Линки доступности

Блогеры России объединяются

  • Жамиля Айманбетова

Президенту Дмитрию Медведеву предложили вступить в Профсоюз блогеров России. Официальное приглашение президент получил от Олега Козырева – сценариста и 38-го по читаемости блогера России по версии Яндекса.

В конце прошлой недели Козырев опубликовал в «Живом Журнале» манифест ПБР – Профсоюза блогеров России, тем самым дав старт этому сообществу. Окрестив свое детище «вольным объединением русскоязычных пользователей Интернета», Олег Козырев призывает других участников блогосферы отстаивать свое право на свободу слова, предпринимательской деятельности, распространения информации, авторства, творческого выражения и сохранности контента блога. Членом Союза может считаться каждый, кто помогает братьям по виртуальному перу отстаивать свои права, отслеживать судебные дела против блогеров и законодательные инициативы, касающиеся российской блогосферы.

Первое дело, за которое решился взяться организатор Профсоюза – дело татарстанского журналиста и блогера Ирека Муртазина. В прошлом году Муртазин разместил в своем блоге информацию о мнимой кончине президента Татарстана Минтимера Шаймиева и недавно в связи с этим был приговорен к 21 месяцу пребывания в колонии-поселении.

Жамиля Айманбетова: Приговор Иреку Муртазину стал неким толчком для образования Профсоюза, или вы просто решили начать деятельность объединения с одного из громких дел?

Олег Козырев: Принципы работы Профсоюза обсуждались уже долгое время, было создано сообщество, был опубликован проект Манифеста. И внутренне мы ощущали, что пора начинать. И тут вот этот приговор Иреку Муртазину. Первый блогер отправился за решетку фактически из-за своей записи в блоге. Уголовные дела и собственно приговоры, конечно, были и раньше, но это первое дело, закончившееся не штрафом или условным сроком, но задержанием.

Я считаю Муртазина невиновным. Любой до сих пор может посмотреть тот его злополучный пост, сообщавший о смерти президента Татарстана Шаймиева. Уже в том посте он говорил, что, возможно, это был всего лишь слух. Но даже если бы и не сделал он такой оговорки, это сообщение появилось в частном дневнике, а не в СМИ. Мы, общаясь друг с другом, не обязаны перепроверять всю информацию, которую слышим. Представьте себе, встречаются две подруги. Одна другой говорит: «Ой, в таком-то торговом центре сегодня распродажа». А другая в ответ ей: «А ты созвонилась с этим торговым центром? Ты связалась с их пресс-атташе? Ты подтвердила эту информацию из десяти независимых источников?»

В обычной жизни многое построено на доверии. От незнакомых или от подозрительных людей мы информацию воспринимаем с подозрением или с оговоркой. От тех, кого знаем – с большим доверием. Но мы все люди, можем ошибиться, так бывает. Мы не отправляем друг друга в тюрьму за то, что распродажа в торговом центре уже два дня как закончилась, или вообще была не там, а в здании Госдумы.

Кроме того, это блог. Здесь надо оставлять право и на ошибки, и даже на розыгрыши, почему нет? Да, к Иреку «прицепились» еще и за его историю взаимоотношений c местной властью. Но меня менее всего интересуют феодальные подтексты, лично меня интересует закон. И блогеры должны понимать, что без нашей солидарности друг с другом нам будет трудно. Мало ли чем наш комментарий какому-то чиновнику не понравится!

Ж.А.: Рассуждая о деле Муртазина, вы говорите о том, что он был наказан, по сути, за изложение мыслей в своем личном дневнике. Затем же в числе отстаиваемых Профсоюзом прав требуете от СМИ использовать цитаты из блогов с точным указанием источника. Вы требуете указывать источник так, как это делают СМИ, когда цитируют другие СМИ. Так что в итоге, по-вашему, блог: средство массовой информации или личный дневник?

О.К.: Все блоги, которые не зарегистрированы как СМИ, являются частными дневниками. Точка. И не имеет значения, читает блог один человек или миллион. Если меня слушает миллион людей, я не становлюсь от этого телеканалом. Просто меня слушает миллион людей – и все. СМИ – это рабочая машина, которая действует по определенным правилам и подчиняется определенным законам. Но мы начали жить во время, когда мнение одного человека может конкурировать с мнением СМИ. Это не вина человека, это особенности современных средств коммуникации. Мысль, высказанную одним, люди могут разнести по всему свету за один день. Но от этого мысль не стала газетой, она осталась мыслью одного человека.

Вокруг нас десятки онлайн-камер, завтра будут сотни. Кто мне даст гарантию, что сказанное мною на автобусной остановке моему знакомому не будет разнесено по всему свету? Где предел, когда мы научимся различать частную жизнь человека от жизни публичной? Конституция гарантирует нам свободу слова, взглядов, мыслей. Давайте остановимся на этом базовом принципе и не будем к блогерам применять все те законы, которые созданы для СМИ, тем более что применять их – есть желание для репрессий за взгляды.

Ж.А.: Высшие российские чины теперь тоже ведут блоги. Не думаете привлечь их к работе вашего Профсоюза?

О.К.: Профсоюз никогда не будет частью никакого политического движения. Это невозможно, так как сами блогеры придерживаются разных взглядов. Но мы обязательно будем взывать к любым политическим силам и политикам с целью поддерживать наши инициативы. Нет проблем, политики, «пиарьтесь» на блогерах! Главное – делайте свое дело, защищайте нас. Мы будем рассказывать о всех, кто поддерживает наши инициативы, будь то партия власти, будь то оппозиция – левая или правая. Предчувствуя еще один вопрос, отвечу сразу: да, приглашение присоединиться к сообществу блогеру Дмитрию Медведеву направлено.

Ж.А.:
Профсоюзы, по сути, создаются для того, чтобы решать профессиональные проблемы. Каковы основные проблемы «профессии» блогера, и как вы можете помочь их решить?

О.К.: Название «Профсоюз» – это немного провокация, но и немного отражение смысла объединения. Речь не идет о профессии, речь идет о создании качественной среды общения, без агрессии со стороны государства или блог-сервисов.

Из специфических проблем я приведу в пример такую гильдию блогеров, как видеоблогеры. Они в очень уязвимом положении. Например, идет по российскому ТВ сюжет и в сюжете произошло что-то из ряда вон выходящее. Например, как было у меня – ведущий произносит, что сербский премьер получил в свое время пулю заслуженно. Естественно, я тут же выложил этот видеофрагмент в сеть.

Формально видео принадлежит телеканалу, но на самом деле это видео общественно значимое, к этому эпизоду было привлечено внимание российской общественности, а потом и сербской. В результате через короткое уже время российскому правительству пришлось принести извинения за слова ведущего телеканала.

Итак, мы должны защитить право видеоблогеров выкладывать подобные общественно значимые видео, даже если они фактически не им принадлежат. Речь идет о новостях и тому подобных случаях, не о художественных фильмах. И подобных нюансов очень много. Мы планируем и на уровне законодательства, и на уровне принципов Интернет-сервисов защищать интересы блогеров.

Ж.А.: Кто, кроме вас, является лидером Союза, и кого из активистов Рунета вы особенно хотели бы видеть в своих рядах?

О.К.: Моя профессия – сценарист, это то, что мне действительно интересно. Деятельность в Профсоюзе – это шаг вынужденный почти, так как правоохранительные органы все более вмешиваются в деятельность блогеров. Я надеюсь, что ведущие блогеры поддержат нас и возьмут на себя какую-то часть направлений работы, благо их много. Хотелось бы, чтобы и те, кто являются лидерами топа Яндекса по блогам, и те, кто считаются ведущими видеоблогерами, нашли возможность реализовывать свои идеи через эту общую площадку.

XS
SM
MD
LG