могла проникнуть антикоммунистическая зараза?»

«Эта "зараза" проникла вместе с другой "заразой" – с джазом, – ответил Пустынцев. – Я стал ловить по радиоприемнику какую-то странную музыку, которую не слышал дома, и которая мне все больше и больше нравилась. Это был джаз.(…) А потом меня стало раздражать, что я не понимаю, что они говорят до и после музыки. Я начал изучать английский, пользуясь тем же стареньким радиоприемником.(…) Я довольно быстро стал воспринимать не только музыкальную информацию, но и социальную, и политическую. Неизбежно стал сравнивать ее с той информацией, которую получал дома. Параллельно вокруг меня происходили события, которые все больше убеждали, что здесь я слышу, в основном, вранье».

Ложь и лицемерие навсегда стали врагами Бориса Пустынцева.

Уже будучи тяжело больным, он продолжал работать. В последний день саммита «Большой двадцатки» в Петербурге в сентябре 2013 года он в числе других правозащитников встретился с президентом США Бараком Обамой.

На этой встрече Борис Пустынцев затронул вопрос о некоммерческих организациях, которым власти пытались навязать статус «иностранных агентов». Итоги встречи внушили правозащитнику оптимизм...

«Я надеюсь, что теперь американский президент будет иметь более четкое представление о том, что здесь происходит с правами человека, чем раньше», – сказал он в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».
  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

XS
SM
MD
LG