Линки доступности

По мнению экспертов, на саммите в Санкт-Петербурге Сирия станет темой, о которой будут говорить и которую будут замалчивать

Пятого и шестого сентября в Константиновском дворце в Петербурге лидеры двадцати экономически развитых стран мира, на которые приходится 90% мирового ВВП, будут обсуждать важные для мирового сообщества вопросы. Как увеличить количество рабочих мест и ускорить устойчивое экономическое развитие? Как повысить эффективность контроля над финансовыми и банковскими механизмами, рискованная деятельность которых приводит к финансовым кризисам? Как сделать так, чтобы экономически развитые страны пользовались устойчивыми источниками энергии? Как расширить объем международной торговли на самых разных уровнях?

Официальные темы для обсуждения на встрече «Большой двадцатки» задала Россия – хозяйка саммита в этом году. Однако, по мнению экспертов, с которыми побеседовала Русская служба «Голоса Америки», главным неофициальным вопросом, который будет как тень маячить на полях саммита и обязательно обсуждаться на полях – кризис в Сирии и как его разрешить.

По мнению Джеймса Коллинза (James Collins), руководителя программ по России и Евразии в Фонде Карнеги, разногласия по Сирии отличают не только отношения США и России – на саммите соберутся представители стран, которые по вопросу Сирии могут иметь позицию, не совпадающую ни с американской, ни с российской. Коллинз отмечает, что разногласия США и России по сирийскому кризису были ярко выражены уже давно.

«Буквально с самого начала конфликта в Сирии у США и России были разные подходы, – сказал Джеймс Коллинз, бывший посол США в России, Русской службе «Голоса Америки». – Россия считает, что нет оправдания военному вмешательству в Сирию извне, что международное сообщество не должно заниматься тем, какие правительства должны или не должны стоять у руля в разных странах. А США считают, что Сирия – угроза международному миру, и использование химического оружия эту угрозу усилило. США считают, что окончательные решения по Сирии будут приняты в результате переговоров, но есть черта, которую нельзя пересекать, а Сирия такую черту пересекла».

Коллинз добавил, что различные стороны также обсуждают достоверность информации об использовании сирийским правительством химического оружия.

«Все эти соображения и оказывают влияние на то, как страны намерены реагировать на режим Асада», – считает Джеймс Коллинз.

Мэтью Рожанский (Matthew Rojansky), директор Института Кеннана, согласен, что на саммите «Большой двадцатки» вопрос Сирии станет неким «слоном в комнате» (от американского образного выражения the elephant in the room – так говорят о каком-то вопросе или проблеме, которую громко не обсуждают, но о которой все постоянно думают).

По мнению Рожанского, вопрос Сирии на полях саммита не будет решен, так как Барак Обама уже передал его на обсуждение американского Конгресса, и саммит не сможет повлиять на решение законодателей в Вашингтоне. К тому же и Обаме, и Путину теперь нужно «сохранять лицо», и атмосфера на встрече может быть напряженной.

«Авторитет обеих стран в мире поставлен на карту, но страны двигаются в разных направлениях, – написал Рожанский Русской службе «Голоса Америки» по электронной почте. – Для США это вопрос того, имело ли заявление о “красной черте” какой-либо реальный вес. Для России это вопрос того, есть ли у нее реальный вес остановить еще одно вторжение, с которым она явно не согласна. Помните – Путин критиковал Медведева за то, что тот допустил вторжение в Ливию в 2011 году. Но он сам что-то сможет сейчас сделать?»

Напомним, что ранее президенты Обама и Путин собирались встретиться на полях саммита «Большой двадцатки», чтобы обсудить вопросы на повестке дня двусторонних отношений. Однако встреча была «отложена» после того, как Эдвард Сноуден, который в США обвиняется в шпионаже, получил политическое убежище в России. Официальной причиной для «переноса» встречи стало заявление американской стороны о том, что на повестке дня США и России недостаточно вопросов для обсуждения. Сейчас вопрос один, но очень важный – Сирия. Так почему бы лидерам двух стран не встретиться лицом к лицу именно сейчас?

«Я считаю, конечно, что лидерам полезно встречаться и обсуждать проблемы, когда двухстороння встреча хорошо подготовлена, – сказал Джеймс Коллинз «Голосу Америки». – Но главный вопрос перед нами – как гарантировать, чтобы использование химического оружия по отношению к гражданскому населению не повторилось? Я бы хотел видеть, чтобы и США, и Россия приняли на себя роль лидеров в этом вопросе. Но я не уверен, что у той или у другой стороны есть сейчас ответ на этот вопрос».

