Линки доступности

Афганистан без американцев – талибы на рубежах Центральной Азии


Джон Болтон

Джон Болтон

Джон Болтон и Андрей Грозин о последствиях вывода войск западной коалиции из Афганистана

«У властителей Центральной Азии – новая головная боль: как позиционировать себя перед Западом», – сказал в интервью Русской службе «Голоса Америки» завотделом Средней Азии и Казахстана в московском Институте стран СНГ Андрей Грозин. Новая? Да, поясняет политолог, поскольку меняются обстоятельства: «После вывода войск НАТО из Афганистана количество вызовов возрастет – как для Афганистана, так и для сопредельных государств. Хотя бы по той простой причине, что станет меньше вооруженных людей, противодействующих талибам».

«При этом, – уточняет Грозин, – “талибы” – понятие обобщенное: это конгломерат самых разных людей, которых роднит лишь одно: все они настроены на силовое отстаивание своих позиций. Ведь авторитарные режимы Центральной Азии – за исключением, пожалуй, Кыргызстана – не оставляют места для сколько-нибудь умеренной попытки противостояния. Бросить вызов власти мирным путем невозможно: любая оппозиция рассматривается как враг, которого необходимо уничтожить, не считаясь с потерями».

В руководстве НАТО риторика пока наступательная – в буквальном смысле слова. «Поддержать наступательный импульс кампании», – так генерал Джон Аллен, только что сменивший Дэвида Петреуса на посту командующего войсками международной коалиции, сформулировал стоящую перед ним задачу.

Оставившего свой пост Петреуса (которому, напомним, предстоит возглавить ЦРУ) президент Карзай наградил медалью. Тем временем дискуссии в политических кругах США становятся все острее – в том числе и о том, чем уход американцев и их союзников из Афганистана обернется для постсоветской Центральной Азии.

Однако разговор корреспондента Русской службы «Голоса Америки» с одним из наиболее жестких оппонентов восточной политики администрации – экс-представителем США в ООН Джоном Болтоном – начался с вопроса о положении самого кабульского правительства.

Джон Болтон: «Не уходить, а усиливать натиск на талибов»

Алексей Пименов: Господин посол, вывод американских войск из Афганистана вот-вот станет реальностью. Как, на ваш взгляд, будут развиваться события после этого – прежде всего в самом Афганистане?

Джон Болтон: Надежда возлагается на то, что афганские силы безопасности смогут сами нести ту ношу, которую прежде несли американцы и их союзники по НАТО. Но я должен сказать, что есть, на мой взгляд, основания для беспокойства. Думаю, что и недавнее убийство брата президента Карзая, и покушение на одного из президентских помощников, да, собственно, и все положение дел в сфере безопасности недвусмысленно свидетельствуют: сейчас не время выводить из Афганистана сколько-нибудь крупные силы НАТО.

А.П.: Обладает ли руководство в Кабуле (и в частности, президент Карзай) достаточным авторитетом, чтобы удержать власть над страной?

Д.Б.: Афганистан едва ли можно назвать страной, где центральное правительство когда-либо добивалось серьезных успехов. И это – одна из причин, в силу которых ситуация в сфере безопасности остается очень неустойчивой. Не думаю, что наследие афганской истории, насчитывающей не одно столетие, можно преодолеть в одночасье. И именно поэтому, с точки зрения стратегических интересов НАТО, есть серьезные основания для долговременного военного присутствия альянса в Афганистане: надо не выводить войска, а усиливать натиск на Талибан и «Аль-Кайду», закрепив достигнутый успех – я имею в виду уничтожение бин Ладена.

Уж если мы добились преимущества, то объявлять о своем уходе – явно ошибочная стратегия. И в частности, именно потому, что перспектива появления сильного центрального правительства страны по-прежнему весьма туманная. Опасность, что ситуация, в которой Афганистан или даже часть страны вновь может быть захвачена террористами и превратиться в базу международного терроризма, – серьезный аргумент в пользу продления присутствия НАТО.

«Вместе противостоять исламистам»

А.П.: Некоторые аналитики (один из них – российский журналист Александр Гольц) предупреждают, что вывод войск из Афганистана может серьезно сказаться и на ситуации в Центральной Азии. Ваш комментарий?

Д.Б.: Думаю, что это в наших общих интересах – не допустить возникновения новой цитадели Талибана. Сделать так, чтобы ни с афганской, ни с пакистанской территории «Аль-Кайда» не могла планировать и осуществлять новые нападения, подобные терактам одиннадцатого сентября. Я не сомневаюсь в том, что радикалы-исламисты не замедлят воспользоваться ситуацией и нанести удар по режимам, существующим в соседних странах и ведущим себя не так, как того хотелось бы приверженцам радикального ислама. И это может привести к новым терактам, направленным против республик Центральной Азии, да и против России. Собственно, на осознании этой общей опасности и основывалось российско-американское сотрудничество после одиннадцатого сентября. И я убежден, что фундамент для общего противостояния радикально-исламистскому терроризму существует и сегодня.

А.П.: Как эта новая ситуация – после вывода войск международной коалиции из Афганистана – может сказаться на американо-российских отношениях?

Д.Б.: Если уровень безопасности в Афганистане понизится, Талибан и «Аль-Кайда» вновь приберут страну к рукам. Полагаю, что это приведет к дестабилизации и в Пакистане. А возможно – и к всплеску терроризма во всем регионе. И это может иметь серьезные последствия для России и для республик Центральной Азии. Повторяю, в наших общих интересах не допустить возвращения Афганистана к ситуации до одиннадцатого сентября.

«Цель Путина – наращивание стратегических вооружений»

А.П.: В этой связи – как бы вы охарактеризовали нынешнее состояние американо-российской «перезагрузки» – ее результатов и перспектив?

Д.Б.: Не думаю, что ее можно назвать особенно успешной – с точки зрения США. Я не считаю, что отказ от размещения противоракетных систем в Польше и Чехии обеспечил нам более тесное сотрудничество с Россией. Не считаю, что новое соглашение по контролю над вооружениями остановит Путина, стремящегося к модернизации и наращиванию стратегических ядерных вооружений. И не вижу, чтобы Россия помогала нам предотвратить создание ядерного оружия в Иране. В общем, США пошли на немалые уступки, а со стороны России – никакого прогресса.

Андрей Грозин: у центрально-азиатских властителей – проблемы финансовые

Есть ли у сегодняшней – или, точнее, еще только складывающейся ситуации в Центральной Азии – другие измерения? Андрей Грозин подчеркивает важность одного из них – экономического. «Не думаю, – подчеркивает московский политолог, – что после того, как иностранных военных в Афганистане станет значительно меньше, чем сейчас, Карзай удержится у власти достаточно долго – хотя бы столько, сколько в свое время держался Наджибулла».

А вот опасения центрально-азиатских элит – в значительной степени финансовые. «Чем меньше контингент, – констатирует Грозин, – тем меньше страны-доноры будут тратить на поддержание стабильности в Афганистане. Денег в различных непрозрачных структурах будет оседать значительно меньше».

«И это, – продолжает политолог, – беспокоит не один лишь официальный Кабул, но и северных соседей Афганистана. Северная сеть поставок рассматривается многими и в Душанбе, и в Ташкенте, и в Астане не только в качестве своеобразной легитимации этих политических режимов со стороны Запада, вынужденного закрывать глаза на многочисленные художества внутриполитической жизни в центрально-азиатских республиках ради сохранения транзита, но и как материальная выгода. И если контингенты будут сокращаться, необходимости закрывать на них глаза будет меньше. И, конечно, меньше денег будет поступать в распоряжение центрально-азиатских режимов. Да, это не судьбоносные деньги для Ташкента и для Астаны, но это серьезные финансовые ресурсы для Бишкека и для Душанбе. А главное – возможно сокращение той безоглядной политической поддержки, которая оказывалась этим режимам – Каримову, Назарбаеву или Рахмону…»

Итак, кто же окажется в проигрыше? «Сначала – государства, непосредственно граничащие с Афганистаном, – констатирует Андрей Грозин, – Таджикистан, Узбекистан, в меньшей мере Туркменистан. Несколько позже эти проблемы станут актуальными для Кыргызстана и Казахстана. А затем – и для России. Ведь границы у нас в регионе достаточно прозрачны – тем более, с учетом коррупционной составляющей. Не секрет, что любые вопросы, связанные с пересечением границ, легко решаются при наличии серьезных финансовых средств. Наркотрафик с уходом американцев в лучшем случае сохранится на нынешнем уровне, а в худшем – увеличится. Хотя казалось бы – дальше увеличиваться некуда. По мере ослабления правительства в Кабуле и снижения внешней поддержки кабульскому режиму будет катастрофически не хватать сил. Начнут усиливаться сепаратистские настроения. И региональным баронам тоже понадобятся деньги, а где их взять в Афганистане, тем более быстро? Только производя героин и транспортируя его на мировые рынки наркотиков. Других вариантов нет…»

Другие материалы о событиях в США читайте в рубрике «Америка»

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

  • 16x9 Image

    Алексей Пименов

    Журналист и историк.  Защитил диссертацию в московском Институте востоковедения РАН (1989) и в Джорджтаунском университете (2015).  На «Голосе Америки» – с 2007 года.  Сферы журналистских интересов – международная политика, этнические проблемы, литература и искусство

XS
SM
MD
LG