Линки доступности

Иан Бонд: «Мы не вправе вторгнуться, например, в Зимбабве, поскольку ее англоязычные жители страдают от нарушений прав человека. Это было бы абсурдно! Но я боюсь, что именно эту странную логику используют в России»

Страны Запада оказывают давление на Россию, чтобы убедить ее уважать суверенитет Украины. В Вашингтоне и европейских столицах приняты первые решения о введении санкций в отношении Москвы. Однако Россия защищает свои позиции, утверждая, что ее действия не нарушают постулатов международного права.

Иан Бонд, директор по внешней политике лондонского Центра европейской реформы (Ian Bond, Centre for European Reform), в интервью Русской службе «Голоса Америки» проанализировал аргументы, которые использует Россия при объяснении своей политики в отношении Украины и предложил варианты разрешения кризиса. В недавнем прошлом Бонд занимал высокие дипломатические посты, в частности, был послом Великобритании в Латвии.

Алекс Григорьев: Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию в Украине?

Иан Бонд: Ситуация остается крайне опасной. Мы наблюдаем вторжение на суверенную украинскую территорию сил, которые, без сомнения, прибыли с территории Российской Федерации, несмотря на неубедительные опровержения президента Путина.

А.Г.: Однако Россия утверждает, что не нарушает международных законов. Почему европейцы и американцы не принимают этого объяснения?

И.Б.: Потому что вы не можете зайти на чужую территорию и заявить, что не нарушаете законов. Русские говорят, что американцы таким же образом действовали в отношении Ирака. Однако не забывайте, что американские войска оказались в Ираке после невероятно долгого процесса в ООН, который продолжался много лет. США пытались заставить Саддама Хусейна выполнить принятые им обязательства.

Во время вторжения в Грузию в 2008 году Россия даже не попыталась действовать подобным образом.

Сейчас Россия начала действовать только тогда, когда ее силы уже установили контроль над Крымом. Несчастный посол России в ООН Виталий Чуркин пытался убедить всех, что российские войска были приглашены Виктором Януковичем. Заметьте, что президент Путин практически не вспоминал о Януковиче на своей пресс-конференции.

А.Г.: Насколько значительны успехи международной дипломатии в деле разрешения этого кризиса?

И.Б.: К несчастью, успехов нет. Насколько я понимаю, министр иностранных дел России отказался провести переговоры по Украине в рамках Будапештского меморандума – соглашения, которое Украина, Россия, США и Великобритания подписали в 1994 году. Оно гарантирует суверенитет и территориальную целостность Украины, а также обязывает не угрожать использованием и не использовать против этой страны военную силу и рычаги экономического давления. Все эти обязательства Россия нарушала на протяжении последних шести месяцев.

А.Г.: Россия декларирует, что защищает русскоязычное население Украины и что власть в Киеве захватили националисты, фашисты и нацисты. Это достаточно веские причины для ее действий?

И.Б.: Я сомневаюсь в этом. Пока не существует ни одного подтвержденного свидетельства того, что права русскоязычного населения Украины попираются. 27 членов Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте Путине опубликовали заявление, опровергающее это утверждение. Комиссар по правам человека Совета Европы также не был способен подтвердить нарушения прав человека в отношении русских, живущих в Украине. Это чистой воды фабрикация.

Но в любом случае ни один из элементов международного права не дает вам права вторгаться в другую страну потому, что преследуют людей, говорящих на том же языке, что и вы. И тем более если это неправда.

Если посмотреть на историю Фолклендских островов, то в 1982 году, в момент аргентинского вторжения, эта территория была населена исключительно гражданами Великобритании. И обязанностью британского правительства было отреагировать на захват земли, занятой ее гражданами. Но мы никогда не считали, что вправе вторгнуться, например, в Зимбабве, поскольку ее англоязычные жители страдают от нарушений прав человека. Это было бы абсурдно! Но я боюсь, что именно эту странную логику используют в России, утверждая, что, поскольку жители Украины говорят по-русски, Россия обладает в их отношении специальными правами.

А.Г.: Каковы могут быть реальные цели Владимира Путина в Украине? Чего он пытается добиться?

И.Б.: Это невероятно интересный вопрос. И я не знаю на него ответа. Может быть, он пытается получить Крым. Может быть, он пытается получить какие-то особые права на территории, где проживают в основном русскоязычные граждане Украины. Насколько я понимаю, Совет Федерации дал ему право на военную интервенцию в любой точке Украины. И похоже, что как минимум часть напряженности в восточных регионах Украины была инспирирована извне.

А.Г.: В России популярно мнение, что санкции, которые предлагают ввести США и их европейские союзники в отношении России не будут особо жесткими, поскольку это нанесет ущерб и их экономикам. Какова ваша оценка?

И.Б.: Для европейцев это проблема. Я боюсь, что город Лондон нездорово зависим от российских денег. Некоторые предварительные предложения, подготовленные для британского правительства, не рекомендуют – во всяком случае, пока – введения санкций или закрытия финансовых рынков для России. Однако на мой взгляд, это наиболее мощный рычаг, имеющийся в нашем распоряжении. Поскольку большая часть российской элиты достаточно умна, чтобы хранить свои деньги в российских банках – они хранят их в европейских банках или покупают европейскую собственность. Великобритания, Австрия, Латвия, Кипр – эти места для хранения активов невероятно популярны среди российских официальных лиц и людей, близких к президенту Путину. Думаю, что Европа должна более внимательно изучить это средство воздействия. Но я не знаю, когда мы сможем сделать это.

Нефть и газ, без сомнения, дают России серьезное средство влияния на европейцев. Но я отмечу, что эта зима была относительно мягкой, и в силу этого потребление газа было не столь значительным, поэтому европейские газовые запасы больше, чем обычно в это время года. Это не лучшее время, чтобы Россия попыталась использовать этот инструмент.

А.Г.: Каковы наиболее вероятные последствия этого кризиса?

И.Б. Оптимистичный сценарий: президент Путин понимает, что совершил ужасную ошибку. И он принимает предложение о направлении в Крым международных наблюдателей, предположительно из ОБСЕ. Этот вариант позволит ему сохранить лицо и заявить, что, поскольку международные наблюдатели следят за ситуацией, нужда в крымских «силах самообороны» отпала.

Меня беспокоит повторение грузинского сценария – некий долгосрочный вариант российского военного присутствия на суверенной территории иного государства. В результате мы получим еще один «замороженный конфликт» в Европе. Это абсолютно ненужно. Это нехорошо для международного имиджа России. И это также негативно отразится на развитии российской экономики, поскольку укрепит представление, что Россия – пространство, где не действуют законы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG