Линки доступности

Убийство Павла Шеремета – самая большая потеря для Беларуси


Павел Шеремет, октябрь 2015 года

Павел Шеремет, октябрь 2015 года

Белорусские журналисты – о смерти коллеги

Убийство журналиста Павла Шеремета вызвало широкий резонанс в Беларуси – стране, где он родился, вырос и сформировался как журналист. Несмотря на вынужденный отъезд из Беларуси в результате трений с властями, Шеремет продолжал участвовать в журналистской и общественной жизни своей страны. В частности, он основал два заметных медийных проекта: «Белорусский партизан» и «Историческая правда». Работая в России, а затем в Украине, Шеремет продолжал следить за событиями в Беларуси и освещать их.

Журналист «Новой газеты» Ирина Халип, комментируя новость, обратила внимание на различие в восприятии убийств журналистов по сравнению с другими известными людьми.

Ирина Халип

Ирина Халип

«Я давно заметила: когда убивают политиков, рок-звезд, чиновников, бизнесменов, топ-моделей, адвокатов, воров – все задаются вопросами "за что?" и "кому выгодно?". Когда убивают журналистов, никто подобных вопросов не задает. Потому что журналистов убивают просто по профессиональному признаку. Особенно – хороших журналистов. “Журналист? Получи свою пулю". Вот и все. Быть журналистом – быть добровольной мишенью. Шеремет это знал, может быть, лучше, чем все остальные. Прощай, Паша», – написала Халип на своей странице в сети Facebook.

Журналист телеканала «Белсат» Светлана Калинкина, в прошлом коллега Шеремета по работе в «Белорусской деловой газете», в комментариях для Русской службы «Голоса Америки» назвала убийство Павла Шеремета самой большой потерей для Беларуси.

Svetlana Kalinkina

Svetlana Kalinkina

«Для Беларуси это, на мой взгляд, самая большая потеря, потому что сейчас непонятно, что будет с важными и популярными интернет-ресурсами «Белпартизан» и «Историческая правда», которыми Павел занимался лично, – пояснила Калинкина. – Что касается России и Украины, то очевидно, что цель таких показательных расправ – запугать. Я надеюсь, что цель не будет достигнута. Что эта страшная трагедия не напугает, а разозлит Пашиных коллег. По крайней мере, сам Шеремет делал все возможное и невозможное, чтобы, несмотря ни на что, журналисты оставались верны профессии».

Ранее на своей странице в Facebook Калинкина, которая в 2004 году вместе с Павлом Шереметом написала об Александре Лукашенко книгу «Случайный президент», разместила пост под названием «Дорога домой».

Калинкина, в частности, рассказала, как пыталась отговорить Шеремета от отъезда из Беларуси, но, по его словам, ему было нужно «либо уходить из профессии, либо уезжать».

Быть журналистом – быть добровольной мишенью. Шеремет это знал, может быть, лучше, чем все остальные.

«Сейчас, после его гибели, всем стало понятно, что же реально объединяет наши три страны, – во всех трех быть честным, принципиальным, неконъюнктурным – смертельно опасно», – так журналистка охарактеризовала общие черты работы Шеремета в Беларуси, России и Украине.

Калинкина отметила, что, в то время, как Шеремет сумел стать «своим» в разных странах, Беларусь оставалась для него наиболее близкой и важной из них.

«Шеремет излучал оптимизм, прекрасно знал Россию, Украину, Грузию, Абхазию, Приднестровье, он стал там своим, что очень редко удается эмигрантам, но все-таки болел, по-настоящему болел за Беларусь. Он хотел быть своим среди своих, он понял разницу. Шеремет поддерживал отношения с известными политиками, встречался и знакомился с молодыми, понимал, что вряд ли сможет вернуться, что некуда возвращаться, что Лукашенко – это надолго, но не терял надежды».

Белорусские журналистки (слева направо) Марина Коктыш, Ирина Халип, Наталья Радина, Светлана Калинкина

Белорусские журналистки (слева направо) Марина Коктыш, Ирина Халип, Наталья Радина, Светлана Калинкина

«Он медленно и методично создавал свою дорогу домой. Каждый день занимаясь сайтом «Белорусский партизан», каждый день выискивая в белорусской блогосефере проблески мыслей, идей, личностей, общаясь с ними, созваниваясь, встречаясь при каждой возможности. Он объяснял в России, что Беларусь – не Россия, он объяснял в Украине, что их Майдан – это не только их Майдан. Во время последнего приезда в Минск он купил учебник белорусского языка. И, несмотря ни на что, все-таки мечтал встретить старость в домике под Минском, в окружении детей, внуков и любимых людей», – написала Калинкина.

И в Украине, и в России коллеги Павла, друзья Павла сегодня говорят про ужасную трагедию. Но в Беларуси для очень многих людей его гибель – настоящее горе.

