Линки доступности

У адвокатов требуют подписки о неразглашении

Следственный комитет (СК) России – уже после окончания предварительного расследования – незаконно требует от адвокатов, участвующих в процессе по «Болотному делу», подписки о неразглашении его материалов. Как сообщили 15 февраля правозащитники из организации «Агора», с предложением дать такую подписку столкнулись сразу несколько адвокатов, сообщают.

Правозащитники сослались в частности, на адвоката Сергея Бадамшина, представляющего интересы Марии Бароновой. «Несколько дней назад в СК мне предложили дать такую подписку, – рассказал Бадамшин. – Я отказался. Но рядом оказался еще один следователь СК, который решил провести со мной дискуссию. Он договорился до того, что Следственный комитет фактически заботится о соблюдении адвокатской этики».

По словам адвоката, представитель СК утверждал, что разглашения материалов следствия может обернуться для адвокатов «дисциплинарным производством вплоть до лишения статуса».

«На предварительном расследовании я давал подписку, но теперь законных оснований для нее нет. Конституционный суд давно решил этот вопрос», – подчеркнул Бадамшин.

Как рассказал адвокат Вячеслав Макаров, подписку о неразглашении следователи пытались взять у его подзащитного Сергея Кривова.
Прокомментировать ситуацию Русская служба «Голоса Америки» попросила президента Адвокатской палаты города Москвы Генри Резник.

Резник охарактеризовал действия следователей как «нонсенс и чушь собачью».

«Норма этой тайны – конечно, рудимент советского розыскного процесса, – сказал Генри Резник. – В какой-то степени ее можно объяснить стремлением, скажем, сохранить какие-то следственные действия, которые проводились втайне. Тоже, конечно, чушь собачья. Ну а если следствие, собственно говоря, закончилось, то не может быть и никакой тайны».

Резник уточнил, что исключение возможно только в том случае, если делу присвоят гриф «секретно». «Тогда, – констатирует он, – это будет уже гостайна. А если такой гриф не присвоен и нет сведений, которые составляют гостайну, то, в общем, это, конечно, попахивает… абсолютной неадекватностью».

Павел Чиков – член комиссии Совета по правам человека при президенте РФ по свободе информации и председатель ассоциации «Агора» – также считает действия следователей незаконными.

«Их требования дать подписку о неразглашении материалов следствия, – сказал он в интервью «Голосу Америки», – было адресовано как некоторым из обвиняемых, так и их адвокатам. При этом Конституционный суд России неоднократно в своих решениях указывал, что это не соответствует основному Закону страны, потому что ограничивает право людей на защиту».

Сославшись на судебную практику, Чиков отметил, что такого рода попытки следователей признавались незаконными в разных регионах.

«Что касается адвокатов, то подписку о неразглашении данных следствия следователь может брать с них только до завершения предварительного расследования, – подчеркнул юрист. – Сейчас все обвиняемые и их защитники подписали постановление о завершении предварительного расследования и приступили к ознакомлению с материалами дела.

Таким образом, предварительное следствие по делу «Болотной площади» для них завершено и, соответственно, никаких обязательств по неразглашению сведений они не несут».

По мнению Генри Резника, действия следователей «ограничивают конституционные ценности относительно свободы слова и свободы мнения».

«Я понимаю, – констатирует адвокат, – что здесь, в общем, зубки начинают торчать. Не хотят, чтобы в публичном пространстве, в прессе разыгрывалось дело, которое попахивает неправедностью. А с точки зрения закона, это, повторяю, абсолютный нонсенс…»

По данным, приведенным в распространенном накануне докладе ассоциации «Агора», правоохранительные органы России в 2012 году задержали более пяти тысяч участников протестных акций. Почти четыре тысячи задержаний пришлись на московский регион.

Авторы исследования отметили, что после вступления в силу поправок о повышении штрафов за незаконные митинги, активистов чаще всего приговаривают к штрафам, в среднем составляющим от 10 тысяч до 20 тысяч рублей. «Фактически, – указывается в документе, – был введен отдельный налог за реализацию конституционной свободы собрания».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG