Линки доступности

«Августовские пушки 2008-го. Российская война в Грузии»

  • Александр Семенов

«Августовские пушки 2008-го. Российская война в Грузии»

«Августовские пушки 2008-го. Российская война в Грузии»

Аудитория «Голоса Америки» уже знакома с книгой «Августовские пушки 2008-го. Российская война в Грузии» - Андрей Илларионов, один из авторов этого сборника, дал интервью Русской службе в середине июня, когда книга только вышла в свет. Тем не менее, имеются по крайней мере две причины, по которым мне хотелось вернуться к ней сейчас.

Во-первых, помимо упомянутой статьи Андрея Илларионова, в сборнике представлено девять других авторов, имеющих свои взгляды на русско-грузинскую войну, которые не всегда и не во всем полностью совпадают. К сожалению, формат этого обозрения не позволяет подробно разобрать позицию каждого из них, но мне хотелось бы остановиться на наиболее интересных, на мой взгляд, статьях.

Во-вторых, за год, прошедший с окончания этой войны, на Западе так и не появилось никакого другого подобного исследования, посвященного русско-грузинской войне 2008 года. «Августовские пушки 2008-го» является пока единственной академической работой, в которой предпринимается попытка ответить на вопрос: что же все-таки произошло в Грузии в первой половине августа прошлого года?

Путаница в этом вопросе породила разнобой даже в Государственном департаменте США. К примеру, посол США в Москве Джон Байерли в интервью, данном в конце августа заявил, что «российские войска вполне обоснованно ответили на [грузинское] нападение на миротворцев РФ в Южной Осетии… Мы очень настойчиво убеждали грузинскую сторону не идти на этот шаг», указав при этом, что проступок Кремля заключался лишь в том, что [в своей праведной ответной реакции] «Россия зашла слишком далеко». Между тем пару недель спустя его непосредственная руководительница Кондолиза Райс заявила, что «российское руководство нарушило суверенитет и территориальную целостность Грузии и начало полномасштабное вторжение, перейдя границу, признанную международным сообществом».

Понятное дело, что нам, простым смертным, не оставалось ничего иного, как ограничиваться общими суждениями типа: скорее всего, обе стороны виноваты, а уж кто виноват больше и кто меньше, мы узнаем много лет спустя, когда это будет интересно лишь историкам. Как оказалось, ждать так долго не пришлось: переработав огромное количество информации, доступной из открытых источников, авторы «Августовских пушек 2008-го» за некоторыми оговорками приходят к выводу о том, что в этой войне Россия является агрессором – она тщательно к ней готовилась и первой начала военные действия, застав грузинское руководство и военных полностью врасплох.

В пользу довода о том, что грузины не могли быть инициаторами войны, авторы указывают на два факта: наиболее боеспособные подразделения грузинской армии находились в это время в Ираке, и без них грузинская армия просто не могла пойти на риск крупномасштабной военной операции; акцию по восстановлению грузинского контроля над Южной Осетией имело бы смысл проводить не летом, а зимой, когда Рокский перевал, отделяющий Россию от Грузии в этом районе, полностью завален снегом, и движение боевой техники через Рокский туннель становится практически невозможным.

Почему же тогда возникла такая неразбериха, в результате которой даже высокопоставленные сотрудники Госдепа противоречили друг другу?
Отчасти на этот вопрос попытался ответить Пол Гобл, ведущий американский специалист по национальным проблемам на постсоветском пространстве, написавший главу «Как отличить победу от поражения: информационная война между Россией и Грузией».

Россия, по мнению Гобла, а также ряда других авторов сборника, тщательно подготовилась к информационному обеспечению своей агрессии: за два дня до начала военных действий Россия направила в Цхинвали 50 журналистов, тогда как в Грузии практически не было штатных представителей западных СМИ. Зачастую поступавшая в западную прессу информация о войне была лишь переиначенным вариантом российской версии событий, которую легко проглатывали многочисленные западные корреспонденты в Москве.

Особенно примечательно выглядит на этом фоне атака российских хакеров на грузинские правительственные сайты, которая началась еще в конце июля 2008-го. По мнению авторов, в Кремле прекрасно осознавали растущую роль интернета в деле распространения информации. Иными словами, у грузин не было шанса докричаться до Запада.

Но дело не только в высокой эффективности российского агитпропа, считает профессор Военного колледжа сухопутных сил США Стивен Бланк, автор статьи с красноречивым названием «От пренебрежения к принуждению: Запад и грузинский кризис до войны 2008 года». По его мнению, у грузин не было шанса быть услышанными, поскольку Западная Европа изначально не была готова ссориться с могущественной Россией ради маленькой Грузии, которую она никак всерьез не воспринимала как часть европейского пространства.

Бланк считает, что попустительство российской имперской политике со стороны Запада и его полное игнорирование интересов Грузии стало традицией последних десятилетий. Бланк весьма едко критикует позицию европейских союзников США, но при этом не щадит и собственной страны. Он считает, что США, заявив о своей поддержке Грузии и ее стремления вступить в НАТО, оказали ей медвежью услугу: когда Россия решила наказать свою непослушную бывшую республику, Америка пальцем не пошевелила, чтобы спасти нового союзника.

Ознакомившись с этими доводами, возникает законный вопрос: если Грузия стала жертвой нападения, то зачем 7 августа грузины пошли на штурм Цхинвали и, заявив о восстановлении конституционного порядка на территории Южной Осетии, дали противнику повод обвинить себя в агрессии?

Шведская исследовательница Йоханна Попьяневски, автор главы «От Сухуми до Цхинвали: путь к войне в Грузии», попыталась найти объяснение этим событиям. По мнению Попьяневски, заняв Цхинвали, грузинская армия усложнила задачу российских войск, явно направлявших острие удара на собственно грузинскую территорию. Заняв этот стратегически важный город, грузины рассчитывали задержать наступление противника хотя бы на 48 часов, что давало бы им шанс привлечь к себе внимание западной общественности, которая в разгар сезона отпусков предпочитала новости с пекинской Олимпиады, нежели репортажи о боевых действиях в очередной далекой маленькой стране. Если это так, то грузины ошиблись в своих расчетах.

Главная мысль, которую хотели донести до читателя авторы «Августовских пушек 2008-го», ясна: Россия – агрессор, Грузия – жертва агрессии, но по прочтении сборника остается ощущение, что далеко не на все вопросы даны ответы, не все версии причин войны рассмотрены авторами, и остается лишь надеяться на то, что они продолжат свою работу, и следующая книга сможет представить более полную картину событий прошлого года.

Хотелось бы напомнить читателю, что «Августовские пушки» - это нашумевший в свое время бестселлер американского историка Барбары Такман о событиях, предшествовавших началу Первой мировой войны. Главная мысль американской писательницы сводилась к тому, что никто из современников не видел в цепочке зловещих симптомов логическую связь, которая привела к кошмару, обрушившемуся на мир в августе 1914-го.

Русско-грузинская война – отнюдь не единоразовое событие, считают авторы «Августовских пушек 2008-го». Россия, возрождающая свою мощь после краха 1991 года, будет стремиться восстановить в той или иной форме свое влияние на бывшем советском пространстве. Грузия же, кто бы ни возглавлял ее - националист Гамсахурдия, бывший партаппаратчик Шеварднадзе или же получивший образование на Западе Саакашвили, - будет стремиться к укреплению своей независимости. Это противоречие будет еще долго чревато конфликтом. И не только между Россией и Грузией.

XS
SM
MD
LG