«Гибель Павла ошеломила всех. И в Украине, и в России коллеги Павла, друзья Павла сегодня говорят про ужасную трагедию. Но в Беларуси для очень многих людей его гибель – настоящее горе. Горе и для тех, кто его знал, и даже для тех, кто его не знал. Невосполнимая утрата, непоправимая потеря, беда… Этим взрывом подонки вырвали у нас кусок сердца…»

Главный редактор Интернет-ресурса Хартия-97 Наталья Радина в комментариях для «Голоса Америки» отметила, что журналистская активность Павла Шеремета принесла ему немало врагов. Наряду с тем, что его смерть, по мнению Радиной, выгодна России, журналистка не исключила и белорусский след.

Наталья Радина

Наталья Радина

​«Про мотивы сказать сложно, но за усы Паша дергал всех, и врагов у него, безусловно, было много. Странно, что момент гибели Шеремета заснял телеканал, который в Украине считают пророссийским. Я обратила внимание, как сегодня работала российская пропаганда – они очень активно сели на эту тему и использовали гибель Шеремета для очередных нападок на власти Украины. Поэтому пока эта смерть очень выгодна только России. Нельзя исключать и белорусский след, учитывая устоявшуюся здесь практику убийств журналистов».

Радина также отметила, что убийство Шеремета демонстрирует: «Свобода слова в наших странах как никогда нуждается в защите. Вместо этого мы видим сокращение помощи белорусским независимым медиа. Это приводит к катастрофическим последствиям».

В комментариях для ресурса Хартия-97 Наталья Радина назвала Шеремета белорусско-российско-украинским журналистом и отметила его профессиональный успех.

В наших странах журналистов убивают за слово.

«Во всех этих трех странах он добился известности: начинал в Беларуси в независимой прессе, стал личным врагом Лукашенко (он любил так себя называть, но это было правдой), попал в тюрьму как корреспондент ОРТ, после освобождения перебрался в Россию, а когда стали «закручивать гайки» и там, уехал работать в Киев».

Радина также напомнила, что 17 лет назад в Беларуси похитили коллегу Шеремета – оператора ОРТ Дмитрия Завадского.

«Сама я после гибели основателя charter97.org Олега Бебенина, инсценированной под самоубийство, не верю ни в какие криминальные версии гибели журналистов. В наших странах журналистов убивают за слово», – резюмировала Радина.

В комментариях для «Голоса Америки» бывший коллега Шеремета по «Белорусской деловой газете» политконсультант Александр Федута отверг версию причастности белорусских властей. «С моей точки зрения, Лукашенко уже давно не боится журналистов; причин для того, чтобы так показательно устранять Шеремета, давно нет».

Александр Федута (слева)

Александр Федута (слева)

Федута также отверг версию о разборках внутри украинской правящей элиты. «Это тоже абсурд». По его словам, Шеремет понимал, что отсутствие у него украинского гражданства ограничивало его в возможностях ведения журналистских расследований и делало его уязвимым для административных действий против него.

«Шеремет одновременно работал на нескольких ресурсах, и устранение знакового журналиста, работающего на одном из них, причем журналиста с международной известностью, могло быть выгодно владельцу одного из таких медиа», – констатирует Федута. По его мнению, подобное убийство могло бы стать «своего рода охранной грамотой», поскольку среди владельцев медиаресурсов есть проживающие и в Украине, и за ее пределами.

Отвечая на вопрос о возможных последствиях убийства Шеремета для Беларуси, Федута в первую очередь назвал судьбу проекта «Белорусский партизан».

«К сожалению, может исчезнуть такой ресурс, как «Белорусский партизан», главным фандрейзером которого являлся долгие годы Шеремет», – предположил Федута, отметив, что ресурс важно сохранить как память о Павле.

Это профессия риска. Мы должны быть готовы. Как политики, так и журналисты в Беларуси знают, что от обыска, от ареста защиты нет.

​Вместе с тем Федута выразил сомнения в том, что гибель Шеремета отразится и на других аспектах белорусской журналистики. «Журналистское сообщество раздроблено, – отметил он. – Для тех, кто работает в государственных медиа, к сожалению, вопросы профессиональной совести не являются актуальными».

Федута не считает, что убийство Шеремета повлияет на условия работы журналистов в Беларуси. «Условия от этого ни сложнее, ни легче не станут. Мы все ходим под Богом, никто не знает, что завтра с нами будет». Он напомнил о том, что Наталья Радина была вынуждена бежать из страны, «хотя она не совершила ничего, что можно было ей инкриминировать», а Ирину Халип «судили только потому, что она была «журналисткой и женой своего мужа» [ГА: оппозиционного кандидата в президенты на выборах 2010 года].

«Это профессия риска. Мы должны быть готовы. Как политики, так и журналисты в Беларуси знают, что от обыска, от ареста защиты нет», – заключил Александр Федута.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG