Линки доступности

Экс-представитель США в ООН о ливийском кризисе

«Должен осуществиться мирный переход к демократии – как в Египте и Тунисе», – так президент Обама охарактеризовал задачу, стоящую сегодня перед Ливией. Точнее – перед Ливией и международным сообществом, вмешавшимся в ливийский конфликт. Остается, правда, вопрос: каков характер этого конфликта? «До сих пор никто внятно не сказал, что представляют собой эти оппозиционеры, и чего они хотят? Свергнуть Каддафи? А дальше? Те персонажи, которые присутствуют в так называемом переходном правительстве, все это, так сказать, «птенцы гнезда Каддафи», – сказал в интервью Русской службе «Голоса Америки» профессор московского Института востоковедения Владимир Исаев.

Ливийский вопрос стал темой острых дискуссий и в политических кругах США. Цель Русской службы «Голоса Америки» – познакомить читателя с точками зрения, характерными для самых разных частей американского политического спектра. Наш сегодняшний собеседник – бывший представитель США в ООН Джон Болтон.

Алексей Пименов: Господин посол, военная операция в Ливии обретает новые контуры. Как бы вы охарактеризовали и оценили действия основных участников процесса – администрации США, Совета Безопасности ООН и НАТО?

Джон Болтон: На мой взгляд, целью операции, проводимой Соединенными Штатами и НАТО, должно стать отстранение Муаммара Каддафи от власти. Думаю, что его многолетняя поддержка терроризма, его стремление обзавестись ядерным оружием, равно как и методы, которые он использует для подавления народного недовольства, дают для этого достаточно оснований. Однако ничего сколько-нибудь похожего на единство цели я не вижу. Это касается даже администрации США, не говоря уже о НАТО, а тем более о Совете Безопасности ООН. Поэтому, несмотря на то, что поначалу были созданы предпосылки для создания бесполетной зоны, мы едва ли ясно представляем себе, как будут развиваться события. А потому существует опасность, что ливийский конфликт затянется. Что неизбежно приведет к дестабилизации страны. И, возможно, создаст там базу для Аль-Кайды и других международных террористов.

А.П.: В чем, на ваш взгляд, своеобразие ливийских событий – в сравнении с египетскими и тунисскими?

Д.Б.: В Ливии, несомненно, существует оппозиция по отношению к Каддафи, к возглавляемому им авторитарному режиму. Но в данном случае речь должна идти и о конфликтах между самыми различными группировками, между племенами (как их порой именуют) – а это конфликты чрезвычайно длительные. Кроме того, совершенно неясно, стремится ли ливийская оппозиция к установлению в случае своей победы представительного образа правления. Думаю, что сегодня нам даже неизвестно, где находится, так сказать, центр тяжести ливийского оппозиционного движения. Внимание международного сообщества к Ливии обусловлено другим: тем, что Каддафи был готов сделать – и уже начал делать – против своего народа.

А.П.: Как вы оцениваете политику администрации Обамы по разрешению ливийского кризиса?

Д.Б.: Думаю, что стратегия, избранная администрацией Обамы, явно неудачна. Между тем время идет, и я очень опасаюсь, что если мы не решим проблему, то сама двусмысленность в постановке задачи свяжет руки коалиции, и это нанесет большой вред ливийскому народу. Ведь Каддафи, по-моему, и не думает уходить. А поскольку сегодня он оказался под ударом, трудно усомниться в том, что он попытается нанести ответный удар. Причем как военными средствами, так и мобилизуя свои давние связи с международными террористическими организациями. Иными словами, начинается очень опасный период. Особенно учитывая ту неспособность последовательно довести операцию до конца, о которой я говорил.

А.П.: Ливийский кризис ознаменовался публичным, открытым проявлением разногласий и внутри российского правящего тандема. Ваш комментарий?

Д.Б.: Должен сказать – основываясь на собственном опыте: мне просто никогда не приходилось наблюдать подобного раскола между президентом и премьер-министром. И уж во всяком случае – в посткоммунистический период. По-моему, это – недвусмысленное указание на то, что Владимир Путин готовится снова вступить в борьбу за президентский пост. И намерен продемонстрировать жителям России, кто в доме хозяин. Чем это обернется для Медведева, я предсказать не берусь. Но если разногласия распространятся и на другие сферы, то это чревато серьезными проблемами для России.

А.П.: В СМИ немало комментариев о позиции, занятой странами БРИК…

Д.Б.: Обратите внимание: все эти страны – Бразилия, Россия, Индия и Китай – при голосовании по резолюции в отношении Ливии воздержались (вместе с Германией). Иными словами, пять крупнейших государств, входящих в состав Совета Безопасности, воздерживаются от голосования! На мой взгляд, это – серьезная проблема для ливийской операции. Хотя бы как свидетельство того, что о широкой поддержке в данном случае говорить не приходится. Не думаю, что это должно иметь значение для Соединенных Штатов: на мой взгляд, принимая решения, мы должны исходить из наших национальных интересов. Другое дело, что администрация Обамы такой поддержки ждет. И отсутствие ее – знак для Каддафи. Да, знак, указывающий на то, что если он удержится сейчас, то у него есть все шансы сохранить власть и в долгосрочной перспективе.

А.П.: Сегодня контроль над ливийской операцией – в руках НАТО. К чему это должно привести?

Д.Б.: НАТО по-прежнему расколото. В первоначальной резолюции речь шла лишь об установлении контроля над бесполетной зоной, но не защите гражданского населения Ливии – задаче несравненно более сложной, многогранной и запутанной. Ливийские военно-воздушные силы уничтожены. Теперь на повестке дня другой вопрос: о вмешательстве в конфликт на месте – что предполагает использование сухопутных войск. Эта задача – намного сложнее. Почему не сделать все, что необходимо, чтобы раз и навсегда уничтожить сам источник опасности для мирного населения Ливии, т.е. режим Каддафи?

А.П.: Каковы, на ваш взгляд, главные факторы, угрожающие мировому сообществу?

Д.Б.: Прежде всего я назвал бы угрозы, исходящие от Ирана, – включая поддержку международного терроризма. Тут и попытки иранского вмешательства в дела Бахрейна. И тревожная ситуация в Саудовской Аравии. И, разумеется, иранская ядерная программа. А также северокорейская – и в частности, в связи с состоянием Ким Чен Ира и, по-видимому, приближающимся кризисом власти. А проблемы современной экономики – достаточно вспомнить о состоянии европейских валют. Будем откровенны: мы живем в очень опасное время.

О событиях на Ближнем Востоке читайте в спецрепортаже «Ближний Восток: стремление к демократии»

  • 16x9 Image

    Алексей Пименов

    Журналист и историк.  Защитил диссертацию в московском Институте востоковедения РАН (1989) и в Джорджтаунском университете (2015).  На «Голосе Америки» – с 2007 года.  Сферы журналистских интересов – международная политика, этнические проблемы, литература и искусство

XS
SM
MD
LG