Саммит больше Сирии

Экономист Майкл Бернштам (Michael Bernstam), научный сотрудник Института Гувера Стэндфордского Университета, начал беседу с корреспондентом Русской службой «Голоса Америки» с исторического анекдота:

«Вы помните, когда был Советский Союз и первое советское правительство называлось Совнарком? Был такой Ленин, он был председателем Совнаркома. Но потом они обнаружили, что у них дел очень много, и создали так называемый Малый Совнарком. И Ленин сказал, что все крупные вопросы мы решаем на Совнаркоме, а “вермишель”, как он выразился, мы передаем в Малый Совнарком. Так вот Сирия и многое еще – это все “вермишель”, “Большая двадцатка” будет заниматься этой “вермишелью”, то есть текучкой, но будут на саммите обсуждаться и действительно серьезные финансовые вопросы».

Одним из самых интересных и важных финансовых вопросов, которые обсудят лидеры 20 держав мира, по мнению Бернштама, – это вопрос вторичной банковской системы. Помимо традиционных коммерческих банков, существует система финансовых механизмов – манимаркет, денежные взаимные фонды, фонды, которые торгуют индексами, всевозможные ломбардные учреждения, которые принимают ценные бумаги, облигации у предприятий по низкой цене, а предприятия потом выкупают их по более высокой цене, и тому подобные. По словам Бернштама, финансовый кризис 2008 года был вызван в большей степени не деятельностью обычных коммерческих банков, а деятельностью этой вторичной финансовой системы.

Бернштам рассказал, что вторичная финансовая система очень разрослась, европейское сообщество оценивает ее в 60 триллионов долларов. По его мнению, ее объем еще больше – около 100 триллионов долларов, с учетом финансовых механизмов пяти крупнейших американских банков, которые активно в ней участвуют. Эксперт напомнил, что вся мировая экономика составляет 72 триллиона долларов, а мировой рынок облигаций – 82 триллиона.

«То есть мы говорим о том, что существует финансовая система, почти не регулируемая, почти не наблюдаемая, никому не понятная, которая оперирует всевозможными финансовыми инструментами в объемах мировой экономики и в объемах мировой банковской системы, – рассказал экономист «Голосу Америки». – Вся денежная масса в мире – 70 триллионов, если учитывать в долларах. То есть угроза мировой экономике от деятельности этих учреждений колоссальная, мир сидит на пороховой бочке. Она уже взорвалась в 2008 году и второй раз она тоже может взорваться. Только никто не знает, когда».

На встрече в 2009 году страны «Большой двадцатки» создали Управление мировой стабильностью – орган, параллельный Международному валютному фонду, который следит за финансовой стабильностью мира. Управление предложило целый ряд мер по контролю над вторичной банковской системой, которые, возможно, на саммите в Петербурге и будут приняты.

«“Группа двадцатки” попытается взять под контроль минное поле, которое уже давно существует под мировой экономикой и мировой финансовой системой, – сказал Бернштам. – Вот это, по-моему, самое главное. Все остальное – они будут обсуждать текущие вопросы».

Что касается обсуждения кризиса в Сирии на саммите в Петербурге, Бернштам считает так: «Да, будет тот самый слон в комнате, которого они постараются не замечать. Они не смогут промолчать, они произнесут речи, они все осудят и будут стучать кулаками в грудь... Но поскольку разногласия эти уже состоялись и решить их сейчас никто не сможет, так как в США это все отложено до возвращения Конгресса, они будут стараться не принять никакого решения и “отправить его на доработку”».

Еще одна встреча

В дни саммита 5-6 сентября в Санкт-Петербурге президент Обама также встретится с представителями российского гражданского общества, в том числе и групп ЛГБТ.

«Это очень важный жест поддержки, который Обама продемонстрирует гражданскому обществу России, – считает Мириам Ланской (Miriam Lanskoy), директор программы по России и Евразии в вашингтонском Ннациональном фонде за демократию. – Полный список еще не оглашен, но некоторые российские активисты уже заявили, что они пойдут на эту встречу с президентом США. И это, по-моему, означает, что они достойно пережили кризис и давление, которое на них оказывалось за последний год в России».

Встречи высокопоставленных представителей администрации США с российскими НКО ранее проходили регулярно, но были примеры, когда это вызывало у российских властей и в СМИ негативную реакцию – как в 2012 году, когда посол США в России Майкл Макфол пригласил в посольство представителей российских некоммерческих организаций.

«Может, у властей и будет негативная реакция на этот раз, – сказала Ланской «Голосу Америки». – Но власти должны относиться к этому, как к данному, как к чему-то, что не повлияет на другие аспекты экономических встреч или политической повестки дня саммита».
  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG