Линки доступности

Политические фобии и экономические ресурсы

За включение Владимира Путина в «список Магнитского» (сбор подписей идет на сайте Белого дома) высказалось уже более двенадцати тысяч человек. Цель инициативы – поставить вопрос о санкциях против российского президента, если он подпишет так называемый «законопроект Димы Яковлева». Администрация рассмотрит петицию, если будет собрано 25 тысяч подписей.

Ранее американским активистам удалось собрать около 50 тысяч голосов в пользу включения в «список Магнитского» депутатов Госдумы, поддержавших запрет на усыновление российских детей в США.

Авторы обращения считают, что депутаты «переступили все возможные границы человечности, ответственности и здравого смысла» и поставили под угрозу жизнь и благополучие тысяч российских сирот, которых запрет на международное усыновление лишит шансов на выживание».

Сам Владимир Путин во время недавней пресс-конференции назвал запрет на усыновление российских детей американскими гражданами «эмоциональным, но адекватным ответом» на принятие «закона Магнитского».

Он также поддержал озвученное накануне предложение премьер-министра Дмитрия Медведева разработать придумать проект по решению проблемы сирот, поскольку иностранное усыновление говорит о равнодушии к проблеме в России.
Директор Института стратегических оценок, заместитель председателя Ассоциации «Россия-США» Сергей Ознобищев в комментарии «Голосу Америки» охарактеризовал петицию о включении Путина в список Магнитского как «посягательство на самое святое».

По словам Ознобищева, никаких санкций против российского президента в Вашингтоне принимать не станут, а появление на сайте Белого дома подобной петиции говорит скорее о негативном настрое американцев в отношении России.

«Однако, – подчеркивает директор Института стратегических оценок, «мы научились нагнетать напряженность, а потом разряжать ее так, чтобы все облегченно вздохнули». «Думаю, – уточнил он, – что все станет более или менее хорошо в следующем году, когда произойдет очередной саммит между нашими президентами».

Эксперт Московского центра Карнеги Мария Липман согласна с Ознобищевым в том, что сбор подписей против Владимира Путина «почти ни о чем не говорит». «Совершенно невозможно себе вообразить, чтобы лидер страны, который входит в Совет безопасности ООН, попал в какой-то список среди каких-то чиновников», – сказала Липман, подчеркнув, что российско-американские отношения вряд ли когда-либо будут настолько плохими, чтобы Белый дом согласился на введение санкций против Путина.

Нынешнее обострение двусторонних отношений Сергей Ознобищев объясняет тем, что он охарактеризовал как «мощнейшую идеологизацию». Последняя, по словам эксперта, заключается в заведомо негативных оценках действий Москвы в США и Вашингтона – в России. «Однако, – оговаривается Ознобищев, – в силу некоторых причин – скажем, ядерного равновесия – мы обречены работать вместе.

Но, помимо наследия «холодной войны», во вред нашим отношениям идет и эгоистичная политика Запада, которая длилась весь послевоенный период и все девяностые годы, – с тех пор, как мы утратили тот инструмент, который я бы назвал построением механизма партнерских отношений».

В комментарии «Голосу Америки» эксперт констатировал, что серьезных санкций по отношению друг к другу Россия и США не принимали уже давно. «Мы сейчас руководствуемся фобиями типа обновления евро-ПРО», – уточнил Ознобищев.

«При этом, – подчеркнул он, – в мире выдуманных угроз мы тратим на них вполне невыдуманные деньги, и это может привести к очень серьезному экономическому и политическому кризису в нашей стране. Нормализация отношений интересует нас и с экономической точки зрения: мы не можем позволить себе переплачивать за свои страхи». «Новой холодной войны не будет», – убежден аналитик.
Это – с российской стороны.

А с американской? По словам Марии Липман, ярко выраженных антироссийских настроений в США нет. «Американцев, – напоминает журналистка, – куда больше беспокоят внутренние проблемы, чем внешние, – а из внешних Россия далеко не самая первая, куда важнее для населения США Сирия, Ливия и тот же Афганистан, где воюют американские военные. Интерес к России в Америке небольшой, и наблюдается тенденция скорее к его снижению, чем к увеличению».

Российские власти, напротив, успешно используют антиамериканскую тематику, подчеркивает Липман.

«Это, – пояснила она, – происходит уже в течение года, и прежде всего это – неизменно эффективный инструмент консолидации населения для внутриполитических целей. Нынешняя волна пропаганды началась в преддверии парламентской кампании, особенно на фоне протестов и стремления властей дискредитировать участников протестов – как ту часть общества, которая имеет отношение к США, как так называемых иностранных агентов».

И все же, по мнению Марии Липман, на действительно серьезные сферы российско-американского сотрудничества антиамериканские настроения в России никак не повлияют.

«Россия представляет свою территорию для перевозки грузов американским военным в Афганистан, поэтому отказ в пролете над российской территории был бы для США большой неприятностью, – констатирует эксперт, – впрочем, как и для России – потому что она заинтересована в эффективности действий Соединенных Штатов в Афганистане – зачем ей подвергать опасности близлежащие территории?»

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG