Линки доступности

Российский оппозиционер об отставке Михаила Прохорова, праймериз в России и собственном политическом будущем

Если есть шанс что-то изменить – нужно действовать, считает сопредседатель Партии народной свободы Борис Немцов. В четверг 15 сентября российский оппозиционный политик выступил в американском Конгрессе на слушаниях, посвященных Международному дню продвижения демократии в мире. В эксклюзивном интервью с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» Борис Немцов рассказал о том, какую ошибку, по его мнению, совершил Михаил Прохоров, что изменится в России с введением праймериз и о предстоящих парламентских выборах.

Дарья Кутковая: Как вы прокомментируете уход Михаила Прохорова из партии «Правое дело»?

Борис Немцов: Его уход означает, что в России нет ни одной независимой партии. И даже если ты на 90% лоялен власти, а на 10% – самостоятелен, то ты – враг. Он не критиковал ни Путина, ни Медведева и был очень осторожен в своих оценках. Единственное, чего он не хотел – быть холуем. Оказалось, что это преступление. Именно поэтому он ушел.

Я уважаю его выбор. Михаил – человек независимый, свободный, и когда ему предложили унизительную роль стать посмешищем при Суркове, он отказался. По сути, своим решением он показал, что все партии в стране холуйские и марионеточные. А выборы среди таких партий – это не выборы, а просто безобразие и позорище. Таким образом, никаких выборов в стране нет.

Открытие состоит в том, что нынешний режим уже не удовлетворен лояльными, им нужно быть не на 90% лояльным, а на 100% или на 110%.

Прохоров сейчас находится в очень сложном положении. Я думаю, что Путину выгодно из него сделать врага. Путину выгодно всю кампанию построить на борьбе с миллиардерами, олигархами и быть защитником бедного трудового народа. Поэтому Прохоров сейчас находится в очень рискованной ситуации: если он будет продолжать политическую деятельность, то он рискует и бизнес потерять, и, возможно, начнутся и обыски, и уголовные дела. Как его друг, я бы ему посоветовал сохранить свою свободу и вернуться в бизнес.

Д.К.: Считаете ли вы Прохорова «путинским проектом»?

Б.Н.: Я считаю, что Прохоров возглавил марионеточную партию, но он странным образом хотел остаться независимым. Я думаю, что он не путинский проект, а просто совершил ошибку. Потому что нельзя быть лидером зависимой партии и при этом быть свободным.

Д.К.: На ваш взгляд, что можно ожидать от предстоящих выборов в Государственную Думу?

Б.Н.: Тотальные фальсификации, тотальное мошенничество, тотальный вброс бюллетеней, тотальный обман, черные пиар-технологии, постоянное вранье и издевательство над русским народом. Именно поэтому мы предлагаем в день выборов, 4 декабря, организовать массовый протест против фарса и против мошенничества. Мы предлагаем прийти на выборы, взять бюллетень, зайти в кабинку, перечеркнуть его крест-накрест и написать на нем «Долой власть воров!».

Я рад, что в этом нашем движении много достойных людей: и великий русский поэт Дима Быков, и великий сатирик Витя Шендерович, и главный редактор «Новой газеты» Дима Муратов, и выдающаяся и смелая журналистка Ольга Романова, и заместитель главного редактора «Огонька» Павел Шеремет, и лидер экологического движения в стране Женя Чирикова, и политик Володя Рыжков.

Скоро у нас будет еще больше сторонников, так как я считаю, что после сегодняшнего безобразия, связанного с Прохоровым, его сторонники, скорее всего, вольются в «наХ-наХ».

Д.К.: Что вы думаете об идее Путина ввести в России праймериз?

Б.Н.: Это все вранье, это оболванивание русского народа. Какие праймериз? На самом деле мы видим сплошные скандалы, сплошные подтасовки, сплошные манипуляции. А самое главное, что итоги праймериз никто не собирается учитывать.

Д.К.: Будете ли вы продолжать борьбу за регистрацию внесистемной оппозиции?

Б.Н.: Наши дела сейчас находятся в судах, а так как суды в России отсутствуют, то мы ждем, когда дело пойдет в Страсбург. Но к выборам мы не успеем, так что про это можно забыть. К тому же у нас в стране выборов нет, а поэтому речь идет не о конкретных датах, а о принципе. В стране уничтожена любая независимая политическая и общественная деятельность. Любая. О чем тут говорить, когда в стране полностью уничтожена всякая политическая конкуренция.

Д.К.: Существует мнение, что у вас уже был шанс на политической арене, и сегодня вам будет сложно достичь былого влияния. Ваш комментарий?

Б.Н.: Я считаю, что если есть шанс что-то изменить – нужно действовать. А складывать ручки, сидеть на кухне и проклинать все вокруг – не в моих правилах. Если есть возможность бороться – я борюсь, а нет возможности – я не борюсь. Пока есть силы и здоровье, я считаю, что делаю правильное дело.

XS
SM
MD
LG