Линки доступности

В Россию вернулся финансовый кризис


Встреча премьер-министра РФ Дмитрия Медведева с руководством финансовых ведомств

Встреча премьер-министра РФ Дмитрия Медведева с руководством финансовых ведомств

Американские эксперты о «черном вторнике»

Обвал рубля во вторник, несмотря на экстренное повышение Центробанком России ключевой ставки с 10,5% до 17%, принял панический характер. По словам участников торгов, во вторник «временами не было никого, кто бы продавал евро – все, наоборот, только покупали». После достижения исторических минимумов – 80,1 рублей за доллар и 100,74 рубля за евро – курс рубля частично стабилизировался. В ночь на среду российская валюта торговалась в районе 70 рублей за доллар.

Директор «Международной экономической программы» Фонда Карнеги за международный мир Ури Дадуш в интервью Русской службе «Голоса Америки» отметил, что западные экономические санкции и зависимость России от экспорта нефти в условиях падения цен на нефть подорвали доверие инвесторов к российской экономике. «Мы можем с уверенностью констатировать – в ситуации с таким резким обвалом рубля налицо атмосфера паники», – сказал Ури Дадуш, бывший директор Всемирного банка.

В этом году рубль потерял почти 60% своей стоимости по отношению к западным валютам. Между тем, обвал произошел и на российском рынке ценных бумаг. По итогам «черного вторника» – как окрестили 16 декабря 2014 года в России – стоимость всех торгующихся российских компаний понизилась до 338,5 млрд долларов. Таким образом, капитализация российского рынка оказалась ниже рыночной стоимости каждой из пяти крупнейших американских корпораций: самой дорогой компании в мире – Apple (капитализация 652 млрд долларов), Microsoft (капитализация 386,6 млрд), энергетической компании ExxonMobil (368 млрд), компании Уоррена Баффетта Berkshire Hathaway (360 млрд) и Google (349,2 млрд).

Кризисная ситуация обсуждалась во вторник на встрече премьер-министра РФ Дмитрия Медведева с руководством финансовых ведомств. По итогам этого заседания министр экономики РФ Алексей Улюкаев сообщил, что правительство выработало набор мер для стабилизации валютного рынка. «Ситуация очень сложная, но мы не первые и не последние, кто проходит через сходные обстоятельства, – заявил министр. ­– Очень важно обеспечить единство действий ЦБ и правительства».

При этом, по словам Улюкаева, на совещании не обсуждались меры валютного контроля и не занимались поиском виноватых. «Мы больше занимались тем, что делать», – цитирует министра РБК.

Участники рынка отметили отсутствие конкретики в заявлениях по итогам кризисного заседания у Медведева. РБК, ссылаясь на неназванные источники, сообщает, что «обсуждение пакета мер спасения финансовых рынков продолжится в среду в правительстве, а вечером, возможно, члены кабинета министров поедут к президенту для получения политического одобрения».

Между тем в Госдуме прозвучали резкие заявления в адрес главы Центробанка Эльвиры Набиуллиной и призывы к отставке правительства Медведева. «В воздухе отчетливо чувствую отставку правительства», – цитирует РБК депутата от «Справедливой России» Олега Нилова.

«В эту ночь произошло государственное преступление, которое совершил Центробанк под руководством Набиуллиной, – заявил депутат от КПРФ Николай Арефьев. – Сегодняшнее решение Центробанка – это наступление на саму Россию, ключевая ставка в 17 процентов не позволит развиваться нашей экономике, и экономика может обрушиться уже в этом году».

Отчаянная попытка удержать ситуацию

С российским коммунистом соглашается и газета деловых кругов США The Wall Street Journal, которая предупредила, что эти решения подталкивают Россию к рецессии и, вполне вероятно, станут ударом для российских потребителей, столкнувшихся с крупным удорожанием кредитов. В другой статье под названием «Путинский крах рубля» The Wall Street Journal назвала повышение кредитной ставки «отчаянной попыткой» удержать ситуацию, а падение российской валюты – угрозой Кремлю.

Аналитик лондонского Standard Bank Тимоти Эш, специализирующийся на развивающихся рынках, считает, что крах рубля свидетельствует об утрате доверия инвесторов к российской экономике. По его мнению, дело не только в падении цен на нефть, но и в западных санкциях, и в отсутствии политических решений со стороны российских властей.

Эш считает, что в России разразился «полномасштабный рублевый кризис», который напоминает финансовый кризис 1998 года. Аналитик прогнозирует понижение кредитного рейтинга России крупнейшими рейтинговыми агентствами до «мусорного статуса», что станет новым ударом по российской экономике.

Элементы самокоррекции

Не все западные эксперты настроены столь пессимистично. Старший научный сотрудник Института Брукингса Барри Босуорт в комментарии для Русской службы «Голоса Америки» сказал, что «ожидает стабилизации рубля, так как российская валюта упала гораздо ниже уровня своего долгосрочного равновесия».

Ури Дадуш отметил, что низкие цены на нефть «в какой-то момент обязательно опять начнут ррасти – и это повлияет на психологию рынка». «То есть в этой ситуации все-таки есть некие элементы самокоррекции», – считает он.

Босуорт согласен с другими экспертами, считающими резкий скачок ключевой учетной ставки «плохим сигналом валютным спекулянтам», который будет иметь негативные последствия для российской экономики. Он отмечает, что девальвация национальной валюты теоритически должна помочь российским компаниям, экспортирующим свою продукцию за рубеж, однако экспорт российских товаров весьма ограничен – за исключением нефти, цены на которую падают. «Самые серьезные вызовы ждут те российские компании и институты, которые кредитовались в долларах», – добавил эксперт.

Майкл Бернштам: «Картинки с выставки»

Профессор экономики из Института Гувера Стэнфордского университета Майкл Бернштам связывает разразившийся в России финансовый кризис с западными санкциями. В интервью Русской службе «Голоса Америки» он напомнил, что российские компании должны западным банкам примерно 650 млрд долларов, из них 130 млрд приходится на краткосрочные выплаты в декабре этого года и в ближайшее время. К этой сумме следует добавить еще 30 млрд, которые они должны выплатить по процентам.

Профессор Бернштам констатирует, что хотя внешний долг России сегодня очень низок – на что любят указывать в Кремле – частная задолженность российских компаний чрезвычайно высока: это треть ВВП страны. В нормальных условиях должники имеют возможность перефинансировать свои долги, однако из-за санкций западные банки не имеют права давать долгосрочные кредиты российским предприятиям и банкам.

«Они перефинансировать не могут, должны с долгами расплачиваться, а денег нет, – объяснил эксперт. – И тогда они идут в Стабилизационный фонд Минфина РФ с просьбой дать им государственные займы. Или они идут на рынок, покупают доллары у Центробанка или другого банка, который тоже покупает их у Центробанка. То есть спрос на доллар колоссальный, а предложение маленькое. В результате рубль падает, а доллар растет».

На эту ситуацию накладывается падение цен на нефть, в результате чего «выручка уменьшается, и нечем платить зарплаты и долги».

«Возникает порочный круг, и возникает паника, которая ведет к уже обвальному падению рубля», – подытожил Бернштам.

Что делать?

Некоторые эксперты на Западе считают, что никаких экономических рычагов у Кремля не осталось, а потому единственный способ для России остановить падения рубля –отказаться от последних внешнеполитических решений, включая вмешательство в дела Украины и аннексию Крыма.

Однако Ури Дадуш считает, что этого может быть недостаточно. «Сейчас Запад мало что может сделать, чтобы цены на нефть стали расти – это просто объективный факт, – сказал он. – Запад может ослабить санкции – и воздействие этого будет положительным, появится большая уверенность в российской экономике. Западное сообщество может даже посодействовать предоставлению России финансовой помощи от Международного валютного фонда – но об этом еще рано говорить, потому что у России еще есть значительные резервы. Однако даже потенциальная возможность разрешения конфликта окажет успокоительное воздействие на рынки».

«Идеальным было бы попытаться разрешить проблемы, которые лежат в основе кризиса – например, отсутствие диверсификации в экономике России, а также политический и военный кризис, связанный с Украиной, – но все это займет длительное время», – добавил Дадуш.

Другие эксперты – как в России, так и на Западе – считают единственным выходом из сложившейся ситуации введение валютного контроля.

Майкл Бернштам считает единственно правильным решением введение правила обязательного возврата валютной выручки. Он напоминает, что после дефолта 1998 года, «когда резервы Центрального банка практически дошли до нуля – там оставалось 12 миллиардов долларов – тогдашний председатель ЦБ Виктор Геращенко восстановил правило возврата 75% валютной выручки». Однако это правило было отменено в конце 2006 года.

«Это честное рыночное правило, – считает профессор Бернштам. – Никто денег у экспортеров не забирает, но они должны привезти свою валютную выручку в Россию, чтобы государство убедилось, что они заплатили налоги и выплатили зарплату. Они должны или импортировать оборудование, или всю выручку, которая у них осталась, конвертировать на бирже в рубли по текущему курсу. То есть они получают свои деньги назад копейка в копейку, но в рублях. Это позволяет государству собирать налоги, выполнять собственные обязательства перед пенсионерами, по заработной плате и так далее. То есть сотни миллиардов долларов в форме возврата валютной выручки вернутся в Россию – этого будет достаточно, чтобы страна, даже при низких ценах на нефть, была заполнена долларами».

«А сейчас что получается? Кто просит у правительства займы из стабилизационного фонда? – задается вопросом Бернштам. – Роснефть, Газпром – то есть те самые госкомпании, которые валютную выручку оставляют за границей. Ведь не идут машиностроительные или сельскохозяйственные предприятия, те, которые работают на внутренний рынок – они ведь за границей не занимают».

Профессор Бернштам считает, что именно те компании, которые не возвращают в Россию валютную выручку, сейчас обрушивают рубль, так как «вместо того, чтобы расплачиваться с кредиторами своими собственными деньгами, они расплачиваются по долгам деньгами налогоплательщиков и рушат экономику». Просто раньше «они занимали деньги за границей – и такой проблемы не было, а сейчас они занимают деньги у Центрального банка и у российского правительства».

На что же эти компании пускают свою долларовую выручку? По словам Бернштама, они покупают активы за границей. «Какие? – спрашивает эксперт и отвечает – футбольные команды в Англии или виллы на Лазурном берегу».

ЦБ и правительство против обязательной продажи валютной выручки

В минувшую пятницу депутаты фракции «Справедливая Россия» внесли в Госдуму законопроект об обязательной продаже 50% валютной выручки, согласно которому юрлица и индивидуальные предприниматели будут обязаны продавать 50% своей валютной выручки. «Справедливороссы» считают, что предлагаемые нормы помогут увеличить оборот национальной валюты внутри страны с целью ее поддержки и укрепления.

Однако, как сообщает агентство «Интерфакс», против обязательной продажи валютной выручки выступили как в ЦБ, так и в правительстве России. Агентство, в частности, цитирует замминистра финансов Алексея Моисеева: «Системные вещи, как обязательная продажа валютной выручки, абсолютно неуместны, потому что они, как минимум, бессмысленны... Кто хочет посмотреть, как бывает, когда устанавливается валютный контроль, поезжайте в Киев и попробуйте купить 200 долларов. Выясняется, что надо сначала закрыть это, потом то. Потом нельзя будет для погашения кредитов покупать валюту, потом нельзя будет для того, чтобы поехать за границу, покупать валюту – эти украинские фокусы, которые они вводили, нам совершенно точно не нравятся».

Майкл Бернштам видит три причины отказа от правила обязательной продажи валютной выручки в России. Первую он называет «идеологической»: «У них существуют предрассудки – что либеральная рыночная политика не должна контролировать потоки капитала».

Вторую причину эксперт называет «коррупционно-мафиозной». «Сложился клан олигархии, который правит Россией и который хочет жить прибыльно и богато, покупая виллы за рубежом, – поясняет профессор Бернштам. – Они берут российские природные ресурсы, платят низкую зарплату, продают ресурсы на Западе, получают огромные прибыли и обеспечивают себя и своих детей, внуков и праправнуков. А правительство и высшее руководство страны настолько срослось с этой олигархией, что сложилась как бы такая хунта – если говорить латиноамериканским языком. И эта хунта и олигархия не хотят того, что хорошо для экономики, так как для них это может быть плохо. Вот это может быть вторая причина».

«Ну, а третья причина очень простая – глупость, непонимание ситуации, некомпетентность, неквалифицированное руководство», – добавил экономист.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG