Линки доступности

Алекс Григорьев: Почему вы стали блогером?

Евгений Липкович: Жена очень долго уговаривала. В 1998 году я попал на существовавший тогда популярный форум «Гайд-парк» российской Национальной службы новостей. Когда в 1998 году произошел дефолт, и прекратилось финансирование этого проекта, один из участников «Гайд-парка» открыл свою площадку – «Либеральный форум». А потом, в конце концов, я открыл свой блог в ЖЖ и довольно быстро набрал много друзей.

А.Г.: Интернет – это среда без границ, но в то же время каждый блогер живет в своей стране, своем городе. На мой взгляд, парадоксально, когда в число наиболее популярных блогеров Рунета входит, например, житель Полтавы…

Е.Л.: А чего удивительного? У него же почти нет оригинальных постов! Ну и счетчик ему накручивают…

А.Г.: Что интересно читать белорусским читателям блогов?

Е.Л.: Сейчас, безусловно, интересна политика. Люди всегда боятся будущего. Люди пытаются узнать будущее, читая блоги. Раньше в этом помогали цыганки, которые просили позолотить ручку.

Я еще занимаюсь элементами художественного творчества, пытаюсь писать рассказы. У нас есть новостной сайт nаviny.by, и по посещаемости среди всех колумнистов я там стабильно занимаю второе место. Потому что людям интересно меня читать. Первое место всегда занимает штатный журналист этого сайта, вероятно, в силу своего положения.

А.Г.: А что можно сказать об общественном мнении Байнета?

Е.Л.: Оно, безусловно, в массе своей оппозиционно. Потому что в других местах оппозиционного мнения выразить не дают. Но влияние общественного мнения Байнета практически нулевое. Что я доказал на собственной шкуре.

А.Г.: Каким образом?

Е.Л.: Я попытался стать депутатом Горсовета. Согласно закону, чтобы зарегистрироваться, требуется собрать 200 подписей жителей района. Я разместил в Интернете объявление и повесил контактный телефон. Так как я популярный блогер, об этом много-много писали. В итоге я собрал три подписи при помощи Интернета. Когда я пошел по домам, я собрал все необходимые 200.

Но, повторю, Интернет мне дал только три подписи! Тогда я снял свою кандидатуру, заявив, что белорусский Интернет ничего не стоит, что вызвало бурное недовольство в сети. Мне приводили в пример интернет-революцию в Иране, в Молдове… А я говорил, что в Беларуси это все не работает. А потом в британской газете Guardian появилась статья, что это на самом деле именно так и есть.

Власти этого не понимают. Они блокируют популярные сайты, объясняя это, естественно, техническими сбоями в Белтелекоме, что в принципе невозможно проверить.

А.Г.: В Беларуси достаточно высокий интернет-охват…

Е.Л.: Говорят, сетью пользуются 53 процента населения. Проверить это сложно.

А.Г.: Какова степень влиятельности Байнета?

Е.Л.: Нулевая. Почему? – Потому что все именно так! Если я напишу, что готовлю теракты – то милиция ко мне, безусловно, придет. Но если я напишу, что существуют какие-то серьезные нарушения закона – они сделают вид, что ничего не происходит.

Я организовал кампанию борьбы за обезжиренный кефир. У меня диабет второго типа, я все время пил обезжиренный кефир. И вдруг он исчез. Я начал войну против правительства, эта война была успешной – правительство приняло специальное постановление, и кефир появился.

А.Г.: А вы говорите, что нет влияния Интернета!

Е.Л.: Это лично я занимался! И это не была интернет-кампания. Я действовал через депутатов. Из виртуальной реальности мне пришлось уйти в обычную. В сеть я выкладывал только заявления на эту тему. Когда чиновники мне врали по телефону, я тоже это выкладывал. И все это читали – блог приобрел бешеную популярность, а я стал героем…

А.Г.: А президент Лукашенко Интернет читает?

Е.Л.: На мой взгляд, он вообще читать не умеет.

А.Г.: Но указы-то он подписывает…

Е.Л.: Ну и что! Лукашенко в Интернете не замечен. Мало того, ни один из кандидатов в президенты Беларуси, за исключением одного, не умеет пользоваться Интернетом. Так что Лукашенко не исключение, а правило.

А.Г.: Президентская избирательная кампания в сети шла?

Е.Л.: Был очень серьезный всплеск активности.

А.Г.: А как насчет Лукашенко?

Е.Л.: Есть куча правительственных сайтов, которые его прославляют. Что касается дискуссий, то есть банда наемников – как и в России – которые занимаются интернет-пропагандой. Есть специальный информационно-аналитический институт при президенте, они тоже пишут посты. Но это нельзя даже рассматривать как пропаганду – они претендуют на создание идеологии Беларуси.

А.Г.: Вы сказали, что в Интернете люди пытаются найти ответ на вопрос «что с нами будет?». И что, на ваш взгляд, ожидает Беларусь?

Е.Л.: Тяжело будет. Поэтому все и нервничают. Будущее непредсказуемо, потому что в краткосрочной перспективе оно зависит только от одного человека, который возомнил себя Богом. А в долгосрочной – совсем не от него.

О других событиях читайте здесь

Перейти на главную страницу

XS
SM
MD
LG